Главная Настройка Mobile Контакты NSFW Каталог Пожертвования Купить пасскод Pics Adult Pics API Архив Реквест доски Каталог стикеров Реклама
Доски


[Ответить в тред] Ответить в тред

Check this out!

<<
[Назад][Обновить тред][Вниз][Каталог] [ Автообновление ] 378 | 98 | 90

Японские сказки 匿名 ID: GhsTqhOs Пнд 09 Апр 2012 16:05:43  834  
(119Кб, 700x523)

Когда-то мне доводилось их читать, и многие очень понравились. Давайте приобщимся, почитаем и обсудим

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 16:07:07  835

Кувшинный человечек (сказка)

В старину, далёкую старину, жил в одной деревне молодой парень по имени Таро. Был он бездельник, каких мало. И к тому же любопытен.
С утра бродит по улицам и глазеет по сторонам. Тут новую крышу настилают, там бочку чинят, а вот собака за кошкой погналась. Кошка сидит на дереве, а Таро стоит под деревом. Ждёт, когда кошка с собакой помирятся.
Мальчишки даже песню сложили:
Кто глаза таращит,
Словно филин в чаще,
Как лягушка на болоте?
Это наш Таро.
Оророн-коророн!
Оророн-коророн!
Настала осенняя страда. Все парни жали и молотили рук не покладая. Один Таро шатался по деревне как ни в чем не бывало. Вдруг приметил он на обочине дороги глиняный кувшинчик.
– О-о, ходишь далеко – найдёшь больше, – обрадовался Таро. – И целёхонький, ни трещины. Но что в нём шуршит? Верно, полевая мышь туда забралась.

Заглянул Таро в кувшин – и что же видит? Не мышь там прячется, не ящерица, не лягушка, а маленький человечек. Головёнка у него не больше каштана, а сам он, если на ноги встанет, будет ростом с гороховый стручок. Вот чудо! Таро так широко рот разинул от удивления, что в него, как в ворота, повозка с конём могла бы въехать.
Человечек заговорил голосом тонким-тонким, как писк цикады:
– Здравствуй, Таро! Вот мы и встретились. Из всей вашей деревни один ты мне полюбился. Ох, как я не люблю других парней! Возьми меня к себе домой жить.
– Что ж,– отвечает Таро,– пожалуй, возьму. Отчего не позабавиться?
Дома вынул он маленького человечка из кувшина и бережно, двумя пальцами, посадил посреди комнаты. А кошку на улицу выгнал за то, что стала облизываться.
– Кувшинный человечек, какой ты забавный! Верно, меньше самого крошечного карлика на свете. Хочешь, поиграем?
Целый день играл Таро с Кувшинным человечком. Посадил его в деревянную чашку и катал в кадке с водой. Подует посильнее – в кадке буря поднимается.
Тележку сделал и мышь в неё запряг. Мышь побегала-побегала и бросилась в норку, тележку опрокинула.
Смеялся-смеялся Таро, но к вечеру надоела ему новая забава. Не привык он долго одним и тем же заниматься.
На другой день опять пошёл Таро шататься по улицам. Солнце уже начало садиться, когда вспомнил он о Кувшинном человечке.
Вернулся Таро домой, смотрит, а там какой-то долговязый верзила на полу развалился, руки-ноги раскинул... Кто бы это мог быть? Стал Таро вглядываться в незваного гостя. Словно он его уже где-то видел. Да ведь это Кувшинный человечек!
– Вот чудо из чудес! Как же ты так сразу, в один день, вырос? – спрашивает Таро. – Ещё вчера был меньше мыши, а теперь меня перерос.
– Все твоими трудами, друг мой, твоими заботами,– отвечает Кувшинный человечек.– Недаром я тебя из тысячи выбрал. Гуляй больше, я ещё и не так вырасту.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 16:07:42  836

В первый раз в жизни призадумался Таро: что бы эти слова значили?
А Кувшинный человечек уже не гостем, а хозяином себя держит. Принеси ему то, подай это, да поживее.
На другой день Таро ушёл из дома раньше обычного. Сказать по правде, сбежал от своего гостя. Весь день бродил он по деревне без дела.
Вечером вернулся; открыл дверь – и замер на пороге. В дом войти нельзя. Гость так вырос, что ему и одному в доме тесно.
– Тоже выстроили домишко, недотёпы деревенские, – ворчит Кувшинный человечек. – Повернуться негде. Очаг посредине сделали, то и дело ногой в него попадаю. А угли-то горячие!
Пришлось Таро спать под открытым небом. Чуть свет ушёл он со двора подальше. А вскоре соседки у колодца поспорили, чей ребенок в драке виноват. Ну как тут не послушать!
Вернулся Таро домой уже в сумерках и понять не может, что за толстые брёвна из окон и дверей торчат? Пригляделся, а это руки и ноги гостя. Стал Кувшинный человечек великаном.
Того и гляди крышу своротит. Всю ночь Таро думал, как от беды избавиться, – ничего придумать не мог.
А наутро вот что случилось. Пришёл к нему сосед и говорит:
– Сын у меня заболел. Одному мне, старику, не управиться. Помоги в поле урожай убрать.
Не хотелось Таро за работу браться, но и отказать совестно. Взял он серп в руки, пошёл помогать старику соседу. Вечером сосед говорит:
– Спасибо тебе, что помог. Вот на, возьми за свой труд.
И дал ему немного денег. Первый раз в жизни заработал Таро деньги. Держит их в руке, и на душе у него легко так стало. Пошёл он домой. Только смотрит, не торчат больше из дверей руки и ноги непрошеного гостя. Ворчит гость в доме, ворочается, как медведь. Припёр Таро дверь покрепче и лёг спать во дворе.
На другое утро опять пошёл Таро помогать соседу. Вернулся он к себе домой поздно вечером, а гость почему-то вдвое меньше стал. Сидит в углу сердитый. В доме так хорошо стало, просторно. Можно после работы чайку попить. А гость жалуется:
– Ошибся я в тебе, Таро! Думал, ты стоящий человек: мухи с головы не сгонишь – так ленив. Ещё бы дня два ты поленился, я бы с гору вырос, до самых облаков. Ну чего ты серпом целый день махал? В гроб, что ли, меня вогнать хочешь?
«Э-э,– смекнул Таро, – вот оно в чём дело! Ну уж, завтра я так работать буду, что никто за мной и не угонится». Назавтра к вечеру Кувшинный человечек стал опять ростом с гороховый стручок. – Прошу тебя, Таро-сан, – запищал он плаксивым голоском. – Посади меня снова в кувшин да и оставь возле дороги. Поищу я себе другого хозяина, поленивее. Таро так и сделал.
Старые люди в деревне сказали: верно, это сама лень была и образе Кувшинного человечка. А кто потом нашёл его, не знаю.
Может, и сейчас Кувшинный человечек лежит возле дороги, ждёт нового хозяина.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 16:19:25  839

Догадливая невеста (сказка)

В одной деревне недалеко от реки жил старый крестьянин. Было у него две дочери. Трудно жилось крестьянину. С утра до вечера ковырял он мотыгой свой клочок земли поблизости от дома. Но земля была так плоха, что урожая не хватало и на полгода.
Однажды, когда крестьянин работал на своём поле, к нему подошёл одетый в нарядное кимоно какой-то человек и сказал:
– Доброе утро, друг! Солнце еще не взошло, а ты уже на поле. Зачем ты утруждаешь себя так?
– Приходится вставать раньше солнца, – ответил крестьянин. – Иначе и я, и мои дочери – все мы умрём с голода.
– Мне жалко тебя, – сказал незнакомец. – Давай я взрыхлю за тебя твоё поле.
Смутился крестьянин.
– Спасибо, добрый человек. Но я очень беден и не смогу заплатить за твой труд.
Незнакомец упёрся руками в колени и поклонился крестьянину в пояс:
– Отдай мне в жёны одну из твоих дочерей, и мы будем в расчёте.
Бедный крестьянин обрадовался, что его дочь выйдет замуж за такого вежливого и трудолюбивого человека, и промолвил:
– Хорошо, я согласен.
Придя домой, крестьянин сказал старшей дочери:
– Счастье не прошло мимо нас. Радуйся: на тебе хочет жениться добрый и трудолюбивый человек. Он работает сейчас на нашем поле.
Дочь подошла к окну, взглянула на поле и вдруг закричала:
– Отец, отец! Смотрите скорее, это людоед-оборотень!
Крестьянин подбежал к окну и увидел на своём поле не человека, а отвратительную волосатую обезьяну.
Заплакала старшая дочь:
– Что вы наделали! Ведь это людоед из ближайшего леса. Он уведёт меня к себе и съест, как съел уже многих других девушек.
От ужаса отец не мог выговорить ни одного слова.
– Не бойся, сестра, – сказала вдруг младшая дочь. – И вы, отец, тоже не отчаивайтесь. Скажите людоеду, что я согласна стать его женой. Только купите мне в приданое красивый веер и большой глиняный котёл.
Перед закатом солнца обезьяна снова приняла вид человека. Людоед вошёл в дом крестьянина, поклонился и сказал:
– Я своё обещание выполнил, поле обработал. Теперь ты должен выполнить своё обещание – отдать мне в жёны одну из твоих дочерей.
Крестьянин указал на младшую дочь и проговорил:
– Вот твоя будущая жена. Но я не хочу отдавать свою дочь без приданого. Приходи завтра в полдень. К этому времени всё будет готово.
– Хорошо! – проговорил оборотень. – Завтра ровно в полдень я приду за своей невестой...
Как только людоед скрылся, крестьянин поспешил в лавку. Здесь он купил на последние деньги черепаховый веер и большой глиняный котёл.
На другой день ровно в полдень людоед явился за своей жертвой. Невеста ждала его в белом свадебном наряде и держала в руках новый красивый веер. Увидев жениха, она сказала:
– Я готова следовать за вами. Только как быть с глиняным котлом? Это моё приданое, и я ни за что не расстанусь с ним.
Людоед покосился на котёл и пробурчал:
– Тебя никто не заставляет расставаться с ним. Бери его с собой, если тебе так нужен этот котёл...
– Что вы, что вы! – воскликнула невеста. – Разве вы не видите, какой он большой? Да мне его даже не поднять!
– Хорошо, я сам понесу его, только пойдём скорее, – сказал оборотень.
– Но если вы понесёте котёл, то обе ваши руки будут заняты, – сказала невеста.
– Ну и что из того? Пусть будут заняты! – закричал сердито оборотень.
– А как же я перейду через речку? – спросила девушка. – Там такие шаткие и узкие мостки. Я умру от страха, если не смогу опереться на вашу руку...
– Тогда оставь этот неуклюжий котёл здесь. Завтра я приду за ним.
– Нет, нет, я обязательно должна взять его с собой. Знаете, что я придумала? Разрешите, я привяжу котёл вам на спину. Тогда всё будет хорошо: вы сможете помочь мне перейти через реку.
– Хорошо, – согласился людоед. – Скорее привязывай котёл, и мы отправимся в путь!
Про себя же оборотень подумал: «Дай только завести тебя в лес, а там я быстро с тобой расправлюсь!»
Девушка привязала крепко-накрепко к спине людоеда огромный глиняный котёл, попрощалась с отцом, с сестрой и отправилась за женихом. Она шла за людоедом и непрерывно восхищалась своим новым веером:
– Ах, какой прекрасный веер! Я уверена, что такого веера нет даже у дочери знатного самурая! Я умерла бы от горя, если бы потеряла такой веер!
Людоед слушал эти слова и злобно думал:
«Ты умрёшь раньше, чем думаешь! Я уже вижу за рекой вершины деревьев. Там в лесу я тебя и съем!..»
Вскоре они подошли к реке. С одного берега на другой были перекинуты деревянные мостки. Людоед взял девушку за руку, и они направились на другой берег. Но едва они достигли середины реки, как девушка испуганно вскрикнула:
– Погодите, погодите! Я уронила веер, мой прекрасный веер! Какое страшное несчастье!!!
– Никакого несчастья нет! – сердито сказал людоед. – В моём доме множество драгоценных вееров... Поспешим, и ты сама скоро в этом убедишься. Уверяю тебя, что через час ты уже не будешь огорчаться.
Дочь крестьянина, конечно, отлично поняла, почему людоед говорит, что через час она уже не будет огорчаться. Закрыв лицо руками, девушка сделала вид, что плачет, и горестно воскликнула:
– Этот веер подарил мне мой дорогой отец! Разве вы не знаете, как надо беречь родительские подарки! Нет, нет! Боги накажут меня, если я забуду о родительском подарке. Умоляю вас, достаньте со дна реки мой драгоценный веер!
– Хорошо! – закричал людоед. – Я достану тебе веер! Стой на мостках и не шевелись, а то упадёшь.
С этими словами людоед сбежал с мостков на берег и вошёл в воду.
– Пройдите, пожалуйста, ещё немного, веер упал дальше, – сказала девушка, увидев, что оборотень остановился недалеко от берега.
Людоед продвинулся и начал шарить руками по дну.
– Не там, не там! – закричала ему с мостков девушка. – Ближе к середине!
Людоед снова сделал несколько шагов вперёд.
– Дальше, ещё дальше! – закричала опять дочь крестьянина.
Теперь вода доходила людоеду уже до груди.
– Вам осталось совсем немного, совсем немного! – воскликнула девушка – Веер находится у ваших ног, я отлично вижу его сверху. Скорее ныряйте, пока веер не унесло течением.
Забыв о том, что на спине его огромный глиняный котёл, людоед изо всех сил нырнул. Котёл мгновенно наполнился водой и сразу же утянул людоеда на дно. Сколько оборотень ни бился, – все оказалось напрасным: уж очень крепко был привязан на его спине котёл.
Так крестьянская дочь спасла жизнь себе и своей сестре.
С тех пор и говорят люди: борись с несчастьем умом, а не слезами!

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 16:32:31  843

Веер молодости

Давным-давно один молодой крестьянин полюбил дочь рыбака. Красавица тоже полюбила юношу. День и ночь думали они друг о друге. Однажды, встретив девушку, юноша сказал ей:
- Завтра я пошлю к твоему отцу сватов с подарками.
Счастливая девушка побежала домой. Но дома её ожидало разочарование. В гостях у отца сидел старый богатый лавочник и требовал уплаты долга:
- Возврати мне весь долг через день, а не то тебя в тюрьму посадят.
- Не губи меня, пожалей хоть дочь мою! - взмолился бедный рыбак.
- Хорошо. Я пощажу тебя, но только при одном условии, - сказал лавочник, - через день твоя дочь должна стать моей женой. - С этими словами старик поднялся и ушёл.
Утром, когда сваты молодого крестьянина пришли с подарками к рыбаку, им сказали, что завтра девушка станет женою старика лавочника.
Узнал об этом юноша и побежал к рыбаку. Упал он перед ним на колени и стал умолять:
- Я люблю твою дочь больше всего на свете. Отдай мне её в жены, и она будет самой счастливой.
Вздохнул рыбак и сказал:
- Разве ты можешь отдать мой долг лавочнику? Ничего тут не поделаешь.
Загоревал юноша и в тот же день покинул родную деревню.
Целый день шёл юноша. Ночь застала его в лесу. Выбрал он большое дупло, залез в него и задремал, но вскоре проснулся от сильного шума. Юноша выглянул из дупла и увидел летящего демона, который нёс в когтях старца. Вскоре демон опустился у соседнего дуба, привязал старца к дереву и сказал:
- Сейчас я хочу спать, а на заре проснусь и съем тебя!
Затем демон положил рядом с собой свой меч и сразу же захрапел. Юноша, видя, как старец пытается разорвать верёвки, но не может, вылез из дупла, подкрался к старцу и перерезал верёвки. Освобождённый старец поклонился юноше и промолвил:
- Ты спас мне жизнь, и я хочу наградить тебя.
Вытащив из-за пояса веер, старец начал им обмахиваться. Не прошло и минуты, как перед юношей стоял сильный мужчина.
- Я дарю тебе веер молодости. Стоит старику обмахнуться этим веером пять раз, и он станет вдвое моложе. - С этими словами старец исчез на глазах изумлённого юноши. Молодой крестьянин посмотрел на волшебный веер и подумал: «В нашей деревне почти в каждом доме живут немощные старики, пусть же этот веер принесёт им счастье». В полдень вернулся юноша в свою деревню и увидел, что у дома лавочника собрался народ.
- Сегодня старый лавочник женится на дочери рыбака, - сказал кто-то. - Он простил её отцу долг. Пойдём, юноша, с нами на свадьбу.
Когда молодой крестьянин переступил порог дома лавочника, все гости были уже в сборе и ждали невесту. Юноша сел неподалеку от лавочника и тоже стал ждать.
Вскоре раздались радостные возгласы: это пришла невеста.
Печальная девушка села напротив жениха и увидела своего возлюбленного. Лавочник заметил, что невеста смотрит не на него, рассердился и сказал молодому крестьянину:
- Уходи отсюда! Я тебя не звал на свою свадьбу! Юноша поднялся и сказал:
- Для счастья любимой мне ничего не жаль. Вот тебе веер молодости; обмахнись им пять раз - и станешь вдвое моложе.
Лавочник вырвал из рук крестьянина веер и начал им обмахиваться. Взмахнув веером в пятый раз, он из дряхлого старика превратился в крепкого мужчину.

Как только жених стал вдвое моложе, юноша попросил вернуть веер:
- В нашей деревне так много старцев. Сегодня же все они будут снова молодыми, - сказал крестьянин.
Но лавочник оттолкнул юношу и закричал:
- Я не хочу оставаться сорокалетним! Я хочу быть таким же молодым, как и ты!
Он взмахнул веером в шестой раз, и тут все увидели, как жених мгновенно превратился в младенца.
- Ну и жених! - засмеялись гости. - Всё хорошо, только ему нужна не жена, а нянька!
Юноша подошёл к отцу девушки, протянул ему веер и сказал:
- Вот мой свадебный подарок.
- На свете нет ничего дороже молодости! - ответил отец девушки и принял дар.
На другой же день вся деревня гуляла на свадьбе молодого крестьянина и дочери рыбака. Не пришёл только лавочник. Да и не мог он явиться на праздник, потому что ещё не умел ходить и лежал у себя дома в пелёнках!
Юноша и дочь рыбака по сей день живут в любви и согласии. В их деревне никто не старится, все люди молоды и здоровы.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 16:37:30  844

Десять чайников вина (сказка)

Эта история старая-престарая. Да и рассказывается в ней о глубоких старцах. Однако и молодым послушать не мешает.
Сошлись как-то на рыночной площади десять старцев. У одного борода белая, у другого черная, у третьего полубелая, у четвертого получерная, у пятого ни белая ни черная, у шестого старца борода как борода, у седьмого борода, как пакля, у восьмого – как сена клочок, у девятого – соломы пучок, а десятый совсем без бороды.
Сошлись они и завели беседу. А дело было незадолго до Нового года. Вот старец с белой бородой и говорит:
– Давайте, почтенные друзья мои, встретим Новый год вместе. Остальные девять в знак согласия кивнули головами.
Новый год – большой праздник. Без вина его встречать не годится. И они решили так: в канун Нового года все придут к старцу с белой бородой и каждый принесет с собой чайник вина.
– Это мы хорошо придумали. У нас будет настоящий праздник! – сказали друзья и, очень довольные, разошлись по хижинам-фанзам.
Миновал день, другой. Вот и канун Нового года.
С утра пораньше старец с белой бородой принялся готовиться к встрече гостей. Чисто прибрал фанзу, постелил новые циновки, потом достал с полки большой фарфоровый чайник, чтобы наполнить его вином. Чайник был красивый, весь разрисованный пестрыми цветами. Старец с белой бородой вымыл его, вытер и задумался: "Десять чайников вина – это много вина. Но и в девяти чайниках тоже много вина. Если слить все вино в котел, кто догадается, что в десятом чайнике вина не было?"
Подумал так и наполнил свой чайник водой.
Пока старец с белой бородой прибирал фанзу, старец с черной бородой примерял новый праздничный халат и раздумывал: "Если к девяти чайникам крепкого вина прибавить чайник воды, вино станет ненамного слабее. Зачем же мне тратить лишние деньги?"
И, сняв праздничный халат, он налил в свой чайник воды.
В тот же час и в ту же минуту старец с полубелой бородой сказал сам себе: "Вино приятнее пить, когда тебя угощают. Неужели девять друзей не могут угостить десятого! Если я налью в свой чайник воды – этим десятым буду я".
Так он и сделал.
Готовились к празднику и старец с получерной бородой, и тот, у кого борода была ни белая ни черная.
Один перебрал все чайники в доме, но все они показались ему слишком большими.
"Не налить ли мне вина только наполовину? Нет, нельзя, могут заметить. Но кто догадается, если я наполню чайник до краев не вином, а водой? Никто".
И он налил в чайник воды по самую крышку.
Другой рассудил так: "Каждый из нас прожил на свете немало лет. О многом мы можем сегодня вспомнить, о многом поговорить. Но если вино будет слишком крепким, наши языки скоро начнут заплетаться. Придется мне позаботиться обо всех и налить в свой чайник воды, чтобы разбавить девять чайников вина".
То, что пришло в голову старцу с бородой ни белой ни черной, пришло в голову и старцу, у которого борода как борода, и тому, у кого борода, как пакля, и тому, у кого, как сена клочок, и тому, у кого, как соломы пучок. Да и тот, у которого совсем не было бороды, оказался таким же догадливым.
Как только первая звезда засияла на небе, друзья собрались в фанзе старца с белой бородой.
"Гу-уу-гу-ду", – слышалось бульканье, когда содержимое всех чайников выливали в большой глиняный котел. Потом котел поставили на огонь, и все с нетерпением стали ждать, пока вино подогреется.
Но вот старец с белой бородой снял с котла крышку и наполнил чашки друзей. Друзья весело подняли чашки и поднесли их к губам.
С первым же глотком лица их вытянулись. Еще бы! Ведь в чашках был чистый кипяток и ни капли вина.
Старцы поглядели друг на друга, и каждый подумал: "Оказывается, не я перехитрил всех, а все перехитрили меня!"
Не проронив ни слова, все десять снова подняли чашки. Так пили они всю ночь, пока котел не опустел.
Старая это история, да и старцев тех давно уже нет на свете. Зачем же вспоминать о ней? А затем, чтобы все знали: не хочешь быть обманутым – не обманывай сам!

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 16:42:40  846

Лягушка из Киото и лягушка из Осака (сказка)

Как-то выдалось лето особенно жаркое. Солнце пекло день за днем, а дождя не было. Наступила жестокая засуха. Высох даже старый колодец в Киото, где жила одна лягушка. Думала она, думала, как ей быть, и решила переселиться в другое место.
- Осака, говорят, оживленный город, и море там близко! Хочется мне посмотреть на море. - И отправилась лягушка из Киото в Осака.
Но в Осака тоже стояла засуха. Вода даже в лотосовом пруду пересохла. Лягушка, что там жила, целыми днями смотрела на безоблачное небо и, наконец, сказала с досадой:
- Нельзя больше оставаться в Осака! Киото - столица Японии, наверное, там много интересного. - И лягушка из Осака отправилась в Киото.
Обе лягушки двинулись в путь в одно и то же время, словно сговорились: одна из Киото в Осака, другая из Осака в Киото.
Добрались лягушки до горы Тэндодзан, что стоит на полпути между Осака и Киото. И здесь-то, на горном перевале, они и встретились. Окликнули лягушки друг друга, приветливо поздоровались и познакомились.
Лягушка из Киото стала рассказывать лягушке из Осака о столице. Лягушка из Осака стала рассказывать столичной лягушке о своем городе. Лягушка из Киото была очень разочарована, узнав, что в Осака тоже нет дождя. Лягушка из Осака страшно огорчилась, узнав, что и в столице засуха. Но обе не решались верить друг другу, пока не посмотрят собственными глазами.
- Ну-ка, я посмотрю с вершины горы на Киото, - сказала лягушка из Осака.
- И я тоже посмотрю на Осака, - отозвалась лягушка из Киото.
Тут обе лягушки поднялись на задние лапки, и давай таращить свои большие глаза.
Лягушка из Киото старалась получше рассмотреть Осака, а лягушка из Осака, конечно же, хотела увидеть столицу.
Вдруг лягушка из Киото крикнула:
- Что такое! Этот хваленый город Осака похож на Киото как две капли воды! Болтали: "Там море, там море!" А его и не видать!
Лягушка из Осака тоже завопила:
- Какое безобразие! Болтали: "Ах, Киото, ах, столица!" Я и думала, что там красивые сады, чудесные здания, и что же! Киото просто второй Осака.
- Ну, если Киото так похож на Осака, что же в нем интересного?
- Ну, если Осака так похож на Киото, что же в нем хорошего?
Обе лягушки решили, что дальше идти не стоит. Лягушке из Киото надо идти в Киото, а лягушке из Осака надо вернуться в Осака.
Но на самом-то деле случилось вот что: лягушка из Киото увидела не Осака, а свой родной город, и лягушка из Осака тоже увидела не столицу, а старые места, Потому что глаза у лягушек на спине, и когда они поднялись на задние лапки, то стали смотреть не вперед, а назад.
Вернулась лягушка из Киото домой в свой колодец и принялась рассказывать:
- Никакого моря на свете нет! А лягушка из Осака снова поселилась в пруду и с тех пор учила своих деток:
- Киото, что наш Осака! Одна слава, что столица, а на деле такой же маленький городишко!

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 17:28:12  850

Рассеянный (сказка)

Жил в одной деревне очень рассеянный человек. Все соседи давно уже забыли, какое имя было дано ему при рождении, и называли его в глаза и за глаза: Рассеянный.
Сказал раз Рассеянный своей жене:
– Завтра в городе большой праздник. Приготовь мне праздничную одежду: на заре я отправлюсь в город.
– Приготовлю, – пообещала жена. – Только не забудь мне подарок принести.
Утром, чуть свет, Рассеянный разбудил жену и спросил:
– Где моя соломенная шляпа?
– На вешалке, – отвечает жена спросонок.
Подошёл Рассеянный к вешалке, а там на одном крюке соломенная шляпа висит, на другом – соломенная корзина. Нахлобучил Рассеянный на голову корзину и стал обуваться. Один чулок натянул на ногу, другой – на половую щётку. На правую ногу надел соломенную сандалию, на левую – деревянный башмак.
– Ну, теперь скоро и в путь, – сказал себе Рассеянный. – Осталось только подпоясаться.
– Эй, жена, проснись! – закричал он. – Где мой шёлковый пояс?
– Да всё там же, в соседней комнате, – отвечает опять спросонок жена.
А в соседней комнате на одном гвозде висел пояс Рассеянного, а на другом – пояс жены. Обвязался Рассеянный, стал вспоминать, не забыл ли чего.
«Надо взять с собой кинжал на всякий случай, мало ли какие люди по дороге встретятся».
– Эй, жена! – кричит Рассеянный. – Кинжал мне в дорогу приготовила?
– Приготовила, – отвечает жена. – В кухне висит.
Отправился Рассеянный в кухню. А там на одной стене кинжал висит, а на другой – зонтик от солнца. Заткнул Рассеянный за пояс зонтик и отправился в город на праздник.
Дошёл он так до соседней деревни; увидел его народ, стал смеяться:
– Смотрите, смотрите! Ну и чудак: корзину напялил на голову вместо шляпы!
«Интересно, какой это чудак носит на голове корзину вместо шляпы?» – подумал Рассеянный. Посмотрел он направо – никого нет. Посмотрел налево – тоже никого. Посмотрел назад, а там целая толпа. Все смеются и на него пальцами показывают:
– Вот так шляпа! Вот так шляпа!
Схватился Рассеянный за голову, а на голове вместо шляпы – соломенная корзина. Швырнул он со злости корзину на землю и отправился дальше с непокрытой головой.
Добрался Рассеянный до следующей деревни, снова слышит за спиной смех:
– Смотрите, смотрите! Ну и чудак! На одной ноге соломенная сандалия, на другой – деревянный башмак!
Сбросил Рассеянный башмак и сандалию и пошёл дальше без шляпы, без обуви. Прошёл он так не больше ри – встретил какого-то прохожего.
– Почему, уважаемый, у вас только один чулок на ноге? – спрашивает прохожий.
Взглянул Рассеянный, – верно: чулок только на одной ноге. Сорвал он с ноги чулок и отправился дальше.
Пришлось идти ему мимо рисового поля, а там как раз крестьяне убирали урожай. Увидели его крестьяне, – спрашивают:
– Почему ты на таком солнцепёке без шляпы гуляешь? Прикрылся бы зонтиком!
Обиделся Рассеянный:
– Будь у меня зонтик, без вас догадался бы прикрыться!
– А что же, в таком случае, заткнуто у тебя за женским поясом?
– Где вы видите женский пояс? – разозлился Рассеянный.
– Да на тебе же надет пояс, а за пояс зонтик торчит.
Сорвал Рассеянный пояс, сломал о колено зонтик и повернул назад, к дому. Нельзя же явиться в город на праздник без шляпы, без пояса и босиком.
Спешит Рассеянный домой злой-презлой...
– Это жена во всём виновата! Не те вещи приготовила! Задам же я ей!
Добрался Рассеянный до своей деревни, ворвался в дом, кричит:
– Ленивая негодница! Из-за тебя на праздник не попал! Ты из меня посмешище сделала!
– Опомнись, сосед, чем я перед тобой провинилась?
Только тут Рассеянный увидел, что перед ним не жена, а соседка. Оказывается, он ворвался в чужой дом.
Выбежал Рассеянный на улицу, а навстречу – продавец чая идёт. Купил у него Рассеянный одну коробочку. «Надо, – думает, – соседке подарить, а то я её зря обидел».
Расплатился он с продавцом, вошёл в дом и говорит:
– Ты уж прости, что я накричал на тебя... Вот тебе подарок. – И он протянул женщине коробочку чая.
– Когда это ты на меня кричал? – спрашивает женщина. – И почему ты так быстро вернулся из города?
Посмотрел Рассеянный, а перед ним его жена. На этот раз он, вместо соседнего, в свой дом попал.
Сначала Рассеянный растерялся, а потом сказал:
– Ничего нет интересного в этом городе. Купил тебе в подарок коробочку чая, да и вернулся. Завари-ка свежего чая!

匿名 ID: AATtVAGX Пнд 09 Апр 2012 17:41:52  857
(24Кб, 224x479)

У меня есть советская пластинка с японскими сказками. Могу снять рип ^^

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 17:42:36  858

>>857
Было бы прекрасно!

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 18:03:35  868

Мальчик с пальчик (сказка)



Давным давно на одном из японских островов жили муж и жена. Жили они в любви и достатке, но не было у них наследника. Каждый год ходили они в храм молить бога, чтоб послал он им сына. "Пошли нам, господи, сына! Не важно, какого он будет роста!" И наконец, бог сжалился над бездетной парой и у них появился ребенок, и был он ростом всего лишь с палец взрослого человека. Супруги заботливо растили сына, и он стал уже симпатичным молодым человеком, но совсем совсем не вырос и все звали его Иссун-боши (иссун - это мера длины, около 3 сантиметров). И вот в один прекрасный день Иссун-боши сказал родителям, что хотел бы поискать счастья в городе. Родители не хотели отпускать сына в опасное путешествие, но он стоял на своем. Тогда отец сделал ему меч из иголки для шитья и вложил его в ножны из соломинки. Иссун-боши сел в лодку, сделанную из миски, и оттолкнулся от берега веслами, которые мать сделала ему из палочек для еды. День и ночь плыл отважный Иссун-боши, пока наконец не достиг города.



Долго Иссун-боши шел по городу, пока наконц не оказался он перед величественным княжеским дворцом. Он встал у ворот и громко сказал стражникам: "Я прибыл в ваш город, чтобы служить и учится. Прошу вас принять меня на службу." Но он был настолько крошечным, что охрана не обращала на него внимания. "Я - здесь! Я - здесь!" - кричал Иссун-боши. Наконец стражники увидели его и сняли с гэта (японские сандалии). Иссун-боши был предоставлен князю. Он взошел на ладонь правителю, преклонил колени и поклялся служить князю до самой смертии. Князю очень понравился симпатичный и скромный молодой человек и он сделал его своим слугой. Умный и смелый юноша полюбился всем в княжескоим замке, но больше всего - дочери князя.



Вскоре, он стал ее личным секретарем.Однажды принцесса в сопровождении Иссун-боши пошла на молитву в храм Киомицу. Внезапно, как из-под земли, перед ними оказались два страшных людоеда. Они загородили дорогу и уже хотели съесть принцессу. Иссун-боши выхватил меч из соломенных ножен и смело бросился на людоедов. В пылу сражения один из людоедов проглотил юношу, но тот не растерялся и без устали колол людоеда изнутри.

Это было так больно, что людоед поспешил выплюнуть Иссун-боши, а тот запрыгнул другому разбойнику на бровь и вонзил свой меч ему прямо в глаз. От крика побежденных людоедов задрожали горы. Они бросились наутек, а один из них, убегая, потерял волшебный молоток.



Принцесса подняла молоток и сказала: "Если постучать этим молотком, он исполнит любое желание. Подумай, чего ты хочешь: дворец, золото, гору риса?" Иссун-боши ответил: "Не нужны мне дворцы, не нужны горы риса, не нужно все золото мира. Все, что я хочу - это стать такого же роста, как все!" Тогда принцесса кивнула и начала ударять волшебным молотком и припевать: "Вырастай-ай-ай! Вырастай-ай-ай!" Во мгновенье ока Иссун-боши превратился в рослого, красивого воина. Они с принцессой вернулись во дворец и та рассказала князю о своем чудесном спасении.
Иссун-боши вскоре женился на принцессе. Они жили долго и счастливо вместе с родителями в доме Иссун-боши.
Кто не верит - поезжайте в Японию. Эту историю подтвердит вам любой японец, даже самый маленький.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 18:54:32  872

Журавлиные перья (сказка)

Давно-давно жили в одной горной деревушке бедняки - старик со старухой. Очень они печалились, что детей у них не было.
Однажды в снежный зимний день пошел старик в лес. Собрал он большую охапку хвороста, взвалил на спину и начал спускаться с горы. Вдруг слышит он поблизости жалобный крик. Глядь, а это журавль попался в силок, бьется и стонет, видно, на помощь зовет.
- Ах ты, бедняга! Потерпи немного... Сейчас я тебе помогу.
Освободил старик птицу. Взмахнула она крыльями и полетела прочь. Летит и радостно курлычет.
Настал вечер. Собрались старики сесть за ужин. Вдруг кто-то тихонько к ним постучался.
- Кто бы это мог быть в такой поздний час?
Открыл старик дверь. Видит: стоит в дверях девушка, вся запорошенная снегом.
- Заблудилась я в горах, - говорит. - А на беду, сильно метет, дороги не видно.
- Заходи к нам, - приглашает старуха. - Мы гостье рады.
Взял старик девушку за руку и повел к очагу:
- Садись, обогрейся да поужинай с нами.
Поужинали они втроем. Видят старики, девушка красивая да такая ласковая. Стала она старухе по хозяйству помогать, а потом и говорит:
- Хочешь, бабушка, разомну тебе плечи, спину потру?
- Вот спасибо, доченька. Спина-то у меня и вправду болит. А как тебя по имени зовут?
- О-Цуру.
- О-Цуру, Журушка, хорошее имя, - похвалила старушка.
Пришлась старикам по сердцу приветливая девушка. Жалко им с ней расставаться.
На другое утро собирается о-Цу-ру в дорогу, а старики ей говорят:
- Нет у нас детей, Журушка. Останься с нами жить.
- С радостью останусь, у меня ведь на свете никого нет... А в благодарность за доброту вашу натку я для вас хорошего полотна. Об одном только прошу: не заглядывайте в комнату, где я ткать буду. Не люблю, когда смотрят, как я работаю.
Взялась девушка за работу. Только и слышно в соседней комнате:
кирикара тон-тон-тон.
На третий день вынесла о-Цуру к старикам сверток узорчатой ткани. По красному полю золотые журавли летят.
- Красота-то какая! - дивится старуха. - Глаз не отвести!
Пощупала ткань: мягче пуха, легче пера.
А старик взглянул на девушку и встревожился:
- Сдается мне, Журушка, что ты похудела. Щеки у тебя вон как впали. В другой раз не позволю тебе так много работать.
Вдруг послышался хриплый голос:
- Эй, хозяева дома?
Это пришел торговец Гонта. Ходил он по деревням, скупал полотно у крестьян. Спрашивает Гонта:
- Ну что, бабушка, есть у тебя полотно на продажу? Наткала, верно, за зиму-то?
- Есть на этот раз у нас кое-что получше, господин Гонта, - отвечает старуха. - Вот, взгляни-ка. Это наткала дочка наша Журушка, - и развернула алую ткань перед Гон-той. Золотые журавли словно живые летят.
- О, такого прекрасного узора и в столице никто не видал. Ваша дочь, я смотрю, мастерица! - Гонта полез в кошелек, достал пригоршню золотых монет. Понял он, что в княжеском дворце продаст такую замечательную ткань во сто раз дороже.
- Золотые монеты! Смотрите, настоящее золото! - Старики глазам своим не поверили. Впервые на своем веку видели они золото.
- Спасибо тебе, Журушка, спасибо! - от всего сердца поблагодарили девушку старик со старухой. - Заживем мы теперь по-другому. Сошьем тебе новое платье к празднику. Пусть все любуются, какая ты у нас красавица.
Наступила весна. Пригрело солнце. Что ни день, прибегают к дому стариков деревенские дети:
- Сестрица Журушка, поиграй с нами.
Или соберутся дети вокруг Журушки, а она им сказки рассказывает о разных диковинных птицах.
Хорошо было детям играть с Журушкой. Но вот как-то раз снова пожаловал Гонта.
- Здравствуй, дедушка! Не найдется ли у тебя опять такой же ткани, как в прошлый раз? Продай мне, я охотно куплю.
- Нет, не проси. Дочке моей нельзя больше ткать: очень она от этой работы устает. Боюсь, заболеет.
Но Гонта чуть не насильно сунул старику в руки кошелек, набитый золотыми монетами.
- Я заплачу еще дороже, чем в прошлый раз. А если ты не согласишься, пеняй на себя. Худо тебе будет. Меня ведь сам князь прислал, - пригрозил Гонта. - Чтоб через три дня ткань была готова, не то головой поплатишься.
Ушел Гонта, а старик и старуха стали горевать:
- Беда, беда! Что же с нами теперь будет! Пропали наши головы.
Все услышала о-Цуру. Стала она утешать стариков:
- Не бойтесь, не плачьте. Через три дня будет готова ткань, красивее прежней.
Пошла девушка в ткацкую комнату и затворила за собой дверь наглухо.
Вскоре послышался за стеной быстрый-быстрый стук: кирикара тон-тон-тон, кирикара тон-тон-тон.
День, и другой, и третий стучит ткацкий станок.
- Журушка, заканчивай скорее, будет тебе! - тревожатся старик со старухой. - Ты, верно устала, доченька?
Вдруг послышался грубый голос:
- Ну как, готово? Покажите мне. Это был Гонта.
- Нет, показать нельзя. Журушка крепко-накрепко запретила к ней входить, пока она ткет.
- Ого! Вот еще выдумки! Я вижу, ваша дочь привередница. Ну, я и спрашивать у нее не стану!
Оттолкнул Гонта стариков и настежь распахнул дверь.
- Ой, там жу-жу-равль! - испуганно забормотал он.
Входят старики - и правда, стоит за ткацким станком большая птица. Широко раскрыла она свои крылья, выщипывает у себя клювом самый нежный мягкий пух и ткет из него красивую ткань: кири-кара тон-тон-тон, кирикара тон-тон-тон.
Захлопнули старики дверь поскорее, а Гонта со всех ног убежал -так он испугался.
На другое утро прибежали дети звать Журушку.
- Журушка, выйди к нам, поиграй с нами или сказку расскажи.
Но в ткацкой комнате все было тихо.
Испугались старик со старухой, открыли дверь и видят: никого нет. Лежат на полу прекрасная узорчатая ткань, а кругом журавлиные перья рассыпаны... Начали старики звать дочку, искали-искали, да так и не нашли...
Под вечер закричали дети во дворе:
- Дедушка, бабушка, идите сюда поскорее!
Выбежали старики, глядят... Ах, да ведь это журавль. Тот самый журавль! Курлычет, кружится над домами. Тяжело так летит...
- Журушка наша, Журушка! - заплакали старики.
Поняли они, что это птица, спасенная стариком, оборотилась девушкой... Да не сумели они ее удержать.
- Журушка, вернись к нам, вернись!
Но все было напрасно. Грустно, грустно, точно прощаясь, крикнул журавль в последний раз и скрылся в закатном небе.
Долго ждали старик со старухой, но Журушка так и не вернулась.
Есть, говорят, на одном из дальних островов большое озеро. Видели там рыбаки журавля с выщипанными перьями. Ходит журавль по берегу и все поглядывает в ту сторону, где старик со старухой остались

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 19:41:34  880

Добрый и жадный (сказка)

В давние времена жил в одном селении бедный старый человек, по имени Ханасака. Около хижины старого Ханасака росло красивое вишнёвое дерево.
Как-то утром, когда и солнце еще не взошло, увидел Ханасака у своего дерева тощую бездомную собаку. Добрый Ханасака пожалел голодную собаку, накормил её и оставил жить в своей хижине.
Когда наступил месяц цветения вишен, Ханасака вышел из дома полюбоваться своим цветущим деревом. Позади Ханасака шла собака. Когда собака поравнялась с цветущей вишней, она вдруг бросилась под дерево и начала рыть лапами землю.
– Не смей подрывать корни у дерева! – закричал Ханасака. – Ты погубишь мою любимую вишню.
Но собака, не слушая хозяина, продолжала рыть землю.
Рассерженный Ханасака подбежал к дереву и хотел ударить собаку, но в этот момент он увидел, что собака отрыла большой ларец. Удивился Ханасака и открыл осторожно на ларце крышку. Открыл – и глазам не поверил: ларец был наполнен серебряными монетами.
В тот же день довольный Ханасака рассказал о своей находке соседям. А рядом с Ханасака жил богатый и жадный старик. Когда сосед узнал, что собака Ханасака нашла клад, он пришёл к нему и сказал:
– Какая у тебя хорошая собачка, Ханасака-сан.[4]Очень хорошая! Позволь мне немного погулять с ней у себя в саду.
Не захотел Ханасака огорчать соседа, разрешил погулять ему со своей собакой до заката солнца.
Как только богач привёл собаку в свой сад, он сразу же приказал:
– Ищи клад!
Но собака не стала искать клада. Она легла на дорожке, зевнула и закрыла глаза.
– Ах ты, ленивая падаль! – закричал злобно богач и стал бить собаку палкой. – Ищи сейчас же клад! Вот тебе! Вот тебе!
Избитая собака вскочила с дорожки, подбежала к хиноки[5] и принялась скрести под ним землю.
– Быстрее, быстрее рой! – торопил жадный богач, не отходя от собаки ни на шаг.
И вдруг он увидел, что собака отрыла большой, покрытый ржавчиной ящик.
– Клад! Я нашёл клад! – закричал радостно богач и сорвал с ящика крышку.
И тогда из ящика с шипом, визгом, писком выползли отвратительные змеи, ящерицы, пауки, жабы, летучие мыши.
– Ах ты, подлая тварь! – завопил в ярости богач и так ударил собаку по голове, что та свалилась замертво.
Жестокий старик вытащил мёртвую собаку на дорогу, закопал под сосной и пришёл к Ханасака.
– Твоя собака сдохла, – сказал он сердито. – Я закопал её под придорожной сосной...
Долго стоял у могилы своей собаки печальный Ханасака. Потом он спилил сосну и сделал из неё ступку для зерна.
– Каждый раз, когда я стану толочь зерно в этой ступке, – сказал Ханасака, – я буду вспоминать мою собаку.
В тот же вечер Ханасака бросил в ступку горсточку риса. И как только он это сделал, – свершилось чудо. Ступка сразу же наполнилась доверху рисом. Но самое удивительное началось потом: сколько бы Ханасака ни брал из ступки риса, она по-прежнему оставалась наполненной рисом.
Вскоре все мешки в хижине Ханасака были наполнены отборным, очищенным рисом.
Удивился богатый сосед: откуда у Ханасаки столько зерна? Пришёл он к Ханасаке, поклонился, спросил ласково:
– Откуда у тебя, почтенный Ханасака-сан, столько прекрасного риса?
Простодушный Ханасака и на этот раз ничего не утаил от соседа, всё рассказал ему.
Тогда жадный сосед скорчил печальное лицо и стал просить:
– Дорогой Ханасака-сан, одолжи мне на один вечер твою ступку. Только на один вечер. Весь мой рис съели мыши, и теперь дети мои умирают с голода.
Поверил добрый Ханасака лжецу, дал ему волшебную ступку.
Прибежал богач домой, насыпал в ступку зерно, начал толочь. И только он прикоснулся к ступке – свершилось чудо: из ступки поднялась туча ядовитых мух, комаров, шмелей, пчёл, ос, москитов. И все они, непрерывно жужжа, кусали, царапали и жалили жестокого человека.
Тогда богач схватил ступку и бросил её в горящий очаг. Сгорела волшебная ступка, только кучка золы осталась от нее.
На другой день Ханасака пришёл к соседу, стал просить обратно свою ступку. Богач говорит:
– Ступка твоя сошла с ума. Прыгнула в огонь и сгорела.
Огорчился Ханасака:
– Эта ступка была мне памятью о моей славной собаке. Дай мне хоть щепотку золы от сгоревшей ступки.
– Бери, – сказал богач, – мне для тебя золы не жалко.
Положил Ханасака щепотку золы на ладонь и пошёл грустный домой. Была зима, и все деревья стояли покрытые снегом. И вот, когда Ханасака подошёл к своей хижине, налетел ветер, сдунул с его ладони золу и осыпал ею вишню. И снова случилось невозможное. На глазах у всех вишнёвое дерево Ханасака покрылось нежными цветами.
Когда об этом чуде узнал жадный сосед, он обрадовался:
– Ну, теперь я разбогатею! – воскликнул он и, собрав всю золу от сгоревшей ступки, побежал во дворец правителя провинции.
У дворца его остановила стража.
– Доложите благородному правителю, – сказал богач, – что я могу заставить цвести среди зимы любое дерево в его саду.
Доложила стража правителю о словах старика. Удивился правитель, вышел посмотреть на человека, который может зимой оживить его сад. Остановился правитель под яблоней, сказал:
– Заставь цвести сейчас эту яблоню, и я щедро награжу тебя.
Жадный богач проворно залез на яблоню и, недолго думая, высыпал на её ветви полную шапку золы. Золы было столько, что она залепила правителю глаза, забилась в нос, в уши, в рот. А дерево, каким было, таким и осталось.
– Это обманщик! – воскликнул сердито правитель. – Эй, стража! Схватить его!
Стража стащила богача с яблони и так избила его палками, что он еле живой добрался до своего дома.
С тех пор этот человек даже близко не подходил к хижине Ханасака.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 19:55:49  884

Два соседа (сказка)

Много лет назад в городе Киото жили два человека, – два соседа. Один из них был бедный сапожник, другой – богатый хозяин рыбной лавки. С утра до позднего вечера хозяин лавки кромсал и жарил рыбу. Он растягивал её на бамбуковых рогатинах, подвешивал над жаровнями, коптил, вялил, поджаривал. Особенно вкусно готовил он угрей. Он окунал их в ароматный соус, поджаривал в масле на раскалённой сковороде, мочил в уксусе.
Словом, этот человек знал своё дело! Одно только было плохо в хозяине рыбной лавки: уж очень он был скуп и никому не давал своего товара в долг.
Сосед его, бедный сапожник, очень любил копчёных угрей. Но, к сожалению, он никогда не имел лишней монеты, чтобы побаловать себя. Однако давно известно, что бедность изобретательна. И наш сапожник тоже нашёл выход, как ему заглушить свою любовь к копчёным угрям.
В полдень, когда наступал час обеда, он приходил к рыбнику и, вынув из-за пазухи рисовую лепёшку, садился поближе к очагу, над которым коптились угри. Сидя у очага, бедняк-сапожник заводил с рыбником какую-нибудь беседу, а сам всё время жадно втягивал в себя запах копчёной рыбы.
Какой это был прекрасный запах! Сапожник заедал запах рисовой лепёшкой, и. ему казалось, что он держит во рту жирного и нежного угря.
И так он делал каждый день.
Однако скупой рыбник заметил эту хитрость сапожника и решил во что бы то ни стало получить с него деньги.
Однажды утром, когда сапожник чинил чей-то гэта, рыбник вошёл в его хибарку и молча подал ему листок бумаги. На этом листке было записано, сколько раз сапожник приходил в лавку и нюхал запах копчёных угрей.
– Для чего даёт мне почтенный господин эту бумагу? – спросил сапожник.
– Как для чего? – воскликнул хозяин лавки. – Уж не думаешь ли ты, что каждый человек может прийти ко мне и нюхать даром прекрасный запах копчёных угрей? За такое удовольствие следует платить!
Ничего не говоря, сапожник вынул из платка две медных монеты, положил их в чашку, накрыл ладонью и начал трясти чашку так, чтобы монеты громко звенели.
Через несколько минут он поставил на столик чашку, прикоснулся веером к лоскутку бумаги, что принёс рыбник, и сказал:
– Ну вот, теперь мы квиты...
– Как квиты? Что ты говоришь? Ты отказываешься платить!?
– Да я же вам уже заплатил!
– Как заплатил? Когда?
– За запах угрей я заплатил звоном моих монет. Что же вы ещё хотите? Впрочем, если вы считаете, что мой нос получил больше, чем ваши уши, я могу потрясти эту чашку ещё минуту.
Сказав это, он потянулся за чашкой. Но скупой рыбник уже понял, что сапожник оставил его в дураках. И, не дождавшись нового звона, поспешил в свою лавку.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 20:02:50  885

Обманутый мошенник (сказка)

Жил в городе Осака один мошенник. Этот мошенник умел лечить разные болезни. Однажды он узнал, что какая-то женщина ослепла. Мошенник пришёл к ней и сказал:
– Госпожа, дайте мне сто иен, и через семь дней вы будете видеть так же хорошо, как видели прежде.
Женщина ответила мошеннику:
Я заплачу вам не сто, а двести иен, но только тогда, когда глаза мои будут видеть так же хорошо, как видели до болезни.
– Хорошо, – сказал мошенник, – я согласен.
Договорившись так, он купил на десять иен разных лекарств и стал каждое утро приходить к больной и лечить её.
Однажды мошенник заметил, что на маленьком столике в углу, рядом с зеркалом стоит какая-то шкатулка. Лекарь заглянул в шкатулку и увидел, что там лежит иена. И уж такой был характер у этого человека, что он никак не мог пройти мимо чужих денег. Не раздумывая долго, лекарь положил в карман иену и ушёл.
Шесть дней лечил он слепую женщину. На седьмой – женщина проснулась, открыла глаза и увидела всё, что было в комнате. Счастливая женщина подбежала к зеркалу. Увидев своё отражение, женщина окончательно убедилась, что она выздоровела, и на радостях решила подарить первому встречному бедняку иену. Женщина открыла шкатулку и очень удивилась: иена, которую она недавно положила в шкатулку, исчезла.
В эту минуту в комнату вошёл мошенник и сказал:
– Госпожа, я вылечил вас, как обещал. Настала пора выполнить и вам своё обещание: уплатите мне двести иен.
Женщина ответила:
– Ты не смог меня вылечить, и я ничего тебе не заплачу.
Рассерженный мошенник закричал:
– Разве вы не видите так же хорошо, как и прежде?
– Конечно нет, – ответила женщина. – Я совсем ничего не вижу. В этой шкатулке лежит иена, а я не вижу здесь никакой монеты.
– Значит, её украл какой-нибудь вор!
– Этого не может быть, – возразила женщина. – В мою комнату, кроме вас, никто не заходил. Просто вы не смогли меня вылечить, – вот и всё. Прощайте!
Пришлось мошеннику уйти, унося в своём кармане вместо двухсот иен всего одну. Когда же он вспомнил, что заплатил за лекарство из собственных денег десять иен, – он выхватил из кармана украденную иену и швырнул её в грязь.
Так, погнавшись за одной чужой иеной, нечестный человек потерял десять своих.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 20:29:00  888

Тэмпо - продавец рыбы (сказка)

Жили в одной деревне муж и жена. Жена была умная, а муж – так себе, немного глуповат. Жена с утра до вечера работала, а муж целый день без дела слонялся.
Сказала раз жена мужу:
– Слушай, Тэмпо, хорошо бы тебе заняться какой-нибудь работой.
– Конечно, хорошо, – согласился Тэмпо. – Только я не знаю, чем заняться: очень уж много на земле всякой работы.
– Займись продажей рыбы, – сказала жена. – Я наловлю в нашей реке миног, а ты будешь их продавать.
– Да кто же станет у нас покупать рыбу? – удивился Тэмпо. – Кому нужна рыба, тот сам её поймает. В нашей реке миног на всю деревню хватит.
– Ступай туда, где нет ни реки, ни озера, – сказала жена. – Там у тебя живо раскупят всю рыбу.
Так всё и было сделано, как сказала жена. Наловила она две корзины миног, прицепила корзины к коромыслу и сказала:
– Ступай, да помни: не ходи туда, где есть озёра и реки. Там рыбы и без нашей хватит.
Перекинул Тэмпо коромысло через правое плечо и отправился.
В полдень пришёл он в какую-то деревню, смотрит, – невдалеке река течёт. Повернулся Тэмпо, пошёл в другую сторону.
Вскоре увидел он большой город и спросил встречного прохожего:
– Скажите, уважаемый и почтеннейший господин, и вашем городе есть озеро или река?
– Наш город стоит на прекрасном озере, – ответил гордо прохожий. – Это лучшее озеро во всей Японии.
«Опять неудача!» – огорчился Тэмпо. Похлопав себя по коленям, он учтиво поклонился прохожему и спросил вновь:
– Не может ли почтеннейший господин указать мне такое место, где нет ни озёр, ни рек?
– С удовольствием отвечу на ваш вопрос, уважаемый, – так же учтиво ответил прохожий. – Стоит вам пройти по этой дороге два ри, и вы попадёте в местность, где нет никакой воды.
Поблагодарив прохожего, обрадованный Тэмпо отправился по указанной дороге. Пройдя два ри, он оказался в горах. Здесь действительно не было ни рек, ни озёр. Довольный Тэмпо расхаживал по горным тропинкам и громко выкрикивал:
– Рыба! Свежая рыба!
Но выкрики не помогали глупому торговцу. Никто не покупал у него миног, потому что в этих горах никто и никогда не жил.
Тэмпо вернулся домой только к вечеру. Когда жена узнала, где Тэмпо продавал миног, она сказала:
– Рыбу надо нести туда, где живут люди. Чем больше народа, тем больше покупателей.
На следующее утро Тэмпо снова нацепил корзины на коромысло и отправился в соседний город. Он проходил улицу за улицей, нигде не останавливаясь: ему всё казалось, что на улицах недостаточно много народа. Вдруг в одном из переулков Тэмпо увидел большую толпу. В этом переулке горел дом, и люди старались потушить пожар.
– Рыба! Свежая рыба! – заорал обрадованный Тэмпо и бросился в переулок. Задевая всех своими корзинами, Тэмпо протискался в самую гущу, где люди заливали из вёдер огонь.
– Что здесь надо этому человеку? – рассердились люди. – Он мешает нам тушить пожар!
Кто-то схватил Тэмпо за пояс и дал ему такого пинка, что бедный продавец вылетел из переулка.
Придя домой, Тэмпо начал упрекать жену:
– Негодная! Это ты научила меня продавать рыбу в толпе!
Жена сказала:
– Кто же на пожаре продаёт рыбу? Лучше бы помог людям заливать огонь.
Миновала ночь, и поутру Тэмпо вновь отправился продавать рыбу. Путь его лежал мимо деревенской кузницы. Услыхав удары молота о наковальню, Тэмпо просунул голову в кузницу и увидел пылающий горн. Глупец сразу же вспомнил, что говорила ему жена. Он схватил наполненное водой ведро и залил в горне огонь.
Кузнец так рассердился, что вывалил миног на землю, а самого Тэмпо перемазал сажей.
Вернулся Тэмпо домой грязный, без рыбы, в разорванном кимоно.
– Опять с тобой что-то случилось? – расстроилась жена.
– Дело было так, – начал объяснять Тэмпо. – Я услышал, что в кузнице кто-то чем-то по чему-то очень сильно бьёт. Я вошёл в кузницу, увидел огонь и вылил на него ведро воды. А неблагодарный кузнец вон что сделал со мной.
– Не нужно было тебе заливать горн, – объяснила жена. – Лучше бы ты помог кузнецу бить, он бы тебе за это спасибо сказал.
– Вот не догадался! – огорчился Тэмпо. – В следующий раз обязательно так сделаю.
Через несколько дней Тэмпо снова перекинул через плечо коромысло с корзинами и отправился торговать.
В полдень он оказался в каком-то незнакомом городе. Проходя мимо одного большого здания, Тэмпо услыхал шум и крики. В этом здании помещался театр, и там шло представление. Тэмпо вбежал в здание и увидел, что какие-то люди бьют друг друга. Тут Тэмпо сразу же вспомнил совет жены: «Помог бы кузнецу бить, он бы тебе спасибо сказал».
Тэмпо вскочил на сцену и, размахивая коромыслом, начал бить актеров.
– Этот безумец покалечит наших артистов! – закричали все, кто был в театре.
У Тэмпо вырвали коромысло и так избили его, что он еле добрался до дома.
Когда Тэмпо оправился от побоев, жена сказала ему
– Если ты в следующий раз увидишь, что двое дерутся, встань между ними, примири их, и все скажут тебе спасибо.
– Хорошо, я так и сделаю, – пообещал Тэмпо и, захватив корзину с миногами, отправился в ближнюю деревню.
Подойдя к деревне, Тэмпо увидел, что на лугу дерутся два быка. Вспомнив слова жены, Тэмпо бросился между быками и закричал:
– Примиритесь, почтеннейшие! Скорее помиритесь и скажите мне спасибо!
Разъярённые быки сбили несчастного продавца рыбы с ног и начали топтать его. Быки так сильно покалечили Тэмпо, что он еле-еле добрался до дому. Тэмпо стонал на всю деревню, и все соседи прибежали узнать, что случилось с ленивым Тэмпо.
Когда Тэмпо рассказал, как он мирил быков, соседи не выдержали и рассмеялись. А самый старый и мудрый сосед сказал:
– Умный и в степи найдёт воду, дурак и посреди реки умрёт от жажды!
С тех пор Тэмпо никогда не покидал своей деревни.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 20:50:30  894

Девочка, вьюн и обезьяна (сказка)

Жил в деревне Катано крестьянин с женой. Была у них дочка – добрая весёлая девочка.
И вот однажды мать девочки тяжело заболела и умерла. А через год отец женился на злой, некрасивой соседке.
Мачеха невзлюбила свою падчерицу, постоянно ругала её и заставляла делать самую тяжёлую работу.
Как-то летом мачеха приказала девочке прополоть залитое водой рисовое поле. Когда девочка подошла к полю, она увидела, что какой-то мальчишка поймал сачком вьюна и собирается нести его домой.
– Зачем тебе эта рыбка? – спросила девочка.
– А я скормлю её кошке.
Девочке стало жалко вьюна, и она попросила:
– Отдай его мне.
– Ишь ты какая, – рассердился мальчишка. – Не для того я ловил вьюна, чтобы отдать его тебе.
– Ну, не хочешь отдать, тогда поменяемся, – предложила девочка. – Я тебе дам горсть бобов, а ты мне вьюна.
– Согласен, – сказал мальчишка. – Давай бобы, получай рыбёшку.
И они поменялись.
Девочка взяла умирающего вьюна и пустила его в ручей. Вьюн сразу же ожил, пошевелил усиками и опустился на самое дно.
Вскоре мачеха опять отправила девочку пропалывать поле. Но, как только девочка приблизилась к ручью, она увидела спасённого ею вьюна. Он весело плавал у берега, выскакивал из воды, нырял и снова появлялся на поверхности. Девочка бросила ему горсточку риса и пошла дальше.
С тех пор так и повелось. Каждый день девочка приходила к ручью и бросала вьюну полгорсточки риса.
Однажды мачеха увидела, что падчерица бросает вьюну рисовые зёрна.
– Ах ты, негодная! – закричала она. – Я тебе покажу, как скармливать рис какой-то уродливой рыбе!
И она тут же на берегу ручья так избила девочку, что та долгое время не могла подняться на ноги.
Вьюн всё это видел. «Злая женщина из-за меня наказала девочку, – печально размышлял он, лежа на дне. – Теперь я никогда больше не увижу её».
Как же удивился вьюн, когда через несколько дней к нему на рассвете прибежала девочка, бросила в ручей несколько зёрен и проговорила:
– Не сердись, но больше у меня нет. Мачеха даёт мне теперь одну горсточку на три дня.
Должно быть, мачеха решила уморить девочку голодом. Но девочка собирала на поле съедобные коренья и ела их ночью, когда засыпала мачеха.
Тогда мачеха решила избавиться от падчерицы другим способом. Она знала, что за дальним лесом есть глубокий омут, на дне которого живёт свирепый речной дракон.
И вот мачеха сказала ласковым голосом:
– Послушай, милая, я ведь очень люблю хризантемы. За дальним лесом на берегу омута растут прекрасные цветы. Каких там только нет цветов! Прошу тебя, нарви мне букет красных хризантем. А на обратном пути купи себе шёлковое кимоно. Вот тебе деньги.
Отправилась послушная девочка к омуту. Путь её лежал через лес. Когда девочка вошла в лес, она увидела охотника. Охотник целился из лука в маленькую обезьянку, сидевшую на вершине хиноки.
– Не убивайте её, не убивайте! – закричала девочка.
– Вот еще! – сказал охотник. – За шкуру убитой обезьяны мне дадут деньги.
Девочка поспешно достала свои деньги и протянула их охотнику.
– Вот вам, только не трогайте бедную обезьянку!
– Это другое дело! – сказал довольный охотник и отправился домой.
А девочка помахала обезьянке рукой и пошла дальше – к омуту.
Еще издали увидела она на берегу омута множество цветов. Красные хризантемы росли у самой воды.
А свирепый дракон только и ждал, когда на поверхности тихого озера появится человеческая тень.
И вот девочка подошла к самому омуту. Ещё секунда – и тень её упадет на воду. И тогда никто не спасёт её от дракона.
Но едва девочка подошла к омуту, как на поверхности воды появилась стая вьюнов. Они сновали у берега, били хвостами по воде, поднимали со дна ил и мутили воду. Прозрачная вода стала такой чёрной, что на поверхности омута ни за что нельзя было различить тень девочки.
А девочка, даже не подозревая об опасности, начала не спеша рвать хризантемы. К вечеру она была уже дома.
Мачеха увидела, что девочка вернулась живой, и от злобы совсем потеряла голову. И тогда решила она отравить свою падчерицу.
Через несколько дней испекла мачеха нигиримэси,[6] положила в каждый колобок крупинку яда и сказала ласковым голосом:
– Милая дочь моя! Совсем я расхворалась. Не знаю, доживу ли до утра. Ты одна можешь спасти меня. На южном склоне гор растут целебные травы. Собери и принеси мне пучок целебных трав.
Не теряя времени, девочка начала собираться в горы. Когда она уже завязала на поясе бант, мачеха сказала:
– Путь твой долог. Я испекла тебе в дорогу нигиримэси. Когда почувствуешь голод, – съешь их.
Девочка поблагодарила мачеху и пошла в горы. В полдень она нарвала пучок целебных трав и поспешно отправилась домой. Она так торопилась, что даже и не заметила, как оказалась в том самом лесу, где совсем недавно спасла от охотника маленькую обезьянку. До дому было еще далеко, и девочка очень проголодалась. Но она вспомнила про больную мачеху и подумала: «Поем, когда приду домой, а сейчас надо торопиться. Напьюсь и побегу скорее!»
Девочка подошла к лесному ручью, нагнулась и... увидела своего старого знакомого – вьюна. Вьюн широко разинул пасть и не спускал с девочки глаз.
– Ты, видно, совсем голодный. Чем бы мне покормить тебя? – спросила девочка.
Тут она вспомнила про нигиримэси и бросила их вьюну.
Колобки спокойно начали опускаться на дно, а вьюн даже не притронулся к ним. Он только радостно ударил по воде хвостом и уплыл куда-то.
Когда девочка напилась из ручья, ей вдруг захотелось спать. Веки её так и слипались. «Отдохну одну минуточку», – решила она и села под дерево. И только она прислонилась к дереву, как в то же мгновение уснула.
Проснулась девочка от какого-то приятного звона. Она открыла глаза и увидела, что с дерева, под которым она уснула, сыплются жёлтые листья. Падая на землю, листья превращались в золотые монеты и звенели.
Удивлённая девочка подняла вверх глаза и заметила на дереве маленькую обезьянку. Оказывается, это обезьянка сбрасывала к ногам своей спасительницы жёлтые листья.
Девочка взяла несколько монет, снова помахала приветливо обезьянке рукой и пошла домой.
Когда мачеха увидела, что девочка стоит перед ней жива и невредима, она побелела от злобы и спросила:
– Ты нигиримэси съела?
Тут девочка вспомнила, как избила её мачеха за то, что она бросала вьюну рисовые зёрна. Поэтому девочка не решилась признаться, что она скормила колобки рыбе, и сказала:
– Нигиримэси я съела.
– Ну и что с тобой было потом? – нетерпеливо спросила мачеха.
– Потом я напилась из ручья, села под дерево и уснула. А когда проснулась, то вся земля под деревом была усыпана золотыми монетами. Я даже захватила несколько таких монет. Вот они...
Мачеха схватила монеты, а сама подумала: «Если съесть ядовитый колобок и запить водой из лесного ручья, то и живой останешься, и богатой станешь».
На другой же день злая женщина испекла ядовитый рисовый колобок и отправилась в лес. Придя к ручью, она съела колобок, напилась воды из ручья, села под дерево и уснула.
Так крепко уснула, что никогда уже больше не проснулась.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 21:07:47  900

Соломенная шляпа (сказка)

Давным-давно в маленькой деревне жил бедный старик со своей женой. Старик плел "каса" - большие соломенные шляпы на продажу, а его старуха хлопотала по хозяйству. Однажды, в самый канун Нового Года, старушка посмотрела в рисовый ларь и увидела, что риса осталась одна жалкая горсточка. В тот день выпал снег настолько глубокий, что они не могли собрать соломы для шляп. Старушка вздохнула и поставила на огонь воду, чтобы сварить остаток риса.
Тут из норки в стене появился мышонок. "Как хочется есть!" - заплакал он. Папа-мышь и Мама-мышь сказали мышонку: "Потерпи, Крошка-мышь, ты же знаешь, что это дом бедняков и в нем редко едят досыта."
"Бедный мышонок," - сказал старик, - "Мы настолько бедны, что даже мыши у нас голодные." Из жалости он отдал мышам половину оставшегося риса, и они вместе поужинали.

Следующим утром мыши выбрались из дома, вытоптали снег и собрали огромную охапку соломы.
Мыши с веселым писком внесли солому в дом. "Это - в благодарность за рис, которым вы поделились с нами прошлой ночью."
Растроганный старик чуть не заплакал от счастья. Сейчас они сплетут много шляп, продадут их в городе и купят много вкусной еды на Новый Год. Старик со старухой дружно принялись за работу, а мыши, как могли, помогали им. Когда соломы уже не осталось и последняя шляпа была готова, старик сложил шляпы себе за спину и пошел к городу по глубокому белому снегу.

Когда дедушка подошел к городской окраине, он заметил, что каменные статуи Джидзо-сама (Будды, который защищает простых людей) стояли с головами, покрытыми снегом. "Джидзо-сама, вам, наверное, очень холодно." С этими словами Старик снял свою головную повязку и осторожно смел снег с каждой статуи.
А в городе царила предновогодняя суета. До праздника оставались считаные минуты, шумная, веселая толпа уже готовилась встречать Новый Год. Старик, окруженный толпой кричал: "Соломенные шляпы! Прекрасные шляпы! А вот, кому отличную соломенную шляпу!" Но никто не купил у него ни одной шляпы. Вскоре, улицы опустели, и зазвучал колокол ночной стражи. Старик, не продав ни одной шляпы, взвалил их на плечи и печально побрел к дому. "У меня нет ничего, что я мог бы принести в жертву Джидзо-сама," - печально подумал он

В печали старик пошел домой по занесенным снегом улицам и наконец дошел до окраины. Проходя мимо статуй Джидзо-сама, он увидел, что их снова запорошило снегом. Он вновь снял повязку со своей головы и вновь аккуратно смел снег с каждой из статуй. "Я не продал ни одой шляпы, я не купил ни яблок, ни ватрушек, у меня нечего предложить вам. Примите от меня хотя бы шляпы от непогоды в эту праздничную ночь. С этими словами, он надел шляпу в голову каждой статуи. Статуй всего было шесть, а у старика только пять шляп. Старик подумал немного, затем взял свою повязку и бережно укутал ей голову шестой статуи. Домой он вернулся совсем с пустыми руками.
Когда он пришел домой, мыши увидели, что за спиной у него нет ни одной шляпы. Они обрадовались, думая, что он, должно быть, продал все шляпы. " Простите меня. Я не смог продать ничего," сказал старик и рассказал жене и мышам все, что с ним приключилось. Старуха, послушанв, утешила своего мужа: "Ты сделал доброе дело. Давайте вместо ватрушек поедим солонины, а вместо чая скипятим воды и встретим наступающий Новый Год. "

И вдруг, в полночь, они услышали громкие крики с улицы: "Новый Год пришел! Новый Год наступил! Где здесь дом старого продавца шляп?" Удивительно, что это были голоса статуй Джидзо-сама, которые подошли к самому дому стариков. Статуи везли с собой сани, по самый верх загруженные рисом, мисо (это вкусная бобовая паста), яблоками и другими сладостями. "Спасибо вам за ваши прекрасные шляпы, уважаемый продавец шляп. В благодарность за вашу доброту мы оставляем вам эти подарки. Счастливого Нового Года!" С этими словами, статуи Джидзо-сама вернулись на окраину города.
Теперь у них было много продуктов, гораздо больше, чем могли съесть старики. Они попросили мышей пригласить и других животных в гости. Все вместе они приготовили роскошный праздничный ужин. Затем старик положил в коробочку особые новогодние рисовые лепешки и отнес их к статуям Джидзо-сама. "Теперь я могу принести вам жертву. Спасибо вам."
Старик вернулся домой и, вместе с женой, мышами, и их друзьями, весело встретил Новый Год.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 21:56:16  911

Тростинка и кузнец (сказка)

Жил старый человек, по имени Такэтори. Из камыша и бамбука он мастерил красивые циновки, корзины и продавал их на базаре.
Однажды Такэтори принёс, как всегда, из рощи вязанку бамбука, сел в уголок и принялся за работу. Вдруг он услышал, как кто-то произнёс тоненьким-тоненьким голоском:
– Здравствуйте!
– Здравствуйте! – ответил Такэтори и стал оглядываться по сторонам. Но, сколько он ни оглядывался, никого в хижине не увидел.
«Должно быть, послышалось», – решил Такэтори и снова принялся за работу. Взял он бамбуковую трубочку и только собрался согнуть её, как услышал совсем рядом тот же голосок:
– Здравствуйте!
Посмотрел Такэтори в трубочку и увидел там крошечную девочку. Поставил Такэтори девочку на ладонь, налюбоваться не может – какая красивая!
– Откуда ты взялась? Почему ты такая маленькая? – спрашивает мастер.
Девочка отвечает:
– Потому что я родилась на луне. А на луне все девочки такие маленькие. Зато мы очень быстро растём. Скоро я буду совсем большой.
– Да как же ты сюда попала? – опять спрашивает Такэтори.
– А я гуляла по лунной тропинке, оступилась и упала на землю. Хорошо еще, что угодила в бамбуковую трубочку, а то бы, верно, совсем разбилась.
– Что же мне с этой крохой делать? – подумал вслух Такэтори.
– Возьми меня в дочери, – отозвалась девочка. – Я буду помогать тебе плести циновки, поддерживать огонь в очаге, чинить одежду, ухаживать за цветами в саду...
– Хорошо, оставайся, – говорит Такэтори. – Будешь мне дочерью. А называть я тебя стану Тростинкою.
И осталась Тростинка жить в хижине Такэтори.
Как обещала девочка, так и случилось. Росла она не по дням, а по часам, помогала отцу плести циновки, собирала хворост для очага, чинила старику одежду.
Прошло несколько месяцев, и Тростинка превратилась в настоящую красавицу.
А неподалёку от хижины Такэтори жил кузнец. Это был весёлый и сильный человек. Искуснее его не было никого во всей провинции. Он мог смастерить любую вещь из золота, серебра, железа и даже из драгоценных камней. Целыми днями работал кузнец в своей кузнице, громко распевая песни.
Однажды кузнец увидел Тростинку и полюбил её. И Тростинка тоже полюбила весёлого кузнеца.
Кузнец сказал:
– Тростинка, выйди за меня замуж.
Тростинка ответила:
– Приди завтра к моему отцу, попроси, чтобы он отдал меня тебе в жёны. Как отец решит, так и будет.
Пока Тростинка разговаривала с кузнецом, к хижине Такэтори подъехали три знатных правителя ближних провинций. Первым в хижину вошёл правитель Исидзукури и сказал старику:
– Хочу жениться на твоей дочери. Если не отдашь мне её в жёны, прикажу бросить тебя в море на съедение акулам. Завтра я приеду за ответом.
Сказал так и вышел из хижины.
Следом за ним вошёл правитель Курамоти и сказал:
– Если не отдашь мне в жёны свою дочь, прикажу бросить тебя на съедение тиграм. Завтра я приеду за ответом.
И с этими словами вышел из хижины.
Последним к Такэтори вошёл правитель Миуси и сказал:
– Отдай мне в жёны свою дочь. Не отдашь – прикажу отрубить тебе голову. Завтра я приеду за ответом.
Пришла Тростинка домой, рассказал ей обо всём старик.
– Что будем делать? – спрашивает Такэтори.
Отвечает Тростинка:
– Не бойся. Завтра я сама встречу правителей, сама буду с ними разговаривать.
И вот наступило утро. Первым к хижине Такэтори подъехал Исидзукури. На пороге его встретила Тростинка и сказала:
– Слышала я, что вы хотите на мне жениться. Правда ли это?
– Конечно, правда, я за тем сюда и приехал.
Тогда Тростинка сказала:
– Хочу знать, сильна ли твоя любовь, велика ли храбрость твоя. Привези мне на свадьбу из Индии железную чашу, наполненную алмазами. Чашу ту сторожит восьмиглавый людоед. Да помни: выкована чаша из железа тоньше прозрачного крыла стрекозы. Привези ту чашу, и поверю я, что ты любишь меня. Буду ждать тебя сто дней.
– Я убью людоеда и привезу тебе чашу из Индии, – сказал Исидзукури и вышел из хижины.
По дороге он встретил правителя Курамоти и правителя Миуси.
– Тростинка согласилась выйти за меня замуж! – закричал довольный Исидзукури. – Приглашаю вас через сто дней на свою свадьбу.
Услыхав такое, Курамоти и Миуси вернулись в свои владения, а Исидзукури, отъехав немного от хижины Такэтори, сказал себе так: «Не стану драться с людоедом. Хватит у меня и своих алмазов, чтобы наполнить ими железную чашу. Ну, а чашу мне сделает любой кузнец».
Так решив, Исидзукури дал слуге монету и сказал:
– Ступай к кузнецу, прикажи ему выковать для меня железную чашу. Да скажи, чтобы железо было тоньше прозрачного крыла стрекозы.
Сделал кузнец железную чашу невиданной красоты. Взял её слуга, а монету кузнецу не отдал, себе присвоил.
Вот на сотый день Исидзукури нарядился в праздничные одежды, наполнил прозрачную чашу из железа алмазами и отправился к невесте.
Положил правитель провинции к ногам Тростинки свадебный подарок и начал хвастаться:
– Сорок дней плыл я в Индию, на сорок первый пристал мой корабль к берегу. На берегу увидел я ужасного людоеда. У него было четыре шеи и на каждой шее по две головы. Обнажил я свой меч и вступил с людоедом в бой. Много дней длился этот бой, сто раз был я на волосок от гибели. Но я не отступил, не испугался и убил людоеда. Потом я взял железную чашу, наполненную алмазами, и привёз её тебе. Теперь хочу, чтобы сегодня же была наша свадьба.
Выслушала Тростинка рассказ Исидзукури, вспомнила о кузнеце, заплакала.
Такэтори говорит:
– Благородный правитель доказал свою любовь и храбрость. Пойду звать гостей на свадьбу.
Но он и шага не успел сделать, как у хижины появился кузнец. Кузнец поклонился Исидзукури и сказал:
– Справедливый господин, твой слуга обманщик. Обещал мне дать монету, если я сделаю для тебя вот эту железную чашу, что стоит сейчас у ног Тростинки, а сам ничего не заплатил. И выходит, что эта чаша не твоя, а моя!
С этими словами кузнец высыпал на землю алмазы из чаши, а чашу протянул девушке и сказал:
– Дарю тебе её.
И отправился к себе в кузницу.
Прижала Тростинка чашу к груди и сказала властителю провинции:
– Никогда я не буду женой обманщика! Ступай прочь!
Посрамлённый Исидзукури, пряча за веером лицо, поспешил прочь от хижины Такэтори.
Едва он скрылся, как у хижины показался Курамоти.
– Я пришёл к Исидзукури на свадьбу, – сказал он.
– Исидзукури трус и обманщик! – воскликнула Тростинка. – И я никогда не буду его женой.
Обрадовался Курамоти.
– Выходи замуж за меня. Я храбрый и всегда говорю правду. А не выйдешь, – брошу твоего отца тиграм на съедение!
Ответила Тростинка:
– Хочу знать, сильна ли твоя любовь, велика ли твоя храбрость. Есть в океане плавучая гора Хорай. Растёт на плавучей горе чудесное вишнёвое дерево. Корень у него серебряный, ствол золотой, ягоды жемчужные. Труден путь к той горе. Если любишь меня, – добудь к свадьбе ветку с жемчужными вишнями.
– Я найду гору Хорай в океане и привезу тебе ветку с жемчужными вишнями, – сказал гордо Курамоти. – Через сто дней созывайте гостей на свадьбу.
Сказал так и отправился к себе. Немного отошёл он, увидел кузницу, а в кузнице – кузнеца за работой.
Спросил Курамоти кузнеца:
– Что ты умеешь делать?
– Что прикажешь, всё сделаю.
– Тогда сделай мне такую вишнёвую ветку, чтобы вишни на ней были жемчужные. А я тебе за это подарю шёлковое кимоно.
Согласился кузнец, принялся за работу. Много дней не угасал огонь в горне, много дней не покидал кузнец своей кузницы и в назначенный день принёс правителю Курамоти вишнёвую ветку с жемчужными вишнями.
Схватил Курамоти ветку и поспешил к Тростинке. Забыл он от радости, что обещал подарить кузнецу за работу шёлковое кимоно.
Пришёл правитель к невесте, видит – сидят у хижины Такэтори и Тростинка, плетут из бамбука циновки.
Положил Курамоти к ногам Тростинки свадебный подарок, стал врать.
– Нелегко досталась мне эта ветка. Тридцать дней плыл я на корабле по океану. Ветер сорвал на корабле паруса, смерч сломал мачты, но я не вернулся назад, а плыл всё вперёд и вперёд. На сорок первый день прибило меня к берегу. Но едва ступил я на берег, как увидел громадное страшилище. Голова у страшилища была тигриная, лапы обезьяньи, из пасти чёрный дым вырывался, из глаз летели искры. Заметило меня страшилище, проревело: «Возвращайся домой, или я тебя растерзаю!» Не испугался я, ответил:

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 22:04:05  915

>>911
– Лучше погибну, чем вернусь, не исполнив приказания Тростинки.
Набросилось на меня страшилище. До самого вечера дрался я с ним, к вечеру отрубил чудищу голову и поехал дальше искать в океане плавучую гору Хорай. И вот увидел я, что навстречу кораблю плывёт гора такая высокая, что вершина её прячется в тучах. Высадился я на гору Хорай, стал искать чудесное дерево. Нашёл его на самой вершине горы. Охраняли то дерево три тигра. Не испугался я их. Одному тигру отрубил голову, другому – лапу, а третий поджал хвост и убежал. Тогда я сорвал вишнёвую ветку с жемчужными вишнями, сел на корабль, и попутные ветры пригнали меня к нашему острову. Выполнил я твоё приказание, теперь хочу, чтобы сегодня же была наша свадьба.
Такэтори говорит:
– Храбрый Курамоти доказал свою любовь и храбрость. Пойду звать гостей на свадьбу.
Только собрался он идти, как у хижины появился кузнец. Отвесил кузнец поклон Курамоти и сказал:
– Господин мой, вы обещали мне шёлковое кимоно, если я сделаю вам эту ветку с жемчужными вишнями. Почему же вы нарушили своё слово?! И выходит, что эта ветка не ваша, а моя!
Поднял кузнец с земли ветку, протянул её Тростинке:
– Дарю тебе её.
И отправился к себе в кузницу.
Сказала Тростинка властителю острова:
– Никогда я не буду женой обманщика! Ступай прочь!
Посрамлённый Курамоти, закрыв веером лицо, поспешил прочь.
Едва он скрылся, как у хижины показался Миуси.
– Я пришёл на свадьбу, – сказал Миуси. – Но почему я не вижу знатного жениха? Где достойный правитель Курамоти?
– Курамоти трус и обманщик! – воскликнула Тростинка. – И я никогда не буду его женой!
Обрадовался Миуси.
– Выходи за меня замуж. Я храбрый и всегда говорю правду. Не согласишься – прикажу отрубить голову твоему отцу.
Ответила Тростинка:
– Хочу знать, сильна ли твоя любовь, велика ли твоя храбрость. Добудь мне из Китая золотую птицу. Птица та – не больше ноготка на мизинце, но на каждом крылышке её десять тысяч перышек. Только знай, что золотую птицу стережёт свирепый морской дракон. Если любишь меня, – привези к свадьбе золотую птицу из Китая.
– Привезу, – сказал Миуси и пошёл прочь.
Утром правитель сел на корабль и поплыл в Китай. Море было гладкое и спокойное. Два дня плыл Миуси по спокойному морю, на третий расхвастался:
– Никого я не боялся и морского дракона не испугаюсь. Найду его, отрублю голову, а птицу золотую заберу себе!
Только он так сказал, поднялись ветры, страшные волны погнали корабль прямо на скалы.
Догадался Миуси, что слова его услыхал морской дракон.
Задрожал он от страха, завопил не своим голосом:
– Прости меня, повелитель! По глупости я расхвастался! Где мне, ничтожному, бороться с тобой! Оставь меня в живых, и я всю жизнь стану прославлять твою доброту. А о Тростинке и думать больше не буду.
Услыхал дракон трусливые слова правителя, сжалился над ним. Рассеялись на небе тучи, успокоились волны, а ветры погнали корабль в другую сторону. К ночи прибило корабль к какому-то берегу. Сошёл Миуси на землю – оглядывается, где он. В это время из-за горы показалась луна и правитель увидел, что ветер пригнал корабль к тому самому селению, где жили Такэтори и Тростинка.
Вспомнил тут Миуси о золотой птичке, которую обещал привезти невесте. Что он теперь скажет Тростинке? Как признается, что испугался злых ветров, что отрёкся от своей любви к ней? Не выйдет она за такого труса замуж!
Вдруг правитель услыхал далёкий стук молота.
– Это кузнец работает! – догадался Миуси. – Солнце еще не взошло, а он уже трудится...
И правитель поспешил в кузницу.
– Сделай мне к полдню золотую птицу, – приказал он кузнецу. – И чтобы была та птица не больше ноготка на мизинце. Да запомни: на каждом крылышке её должно быть десять тысяч перышек. Если сделаешь, как приказал, – получишь в награду шёлковый зонтик и новые гэта!
Согласился кузнец, стал работать.
В полдень пришёл правитель в кузницу, а золотая птица уже готова: сама с ноготок, на каждом крылышке десять тысяч перышек. Сидит птица на ладони у кузнеца как живая, вот-вот улетит.
Схватил Миуси чудо-птицу, побежал к хижине Такэтори. У хижины увидел он старика с дочерью, поставил к ногам девушки подарок, сказал:
– Выполнил я твоё приказание, теперь хочу, чтобы сегодня же была наша свадьба.
Такэтори говорит дочери:
– Благородный правитель выполнил своё обещание. Теперь ты должна своё выполнить.
– Я своего слова не нарушу, – сказала Тростинка. – Только хочу узнать, как храбрый правитель добыл у морского дракона золотую птицу.
Унизил правитель свою честь ложью, стал рассказывать:
– Десять дней носили ветры по морю мой корабль. На одиннадцатый день увидел я у берега десятиглавого дракона. Началась у нас битва. Отрубил я девять голов у чудища, хотел отрубить десятую, взмолился трусливый дракон:
– Возьми золотую птицу, только не лишай меня жизни!
Сжалился я, оставил в живых дракона. А золотую птицу привёз тебе в подарок.
Выслушала Тростинка рассказ, вздохнула печально и вдруг увидела, что к хижине бежит кузнец.
– Бесчестный правитель! – закричал кузнец. – Я сделал всё, как ты сказал: выковал тебе золотую птицу величиной с ноготок и на каждом крылышке сделал десять тысяч перышек. Но ты ничего не дал мне за мою работу. Значит, и птица эта не твоя, а моя!
Сказав так, кузнец протянул Тростинке золотую птицу:
– Дарю её тебе!
Подошла Тростинка к кузнецу, встала рядом с ним, сказала сурово властителю:
– Не буду я женою обманщика! Ступай прочь!
Посрамлённый Миуси поспешил скрыться.
Засмеялась радостно Тростинка, сказала кузнецу:
– Все знатные правители оказались обманщиками и трусами. Только ты один сумел сделать всё, что мне хотелось. Пусть отец назначает день свадьбы, я буду твоей женой.
И только она сказала так, сразу же померкло солнце и на чёрном небе взошла огромная красная луна.
Всплеснула в ужасе руками Тростинка, залилась слезами:
– Знаю я, почему в ясный полдень исчезло солнце и взошла луна на чёрном небе! Это разгневался лунный царь, за то, что полюбила я на земле человека. Теперь он заберёт меня к себе на луну.
– Не отдам я тебя лунному царю! – закричал кузнец и взмахнул молотом. – День и ночь буду охранять я твою хижину!
Ничего не сказала в ответ Тростинка. Только покачала горестно головой и ушла в хижину вместе с отцом.
Остался кузнец сторожить хижину. Но могучий лунный царь скользнул своими лучами по глазам кузнеца, – и кузнец уснул. В полночь повелитель луны послал за Тростинкой своих слуг. Опустились слуги лунного царя на облаке к хижине, раздвинулись перед ними двери, вошли они к Такэтори.
Тростинка говорит:
– Возвращайтесь на луну без меня! Я люблю кузнеца и не расстанусь с ним!
Тогда хитрые слуги лунного царя сказали:
– Славный правитель луны прислал тебе свадебный подарок, смотри.
И они открыли ларчик, а в ларчике лежало кимоно такой красоты, что его не стыдно было бы носить и жене императора.
Обрадовалась Тростинка, надела на себя кимоно.
Не знала она, что наряд этот заколдован: кто надевал его, тот сразу же забывал о своей прошлой жизни. Только солнечные лучи могли разрушить колдовскую силу лунного наряда.
Надела Тростинка кимоно, забыла и об отце своём – старом Такэтори и о женихе своём – самом искусном на земле кузнеце.
Посадили лунные жители Тростинку на облако, и поплыло облако в небо.
В то же мгновение очнулся кузнец, бросился в хижину, а там только Такэтори – нет Тростинки.
Рассказал Такэтори, как слуги лунного царя обманули его дочь, как увезли её на облаке.
Взглянул кузнец в небо, схватил молот, побежал вслед за облаком. Много часов бежал он, пока не остановилось облако над вершиной высокой горы. Взобрался кузней на гору, закричал:
– Я здесь, Тростинка, я спасу тебя!
Но, как только он воскликнул так, облако поднялось и поплыло к луне. Не помня себя от горя, кузнец с такой силой ударил молотом по горе, что вершина её разверзлась, из трещины горы взметнулся вверх огненный столб и окутал облако. Растаяло облако от огня, сгорели в пламени слуги лунного царя. Только одна Тростинка осталась невредимой, потому что её защищало волшебное кимоно.
Опустилась Тростинка на вершину горы, жива и невредима. Радостно закричал кузнец:

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 22:08:00  917

>>915
– Бежим скорее, спрячемся, пока лунный царь не послал за нами погони!
Но на бедной Тростинке было заколдованное кимоно; она смотрела на кузнеца и не узнавала его.
– Пойдём же, пойдём отсюда скорее! – торопил кузнец.
Но Тростинка по-прежнему не узнавала своего жениха.
– Кто ты такой? – сердито спросила она. – Ступай прочь, я не знаю тебя!
И она оттолкнула кузнеца.
Тогда несчастный кузнец воскликнул:
– Для чего мне жить, если ты разлюбила меня?!
И с этими словами бросился в расщелину горы.
В ту же секунду взошло солнце, лучи его осветили заколдованное кимоно и волшебная сила лунного наряда пропала.
Сразу же Тростинка всё вспомнила: как похитили её слуги лунного царя, как спас её кузнец, как она оттолкнула его и как он бросился в расщелину горы.
Тогда и она воскликнула:
– Я останусь навсегда с тем, кого любила!
Так воскликнув, Тростинка бросилась вслед за кузнецом в расщелину.

* * *

Десять тысяч лет прошло с тех пор, как исчезли с земли Тростинка и кузнец. Но люди в Японии до сих пор помнят о них. Многие же уверяют, что Тростинка и кузнец не погибли и живут в подземном дворце, прячась от гнева лунного царя. И когда они разводят свой очаг, то из расщелины к луне поднимается столб огненного дыма.
И с тех пор японцы назвали эту гору Фудзи-сан, что значит Гора бессмертия.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 22:26:40  922

Трус Курата (сказка)

Один человек, по имени Курата, любил хвастаться своей силой и храбростью. Люди верили ему, и, когда он проходил по селению, все говорили с уважением:
– Смотрите, смотрите, вон идёт храбрый, могучий Курата!
И вот однажды в стране началась война. Все мужчины села сразу же отправились на войну, только один Курата жил по-прежнему у себя дома.
Тогда соседи сказали ему:
– Ты сильный и храбрый! Почему же ты сидишь дома? Иди сражайся с врагами!
Курата очень испугался и сказал:
– Я умею сражаться только сидя вехом на лошади. Будь у меня лошадь, я сразу бы прогнал всех врагов!
Тогда кто-то из стариков промолвил:
– Возьми мою лошадь и спеши к месту боя. Враги подошли совсем близко к нашей деревне!
Когда хвастливому Курата подвели коня, он посмотрел на него и заявил:
– Я умею сражаться только на вороных конях, а вы мне предлагаете карего. Дайте мне вороного коня, и вы увидите, как от меня побегут враги!
Курата знал, что в их селении ни у кого нет вороного коня, поэтому он так и говорил. Но, на его беду, в этот момент мимо проезжал какой-то человек на вороном коне. Человек услыхал слова Курата, поклонился ему и сказал:
– Славный воин! Если ты такой сильный и храбрый, тогда возьми моего вороного коня, и пусть боги помогут тебе победить всех врагов Японии!
Пришлось Курата сесть на вороного коня и отправиться в опасный путь.
Не проехал он и часа, как увидел вдруг множество воинов, услышал крики, звон мечей, конское ржанье. На просторном поле шёл горячий бой.
От страха Курата свалился с коня на землю и поспешно уполз в кусты. Конь же его сразу куда-то убежал.
Бой шёл весь день, и весь день Курата лежал в кустах и дрожал от страха. Когда же наступила ночь и бой прекратился, Курата вылез из кустов и отправился домой.
И вдруг он подумал: «Как же я вернусь домой без коня? Все сразу догадаются, что конь от меня убежал. А ведь я говорил, что могу сражаться только на коне. Надо что-нибудь придумать!»
В это мгновение Курата увидел на дороге чьего-то убитого коня.
– Придумал, придумал! – закричал обрадованный Курата. Он подбежал к убитой лошади и отрезал у неё хвост.
К рассвету Курата вошёл в своё селение. Его сразу же окружили соседи и стали расспрашивать о сражении.
Курата без всякого стеснения начал врать:
– Я дрался за пятерых! Что я говорю? Не за пятерых, а за десятерых! Враги так и валились от моих могучих ударов! Мой вороной конь не успевал их топтать!
– А где же твой славный вороной конь? – спохватились соседи.
– Моего бедного коня убили перед самым концом боя, – сказал Курата и притворился, что ему очень грустно. – Убили моего славною коня! И остался мне на память только вот этот вороной хвост. Я отрезал его перед тем, как уйти домой. Вот он, этот вороной хвост!
В этот момент взошло солнце и все увидели в руках Курата белый конский хвост. Оказывается, он в темноте отрезал хвост у белой лошади.
– Э-э-э! – закричали крестьяне. – Разве у чёрных коней растут белые хвосты?
Ничего не мог ответить на это Курата, и все сразу поняли, что он всегда врал о своих подвигах.
С тех пор, когда Курата проходил по селению, все говорили с презрением:
– Смотрите, смотрите, вон идёт хвастливый и трусливый Курата!

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 22:52:13  924

Страна дураков (сказка)

Это случилось, когда страной правил глупый и завистливый князь Масаюки. Глупее этого князя были только его советники.
Князь Масаюки не терпел умных и догадливых людей. Стоило только обнаружиться в его княжестве умному человеку, и несчастного навсегда изгоняли из родной страны.
Однажды у князя пропала любимая собака. Сразу же во все концы княжества были отправлены слуги. Всем им было строго-настрого наказано: без собаки во дворец не возвращаться.
В поисках собаки одному из слуг пришлось проходить мимо небольшого рисового поля. Как раз в это время на огороде трудился дедушка Рискэ. Это был последний умный человек в княжестве. Остальных умных людей самураи давно уже изгнали из страны.
Увидев дедушку Рискэ, слуга спросил на всякий случай:
– Скажи-ка скорее, здесь не пробегала собака нашего князя?
Дедушка Рискэ разогнул спину и ответил:
– Собака нашего князя? Крохотная собачонка? С ушами, которые волочатся по земле? Хромая на переднюю лапку?
– Да, да, она самая! Скорее скажи мне, куда побежала эта собачка.
– Куда она побежала? Да как же я скажу, если я никогда в жизни не видел княжеской собачонки?
– Как не видел? Откуда же ты знаешь все её приметы?
– Приметы? О, это просто! Я заметил на дороге крохотные следы собаки. У нас в деревне таких крохотных собачонок не держат. Следы от трёх лап отпечатались на песке хорошо, а четвёртый – еле-еле виден. Ну, я и понял, что собака хромает на одну лапу.
– Но откуда же ты узнал, что уши её волочатся по земле?
– Откуда узнал? А я заметил рядом с отпечатком лап непрерывный след с двух сторон. Я и догадался, что у собаки такие уши, что они волочатся по песку.
– Так, значит, ты не видел собаки? Тогда покажи мне её следы.
Дедушка Рискэ вывел слугу на дорогу, и тот поспешил по следам собаки. Вскоре слуга увидел княжескую собачонку. Она сидела окружённая со всех сторон голодными деревенскими псами и дрожала от страха.
Слуга схватил собачонку и побежал во дворец.
– Как удалось тебе найти мою любимую собаку? – закричал обрадованный князь.
Слуга поведал своему господину о том, как дедушка Рискэ помог ему отыскать пропажу. Князь выслушал рассказ и нахмурился:
– Этот ничтожный деревенский старик решит, пожалуй, что он знает то, чего не знаю я!
На другой день у князя пропал конь. Снова во все концы страны бросились на поиски слуги. И снова один из слуг забрёл к дедушке Рискэ.
– Послушай, почтенный человек, – сказал слуга, – не пробегал ли поблизости здесь княжеский конь?
– Княжеский конь? Белогривый? Ростом почти в один кэн?
– Да, да! Скажи мне скорее, в какую сторону он поскакал?
– В какую сторону он поскакал? Да как же я скажу, если я никогда в жизни не видел этого коня?
– Как не видел? Откуда тогда тебе известны его приметы?
– Приметы? Сейчас скажу. Я увидел на дороге следы конских копыт. По обе стороны дороги листья на деревьях были объедены на высоте одного кэн. А чуть пониже ветер развевал зацепившиеся на дереве белые конские волосы.
– Так, значит, ты не видел коня? Тогда укажи хоть дорогу, на которой ты заметил конские следы.
Дедушка Рискэ, этот последний умный человек в княжестве, вывел слугу на дорогу и показал следы. Вскоре слуга увидел то, что искал. Белогривая лошадь щипала сочную траву и лениво отмахивалась хвостом от назойливых мух.
Когда слуга подъехал на княжеском коне ко дворцу, обрадованный князь спросил:
– Как удалось тебе найти моего любимого коня?
Слуга рассказал всё, как было.
Опять нахмурил брови князь:
– Этот наглый старик совсем не умеет себя вести! Если я услышу ещё раз, что он знает то, чего не знаю я, – придётся изгнать его из моего славного княжества!
Слова эти дошли до слуха умного дедушки Рискэ, и он их хорошо запомнил.
Прошла неделя, и из княжеской тюрьмы убежал один заключённый. Князь был вне себя от ярости, потому что утром заключённому должны были отрубить голову. Ещё бы! Этот крестьянин, выпив на празднике лишнюю чашку сакэ, закричал на всю деревню:
– Наш князь – первый дурак в стране!
И вот теперь этот преступник убежал! Сколько его ни искали, никак не могли найти. Стража видела, что беглец направился в сторону дома дедушки Рискэ, а найти его не могла.
А дедушка Рискэ сидел у дверей своего домика и посмеивался.
Он давно догадался, что беглец взобрался на вершину густого дуба. Умный Рискэ видел, что вокруг дуба кружатся вороны, а сесть на него не решаются.
Схватила стража дедушку Рискэ, приволокла его во дворец.
– Говори, где спрятался преступник! – кричит князь.
– Не знаю, – отвечает старый крестьянин. – Откуда мне знать то, чего не знает сам князь?
– Стража говорит, что он в полдень пробежал мимо окна твоей лачуги! Ты, верно, спал в это время, бездельник!
Дедушка Рискэ ответил:
– Должно быть, князю не известно, что крестьяне встают раньше солнца, а ложатся при звёздах?
– Значит, ты знаешь то, чего не знаю я? Эй, стража! Прогнать его из моей страны!
Услыхав княжеский приказ, придворные глупцы схватили последнего умного человека в стране –дедушку Рискэ – и выгнали его за заставу.
И не осталось после этого в княжестве ни одного умного человека.
С тех пор эту землю все люди называют Страной дураков.

匿名 ID: JKQhhV4z Пнд 09 Апр 2012 23:18:19  926

Хвастливый Гэмбэй (сказка)

В одной деревне жил крестьянин, по имени Гэмбэй. Соседи недолюбливали Гэмбэя: уж очень он был хвастлив. Если с кем-нибудь случалась неприятность, Гэмбэй смеялся и говорил:
– Со мной такого никогда не будет! Меня так просто не проведёшь!
Однажды Гэмбэй собрался в город. Он решил купить себе там на базаре тёлку. Жена Гэмбэя выбрала самую крепкую верёвку и, подавая её мужу, сказала:
– Веди телушку домой на верёвке. Да смотри, чтобы по дороге не украли тёлку воры.
– Какие глупости ты говоришь? – рассердился Гэмбэй. – Чтобы у меня украли тёлку! Нет, меня так просто не проведёшь!
В тот же день отправился Гэмбэй в город. Долго бродил он по базару и, наконец, увидел рослую, откормленную белую тёлочку.
«Вот это как раз то, что я искал! – обрадовался Гэмбэй. – Ни у кого в нашей деревне нет такой тёлки!»
И от удовольствия Гэмбэй даже защёлкал языком.
Сторговался он с продавцом и погнал тёлку домой. На окраине города вспомнил Гэмбэй, что поблизости здесь живёт его старый знакомый – сапожник.
Зашёл Гэмбэй к другу – сразу же начал хвастаться:
– Смотри, какую я тёлку купил! Такой тёлки у тебя никогда в жизни не было!..
И от удовольствия Гэмбэй опять защёлкал языком.
А у сапожника был подмастерье – мальчик Итиро. Итиро посмотрел на тёлку, тоже пощёлкал языком и сказал:
– Это верно, тёлка хороша. Смотрите только, Гэмбэй-сан, чтобы по дороге её не украли.
Услыхав такие слова, Гэмбэй стал смеяться:
– У тебя бы её, конечно, увели, а меня не проведёшь! Не такой я человек!
Сказав так, он попрощался и пошёл домой, в деревню.
Как только Гэмбэй скрылся, Итиро сказал:
– Позвольте мне, хозяин, отучить этого человека от хвастовства.
– От этой болезни его никто не отучит, – ответил мастер.
– Всё-таки прошу вашего разрешения: позвольте мне попробовать.
– Как же ты это сделаешь?
– А я украду у него тёлку.
– Попробуй, если хочешь. Только ничего из этого не выйдет: ведь он ведёт телку на верёвке
– Посмотрим, посмотрим! – воскликнул подмастерье и, сорвав со стены новую пару гэта, выбежал на улицу.
Итиро знал дорогу, по которой шёл Гэмбэй. По боковым тропинкам он опередил хвастуна и, бросив один башмак на дорогу, спрятался в траве.
А довольный Гэмбэй тянул за собой тёлку и мурлыкал какую-то песенку. Вдруг он увидел на дороге башмак.
– Це, це, це! – огорчился хвастун. – Жаль, что нет второго. За одним я и наклоняться не буду...
И, дёрнув за верёвку, он повёл тёлку дальше. Так прошёл он благополучно, может быть, ри, а может быть и меньше, но, только войдя в дубовую рощу, снова натолкнулся на такой же башмак.
– Как жаль, что я не поднял первого башмака! – огорчился Гэмбэй. – А впрочем, он, наверное, по-прежнему валяется на старом месте.
Гэмбэй наскоро привязал тёлку к дубку и бросился со всех ног на дорогу, где он увидел первый башмак. Башмак лежал на старом месте.
Схватив его, Гэмбэй поспешил в рощу. Но, когда он, подбежал к дубку, – тёлки не оказалось.
Гэмбэй обшарил всю рощу, но тёлка словно сквозь землю провалилась.
«И как это она ухитрилась отвязаться? – огорчался Гэмбэй. – Только бы никто не узнал, что со мной случилось такое...»
Не найдя тёлки, отправился он снова в город: нельзя же было вернуться к жене без тёлки. Тогда пришлось бы во всём признаться.
А Итиро к этому времени уже пригнал украденную тёлку домой и спрятал её во дворе. Итиро рассказал мастеру, как он перехитрил хвастливого Гэмбэя, и они оба долго смеялись.
– Что же мы будем делать с этой тёлкой? – спросил подмастерье.
Хозяин не успел ничего ответить, потому что в этот момент раздвинулись двери и в дом вошёл Гэмбэй.
– А где же твоя тёлка, почтенный Гэмбэй-сан? – спросил, как ни в чём не бывало, мастер.
– Тёлка? Ах, тёлка! Знаешь, она мне разонравилась, и я продал её какому-то прохожему. Хочу теперь купить себе другую. Потому и вернулся.
Хозяин угостил Гэмбэя табаком и сказал:
– Тебе повезло: я давно уже собирался продать свою телушку. Если не будешь скупиться, – могу тебе её уступить.
И он приказал подмастерью привести тёлку.
– Сколько же ты хочешь за неё? – спросил Гэмбэй, когда Итиро выполнил распоряжение хозяина.
– Да столько же, сколько ты заплатил за свою.
– Вот еще! – замахал на него руками Гэмбэй. – Разве можно сравнить мою тёлку с твоей?! Моя была и крупнее и жирнее! Да и шерсть на твоей тёлке гораздо короче!
– Как знаешь, дешевле я не продам.
Пришлось Гэмбэю за свою же тёлку снова выложить денежки.
Когда он вывел её со двора, мастер сказал:
– Надеюсь, Гэмбэй-сан, что никто по дороге не украдёт твоей тёлки?
И снова Гэмбэй заявил хвастливо:
– Ну уж нет, меня не проведёшь! Не такой я человек!
Как только Гэмбэй ушёл, Итиро опять попросил:
– Позвольте, господин хозяин, я ещё раз украду эту тёлку.
– Ну, второй-то раз у тебя это не получится! Теперь его так просто не обманешь.
– А всё-таки позвольте мне сделать такую попытку. Уж очень хочется отучить его от хвастовства.
– Что ж, попытайся...
Итиро снова бросился в рощу, чтобы опередить хвастуна. Спрятавшись поблизости от дороги в кустах, он стал поджидать. И, как только Гэмбэй появился на тропинке, подмастерье громко замычал:
– Му-у-у-у, му-у-у...
– Да ведь это же кричит моя пропавшая тёлка! – обрадовался Гэмбэй. – Сейчас я поймаю её, и у меня будет две тёлки.
И, привязав тройным узлом тёлку к дубу, Гэмбэй бросился в кусты, откуда слышалось мычанье.
Тогда Итиро, продолжая мычать, начал перебегать с места на место. Заманив хвастуна в самую чащу, подмастерье поспешил к дубку, отвязал тёлку и погнал её домой.
Только к закату солнца выбрался Гэмбэй на тропинку. Здесь он сразу же увидел, что и вторая его тёлка пропала.
Снова Гэмбэй зашагал в город.
Войдя в дом сапожника, он молча остановился у дверей.
– Что привело вас снова в город и где ваша прекрасная тёлка? – спросил хитрый Итиро.
– Да видишь ли, – начал врать хвастун, – по дороге я зашёл в храм и подарил тёлку настоятелю, чтобы боги были ко мне ещё милостивее. Утром я пойду на базар и куплю себе новую.
Хозяин усмехнулся и сказал:
– Нет нужды ждать до утра. У меня припасена на продажу ещё одна прекрасная телушка.
Едва сдерживая смех, Итиро привёл белую тёлку. Чтобы не рассмеяться, хозяин всё время прикрывал рот веером.
Гэмбэй увидел тёлку и недовольно пробурчал:
– Эта тёлка во сто раз хуже моей!
Тут уж мастер и подмастерье не выдержали и начали смеяться так громко, что сбежались соседи. Все начали спрашивать, что случилось.
Тогда хозяин рассказал, как хвастливый Гэмбэй дважды купил одну и ту же тёлку и пришёл за ней в третий раз.
Тут и соседи начали весело смеяться.
Когда смех немного утих, мастер сказал:
– Гэмбэй-сан, обещай никогда больше не хвастаться, и я отдам тебе тёлку и деньги.
Пришлось Гэмбэю согласиться: нельзя же вернуться домой без денег и без тёлки. Забрал он тёлку, выпросил потолще верёвку и поплёлся к себе.
Вскоре эта история дошла и до его деревни.
С того времени, если Гэмбэй начинал похваляться, кто-нибудь восклицал:
– Гэмбэй-сан, расскажите, как вы три раза покупали одну и ту же телушку.
И тогда хвастун обмахивался сконфуженно веером и умолкал.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 00:21:32  929

Акико



За кладбищем при храме Сёцанийи, в пригороде столицы, когда-то стоял одинокий маленький домик, в котором жил старый человек по имени Такахама. По причине его спокойного дружелюбного характера все соседи любили старика, хотя и считали его слегка тронувшимся. Ибо от человека, который выполняет все буддийские церемониалы, ожидают, что он женится и даст продолжение своему роду. Но он жил здесь совершенно одиноко уже более двадцати лет. Ни одному человеку не удалось убедить Такахаму взять в свой дом жену. И никто ни разу не заметил, чтобы у него возникли любовные отношения с какой-либо особой.

Однажды летом Такахама почувствовал себя плохо и понял, что дорога его жизни подходит к концу. Он послал за своей единственной вдовой сестрой и за ее сыном - молодым человеком лет двадцати, к которому был очень привязан. Придя, они стали делать все возможное, чтобы хоть как-то облегчить последние дни жизни старика.

Был знойный полдень. Вдова и ее сын находились у ложа умирающего. Такахама заснул. В этот момент в комнату влетела очень большая бабочка и уселась на подушку больного. Племянник отогнал ее веером, но она опять вернулась на то же место. Бабочку снова отогнали - она вернулась еще раз. Племянник рассердился и выгнал ее в сад, но она не хотела улетать, и юноша, размахивая веером, погнал прелестное насекомое через сад. В открытые ворота на кладбище около храма. А бабочка все порхала перед ним, как если бы не могла сама лететь дальше, и вела себя так странно. Что молодой человек начал опасаться Ма, принявшего на время прекрасный воздушный образ. Он все гнал ее и гнал, и не заметил, как оказался в глубине кладбища. Здесь в густой тени зарослей бабочка подлетела к одному могильному камню и бесследно исчезла. Как он ни пытался ее найти - все было безрезультатно. Тогда юноша обратил свое внимание на надгробие. На нем было имя: "Акико", выбитое вместе с неизвестным ему родовым именем, а последующая надпись осведомляла, что Акико умерла в возрасте восемнадцати лет. Местами в углубления иероглифов забился пышный мох, и было похоже, что надгробие установили не менее двадцати лет назад. Но как ни странно, оно было хорошо ухожено: перед ним лежали свежие цветы, и сосуд для воды был наполнен совсем недавно.

По возвращении в дом молодого человека ждало известие: дядя скончался. Смерть подкралась к спящему незаметно, и мертвое лицо улыбалось. Племянник рассказал матери о том, где он был и что обнаружил на кладбище.

- Ах! - воскликнула она. - это та самая Акико!

- Но кто она, эта Акико, мама?! - спросил он.

Вдова ответила:

- Когда твой добрый дядя был молодым, он был обручен с очаровательной девушкой по имени Акико, соседской дочерью. Но она умерла от грудной болезни совсем незадолго до того дня, на который была назначена свадьба, и несостоявшийся муж тяжело горевал. После того как девушку похоронили, он дал зарок никогда больше не жениться и не смотреть на женщин. Затем дядя построил это маленький домик вплотную к кладбищу для того, чтобы всегда быть недалеко от ее могилы. Все это случилось более двадцати лет назад. И каждый день из всех этих долгих лет, все равно - зимой или летом, твой дядя приходил на кладбище и молился на ее могиле. Сам он очень не любил, когда упоминали обо всем этом, и никогда никому ничего не рассказывал...

Но Акико, наконец, пришла за ним: белая большая бабочка была ее душой.

Раз я увидел, как опавший цветок вернулся на ветку. Но, увы! То лишь вспорхнула бабочка...

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 00:27:35  930

Благодарность лягушки



Случилось это давным-давно. Жил в одной деревне старик, и было у него три дочери.
Шел как-то раз старик мимо заброшенного колодца. Вдруг видит — поймала змея лягушку, того гляди проглотит. Жалко стало старику лягушку, поднял он с земли камень, на змею замахнулся и крикнул:
— Эй, змея, отпусти-ка ты лягушку, я тебе за это дочку в жены отдам.
Повернула змея к старику голову, языком прищелкнула, а потом быстро-быстро в траву уползла.
— Ну, лягушка, скачи домой скорее! — засмеялся старик и дальше пошел, а про обещание свое и думать забыл.
Только, вот, вечером постучался в дом старика незнакомый юноша и говорит:
— Пришел я, старик, за твоей дочкой. Обещал ты мне ее, помнится, в жены отдать.
Обомлел старик, стоит — слова от страха вымолвить не может. «Что же я за дурак такой,—думает.— Как же я не понял, что не простая это змея была, а змей коварный!» Собрался старик с духом и отвечает юноше:
— Помню я, добрый человек, о своем обещании. Только вот незадача—дочек-то у меня три. Не решил я пока, какую из них тебе в жены отдать. Приходи-ка ты лучше в ночь полнолуния, тогда и поговорим.
— Ладно,— согласился юноша,—договорились. Как большая луна над горой взойдет, так я и приду.
Сказал и исчез, будто и не приходил вовсе. Опечалился старик не на шутку, день-деньской думы тяжкие думает: как дочерей своих от змея уберечь. А луна все ярче по ночам светит — назначенный срок приближается.
Позвал тогда старик дочерей своих и говорит:
— Простите меня, неразумного. Пообещал я по недомыслию одну из вас змею в жены отдать. Придет он завтра. Что нам теперь делать?
Услыхали дочери отцовы речи, побледнели от страха.
— Не пойду я за змея замуж! — сказала старшая дочь.
— И я не пойду,— сказала средняя.
А младшая промолчала, что делать, не знает: и отца жалко, и к змею идти боязно. Подумала она, подумала и говорит:
— Не печалься, отец, пойду я за змея замуж, раз уж ты обещание дал.
Заплакал старик слезами горючими.
— Прости меня, дочка, за мою глупость,—говорит. Покорилась бедная девушка судьбе, села у окна, ждать стала, когда змей за ней явится. Вдруг слышит—скребется кто-то за дверью. Вышла она, видит—сидит у дома лягушка.
— Здравствуй, красавица,— говорит лягушка.— Слышала я, что выходишь ты замуж за змея коварного. Не по любви, видать, выходишь. Да ты не бойся, я тебе помогу, как твой батюшка мне у заброшенного колодца помог. Только, когда к жениху своему пойдешь, захвати с собой тыкву-горлянку да тысячу иголок.
Наступила, наконец, ночь полнолуния. Взошла над горой большая луна, и в тот же миг появился на стариковом дворе юноша-змей.
— Ну что, старик, решил, какую дочь мне в жены отдашь?— спрашивает.
— Младшую отдам,— отвечает старик.
Попрощалась девушка с отцом и сестрами и вместе с женихом своим в путь отправилась. Долго шли они лесом, в горы поднимались, пока не пришли, наконец, к большому пруду.
— Вот здесь я и живу,— сказал юноша.— Прыгай в воду! Посмотрела девушка в пруд, испугалась: тиной зеленой пруд затянут, отовсюду змеиные головки торчат—девушку рассматривают.
Вспомнила она лягушкины наставления и говорит:
— Прежде чем войду я в дом твой, утопи-ка ты в своем пруду мою тыкву-горлянку, да иголки мои на дно опусти.
— Ладно, давай сюда свое приданое,— согласился юноша. Бросил он тыкву в воду, топит ее, топит, а потопить не может, все она на поверхности плавает. Рассердился тогда юноша-змей и высыпал иголки на дно. А дно-то илистое. Воткнулись иголки в ил острием вверх. Юноша-змей на них и наступил!
Взвыл он злобно от боли и вмиг свой истинный облик принял— превратился в огромного страшного змея. Зашипел змей:
— Ах ты, негодная! Обмануть меня вздумала! Не жди теперь пощады!
Закричала девушка и прочь по тропинке подальше от пруда побежала. Видит — стоит средь деревьев маленькая кумирня. Спряталась там девушка — еле дышит от страха.
Подполз змей к кумирне, да как захохочет:
— Нашла, где от меня спрятаться! Раздавлю тебя, как яичную скорлупку!
Обвил он кумирню плотным кольцом, все крепче и крепче сжимает. Захрустела кумирня, вот уж и крыша рухнула, и стены качаются.
«Нет мне теперь спасения,—думает девушка.— Задушит меня змей!» Собрала она последние силы и еле слышно прошептала:
— Помоги мне, лягушечка, спаси меня!
И в тот же миг все вокруг стихло. Перестали стены качаться, не слышно змеиного хохота. Открыла девушка глаза, видит — появилось невесть откуда целое море лягушек, видимо-невидимо. Уселись они на спину змею коварному и давай его топтать и покусывать. Топтали, топтали, пока дух из него вовсе не вышибли.
Вышла девушка из своего укрытия, лягушкам поклонилась.
— Спасибо вам,— говорит,—если б не вы, не видать мне больше неба синего и луны ясной.
Вернулась девушка домой жива-невредима на радость отцу и сестрам. А потом за хорошего парня замуж вышла и жила долго и счастливо.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 00:41:24  931

О том, как человек в черепаху превратился



Давным-давно жили в одной деревне муж с женой. Бедно они жили. Муж тот ленивым был, крестьянского труда не любил, только и делал, что целыми днями по двору слонялся. А жена его с утра до ночи в поле трудилась — да только вот богатства никак не прибавлялось! Случилось это как-то вечером. Заглянула жена в амбар, а там ничего, кроме горстки ячменя и нет вовсе. Вздохнула она и решила ячменную кашу сварить.
— Ты что же, опять ячменем меня кормить надумала?— рассердился муж.— Не хочу есть эту кашу!
— Что же нам теперь делать? — ответила жена.— Риса в доме давно нет, да и ячменя совсем немного осталось. А ведь этот ячмень на нашем с тобой поле уродился, мы и за него-то богов благодарить должны.
— Глупая ты, и голова у тебя дырявая! — не унимался муж.— Не желаю больше есть ячменную кашу!
Отшвырнул он миску.
— Бедный! Только и делаешь, что бездельничаешь, лучше бы работал! — вздохнула жена и принялась за еду.
— Не смей мне перечить, негодная! — закричал муж и выгнал жену из дома.
Побрела она куда глаза глядят: вот уж и деревня позади, и поле. Вышла жена на горную тропинку. «Пойду в горы, там и умру»,—думает.
Шла она, шла — тихо кругом, только изредка где-то сова угрюмо ухнет. Вдруг видит — горит среди деревьев тусклый огонек, будто окошко светится. Подошла жена поближе—и вправду: стоит меж скал ветхий домик. Заглянула она в дом, а там у огня бородатый человек сидит, кабанье мясо варит.
— Простите меня за беспокойство,— сказала женщина. Обернулся человек и говорит:
— В такую ночь люди в горы не приходят! Может, ты оборотень?!— Выхватил он из-за пояса длинный охотничий нож.
— Смилуйтесь надо мной! — взмолилась бедная женщина.— Я — крестьянка из деревни, что под самой горой. Пустите меня переночевать.
— Да ты, я вижу, в самом деле живой человек,—проговорил бородач.— Что ж, входи, коль пришла.
Приоткрыла жена соломенную дверцу и в дом вошла.
— Расскажи мне, какая беда тебя ночью в горы привела? — стал расспрашивать ее хозяин.
Нечего было жене от него скрывать, она обо всем и рассказала.
— Надо мужа твоего за леность проучить,— сказал хозяин.— Поживи пока здесь. Вот увидишь — нужда его работать заставит.
А муж жену ждал, ждал — не верил, что надолго она из дому уйти может. А потом отправился ее искать. До утра по деревне ходил, каждый уголок осмотрел, в каждый закоулок заглянул, а жены так и не нашел.
День прошел, другой. Слоняется муж по двору—работать-то он не умеет. На третий день не стало больше сил голод терпеть. Пришлось тогда мужу учиться бамбуковые корзины плести. Сплетет — продаст, тем жить и стал.
Так десять лет, как сон, и пролетели. Смирился муж с тем, что его жена давно умерла, и редко о ней вспоминал. Жил он бедно, работал плохо, совсем опустился.
Вот как-то раз понес муж бамбуковые корзины по горным деревням. Шел-шел, да и пришел к тому самому домику, что меж скал стоял.
— Корзины! Корзины! Покупайте прекрасные бамбуковые корзины! — закричал он, подойдя поближе.
Вышла из домика женщина, посмотрела на него, да чуть было от удивления не вскрикнула. Но решила виду не подавать, что мужа признала.
— Милости просим, господин торговец, заходите в дом,— говорит,— очень нам нужны бамбуковые корзины. Да вы, наверное, с дороги устали — отдохните, поешьте.
А муж-то с годами подслеповат стал, жену и не признал сразу. Поставила она перед ним миску с ячменной кашей и угощать стала:
— Кушайте, не стесняйтесь!
Голоден был муж, мигом угощение заглотил и нахваливать стал: «Что за каша! Ах, как вкусно!» — С каких это пор полюбил ты так вареный ячмень? — рассмеялась вдруг женщина.— Помнится мне, раньше ты его терпеть не мог!
Посмотрел тут муж на нее и жену свою узнал.
— Ах! — только и вскрикнул он.
Стало ему вдруг так стыдно, что схватил он большую корзину, натянул себе на голову и бросился прочь из дома.
— Эй, подожди! — закричала жена, бросаясь вдогонку.— Подожди, остановись! Я ведь давно тебя ждала! Давай вернемся в деревню и будем жить в мире и согласии!
Но муж все бежал и бежал, пока не увидел быструю горную речку. Остановился он было передохнуть, да вдруг чувствует: стала корзина медленно с головы на спину сползать. Сделался он маленьким-маленьким, а потом — раз! — и превратился в горную черепашку!
— Ой, что же с тобой случилось?! — закричала жена. Подбежала она к реке, подхватила черепаху на руки и горько-горько заплакала. А черепаха от стыда голову в панцирь втянула.
С тех пор, говорят, и стал панцирь у черепах на Окинаве напоминать бамбуковую корзину, а капризным детям, которые родителей не слушаются и плохо едят, стали говорить: «Ешь хорошенько, а не то превратишься в горную черепашку!»

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 00:46:48  933

Гроб с драгоценностями



Случилась как-то на Окинаве большая беда: налетел страшный тайфун, а за ним великая засуха пришла. Ничего на поле не уродилось. Каждый день смерть за людьми приходить стала.
Жил в те времена на острове один старик. Очень старым он был. Тяжело было старику чужое горе видеть, вот и ходил он по деревне, чем мог людям помогал: с кем горстью риса поделится, кому свою одежду отдаст.
А голод все ближе и ближе подступает: стали люди друг у друга последнюю скотину воровать, а потом — и кошек с лягушками да змеями убивать.
Вот как-то вечером шел старик по лесу. «Что делать дальше? Как людей от смерти спасти?»—думает. Слышит — заухала в глуши сова.
— Не к добру сова тут раскричалась,— пробормотал старик. Поднял он голову, прислушался.— Никак, это новая весть из мертвого царства. Всюду, всюду смерть! Сгинь! Сгинь!
Пошел старик дальше. Вот уж совсем темно стало. Вдруг видит— идет ему навстречу по горной тропинке незнакомец. На плече гроб тащит, а в руке мотыгу несет. Поздоровался с ним старик и говорит:
— Очень я, почтенный, твоему горю сочувствую! Скажи мне, кто же в твоем доме умер?
Остановился незнакомец, вздохнул тяжело, а потом и говорит:
— Спасибо тебе, дедушка, на добром слове. Батюшка мой скончался, да нет у меня денег, чтоб похороны устроить. Вот и решил я в лес пойти да там батюшку и похоронить. Перед людьми совестно, потому ночью-то и отправился.
Сказал так незнакомец и еще глубже в свои черные одежды лицо спрятал.
— Не справиться тебе одному,— отозвался старик,—давай пособлю!
Пошли они дальше вместе.
— Давай твоего батюшку в рощице похороним,— предложил старик.
— Что ж,— согласился незнакомец,— место тут хорошее, тихое, да и вид отсюда красивый открывается.
Стали они по очереди землю копать.
— Дедушка,— говорит вдруг незнакомец,— уронил я в темноте ароматические палочки. Тут в двух шагах всего. Помолись пока за батюшку моего, а я мигом вернусь.
— Хорошо,— согласился старик,— я пока помолюсь, а ты иди.
Ушел незнакомец и пропал. Ждал его старик, ждал. Уж и утро наступило, а незнакомца все нет.
— Как же можно первому встречному такое дело доверять?— удивлялся старик.— Видно, не вернется назад этот сыночек. Надо б хоть посмотреть, за кого я всю ночь Будде молился.
Подошел старик к гробу, открыл крышку, а там... груды золотых монет! Понял тогда старик, что был то не простой человек, а само божество. Так оно старика за доброту одарило.
Вернулся старик в деревню и золото меж всеми поровну поделил. Стали люди богатыми — не надо им больше было скот у соседей воровать да зверей убивать.
Часто потом в деревне историю эту рассказывали и всегда гроб тот почтительно «спасителем от смерти» величали.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 01:06:59  934

Бог грозы Сомбуцу



В давние времена жили в одной горной деревне старик со своей внучкой. Жили они бедно, все богатство — клочок земли маленький-премаленький, с кошкин лоб.
Каждое утро отправлялись дед с внучкой на свое поле, работали на нем от зари до зари. А поле хоть и маленькое, а кормило их — то редькой, то дынями, а то и бобами.
Вот как-то раз задумал старик редьку посадить. Согласилась внучка.
— Очень я, дедушка, редьку люблю,— говорит.— Коль вырастет, не будем с тобой зимой голодать.
Вскопали они землю, стали семена бросать да приговаривать: «Редька, редька, взойди! Редька, редька, уродись! Вырасти большой на радость деду и внучке!».
Посадили они семена и ждать стали, когда листочки появятся.
Через несколько дней видят — зазеленело их поле. Обрадовались дед с внучкой:
— Вон сколько редьки уродится! Не страшна нам теперь зима!
Настала пора редьку поливать. Стали старик с внучкой к ручью ходить, а путь-то неблизкий, все под гору, под гору. Зачерпнут ведерко—и назад, все в гору, в гору. Да вот беда: только польют поле, заколышет редька листиками, будто просит: «Пить! Пить!». Так и ходили старик с внучкой целый день по воду.
Только вот однажды спустились они к ручью, да так и обомлели— нет в ручье воды, высох. Опечалилась внучка, заплакала:
— Что же с нами теперь будет? Погибнет наша редька, и мы с голоду умрем!
Думал старик, думал, где воды взять, и придумал:
— Давай-ка мы с тобой на гору Тога сходим, там бог Сомбу-цу живет.
— Бог Сомбуцу? — удивилась внучка.—А кто это?
— Это очень важный бог, бог грозы,— ответил дед.— От него все дожди на свете зависят. Посылает он, коль захочет, град и ливни на землю.
— Ну, раз он такой важный и помочь нам может — пошли,— вздохнула внучка.
Собрались они и на гору Тога отправились. Вьется горная тропинка, все выше и выше убегает.
— Далеко ли еще? — спрашивает внучка.
— Вот рощу минуем, а там рукой подать,— отвечает ей дед. Поднялись они, наконец, на гору.
— Ну, вот и пришли,— сказал старик.
Смотрит внучка, понять не может, куда это они пришли. Стоит на вершине скала, а под ней яма.
— Что это? — удивилась внучка.— Неужто эта скала и есть великий бог грозы Сомбуцу?
— Да,— ответил старик.— Это и есть бог Сомбуцу. Священная это скала.
Поклонился он скале в пояс, рядом сел, руки в молитве сложил.
— Бог Сомбуцу, пошли нам на поле дождь,— стал просить старик.
— Помоги нам, добрый бог Сомбуцу, гибнет наша редька. Спаси нас от голода! — стала просить внучка.
Долго они сидели, да только голоса бога Сомбуцу так и не услышали.
На следующий день снова пришли дед с внучкой к скале, и опять ничего не сказал им бог Сомбуцу. А редька тем временем совсем пожухла, опустила листочки, вот-вот погибнет.
На восьмой день проснулись дед с внучкой, смотрят — опять небо ясное, ни одной тучки не видать.
— Видно, не так добр великий Бог грозы Сомбуцу, как люди говорят,— проворчал старик.— Не хочет он слышать наши молитвы.
Ну, делать нечего. Снова пошли дед с внучкой к священной скале. Снова просить стали:
— Сжалься над нами, Бог Сомбуцу, пошли нам хоть какой дождик! Напои наше поле! Спаси нашу редьку!
Молчит скала, ничего не отвечает им Бог грозы Сомбуцу. Рассердился тут старик не на шутку, да как закричит:
— Врут люди, что ты помочь можешь! Не бог ты, а мошенник!
Поднял он с земли камень, да как по скале им ударит! Покатился камень и на дно той самой ямы, что у подножия скалы была, упал.
Загудела тут скала, зашаталась, и раздался из ямы хриплый голос:
— Кто посмел камни в меня бросать? Кто мой сон нарушил? Вот я вам!
Испугались старик с внучкой.
— Ой, спасите! — закричали и подальше от скалы отбежали. А потом старик и говорит:
— Прости меня, великий Бог грозы Сомбуцу, что камень в тебя бросил. Только нет больше сил молчание твое терпеть. Восемь дней приходим мы к тебе—дождя просим. А ты все молчишь.
Сказал так старик, смотрит — перестала скала качаться.
— Восемь дней, говоришь, ходите? — переспросил Бог грозы.— Ну, прости, прости! Да ты, видно, днем ко мне приходишь. А я очень люблю днем вздремнуть, да так крепко засыпаю, что ничего не слышу. Не сердись, прости меня!
— Ладно,— ответил старик,— не сержусь. Ну, теперь-то пошлешь нам на поле дождь?
— А почему же не послать-то? — засмеялся Бог грозы.— Жалко, что ли?
Вздохнул он глубоко, дрему прогнал, да как закричит:
— Эй вы, слуги верные, просыпайтесь! Дело для вас нашлось!
Забурчало что-то в глубокой яме, закряхтело, а потом вдруг из нее дым повалил. Потянулся дым к небу, глядь — сидят уже там громовики, видимо-невидимо. Каждый на своей тучке.
— Ух ты! — удивились дед с внучкой.— Вот, оказывается, как дожди мастерятся.
— Эй вы, не зевайте! — закричал громовикам Бог грозы Со-мбуцу.— А лучше-ка дайте им на поле дождя, да помокрее!
Услышали громовики приказ и сразу же за дело принялись — стали они что есть мочи колотушками по тучам бить. Загремели тут раскаты грома, засверкала молния, покрыла небо темная туча и хлынул на землю ливень.
— Эх, хорошо! — кричат громовики постарше.
— Эй, поддай еще! — кричат те, что помоложе.
Обрадовались дед с внучкой дождю. Поблагодарили Бога грозы и домой заспешили. Прибежали на поле, видят — поднялась их редька, зазеленели листики, белые головки из земли торчат. Знатный урожай собрали в тот год дед с внучкой.
А в тех краях с той самой поры обычай появился: как придет засушливое лето, пойдут деревенские парни на гору Тога к Богу грозы Сомбуцу. Кинут камень в яму глубокую — Бог от сна и очнется. Старики сказывают, что после этого всегда дожди начинаются.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 01:46:54  938

Чудесный странник



Случилось это очень-очень давно. Жил в одной деревне богач. Денег у него было да добра всякого видимо-невидимо. И все бы было ничего, если бы не был тот богач скрягой, каких свет не видел.
Вот как-то раз в самый канун Нового года постучал к нему в дом седовласый странник.
— Пусти меня погреться,— попросил он.— Замерз я, да и голоден. Пусти переночевать.
— Переночевать?—рассердился богач.— Не подобает мне всяких бродяг в дом пускать, да еще перед Новым годом. Всякий знает: кто первым в твой дом войдет, таким и весь год будет. Мне только нищего и не хватало! Иди, старик, прочь!
Позвал богач слуг. Схватили они палки, побили странника, а потом за ворота вытолкнули.
Вздохнул старик и дальше побрел. Видит — стоит на краю деревни дом — лачуга лачугой. Постучался странник:
— Пустите, добрые люди, на ночлег. Не дайте замерзнуть. Открыли страннику дверь старик со старухой, дряхлые- предряхлые, лет сто, почитай, на свете живут.
— Заходи, погрейся,—говорят,— только не обессудь: уж очень мы бедны. Угостить тебя нечем.
Вошел странник в дом, огляделся. «Вот бедность-то»,— думает.
А старики опять за свое:
— Прости нас, уж очень у нас неприглядно, бедно. Может, тебе лучше к богачу сходить, там, небось, сегодня знатное новогоднее угощение готовят!
— Угостили меня в том доме палками да руганью,— ответил странник.— Позвольте у вас остаться, вижу я, дружно вы живете.
— Что правда, то правда,— улыбнулись старики.—Денег нет—не беда, зато мы друг другу во всем помогаем, жаль только, что старыми стали.
— Новый год скоро придет. Давайте чай пить,—засуетилась старуха.
Принесла она кипяток да всем разлила. Напился гость чаю и говорит:
— Пора теперь и мне вас угостить. Неси, старик, хворост, а ты, старуха, котелок, да побольше.
Удивились старики: чего это странник задумал, что варить собрался? Но спорить не стали, все, как он велел, исполнили.
Разжег странник огонь, котелок поставил, рукой по нему провел, глядь — а в котелке рис с красными бобами! Да так много — до самого верха!
Вскочили старики, глаза вытаращили, слова вымолвить не могут.
— Садитесь, отведайте мое угощение,— засмеялся странник.— Меня после разглядывать будете.
Наелись старики до отвала, гостя поблагодарили и спать легли.
Наутро встали — нет странника.
— Слушай, старуха,— говорит старик,— не простой это странник был. Думаю я, что сам Бог Нового года к нам приходил.
— Вот ведь дожили! — всплеснула руками старуха.— С самим божеством рис ели!
Подивились старики и к божнице направились, помолиться, чтоб Новый год не хуже старого был. Только подошли — засверкала божница, засияла. Глядь — сидит на ней вчерашний гость, приветливо улыбается.
— Поздравляю вас с Новым годом,— говорит.— Не узнали вы меня давеча — а я Бог Нового года и есть.
— Прости нас, что бедностью тебя встретили,— стали извиняться старики.
— Не бедностью, а теплом и добротой,— ответило божество.— Очень мне у вас понравилось. Знайте же, что прихожу я к людям, чтобы злых наказывать, а добрых защищать. Решил я выполнить любое ваше желание. Говорите, чего от меня получить хотите.
— Да что ты, Бог Нового года,— замахали руками старики,— ничего нам не надо!
— Совсем ничего? — удивилось божество.
— Совсем,— кивнули старик со старухой.— Все у нас хорошо, только вот здоровья маловато: ноги совсем не ходят.
— Знаю я, как вас отблагодарить,—сказал Бог Нового года.— Верну я вам молодость. Живите счастливо и радостно.
Подозвал он старуху, руку ей на голову положил, и в тот же миг превратилась дряхлая старуха в юную девушку, статную и лицом пригожую. Подозвало божество старика, глядь — стоит рядом с красавицей юноша — волосы как смоль черные, глаза весельем светятся. Засмеялись парень и девушка, друг на друга глядя. А потом к божнице повернулись — нет старика. Пропал, как не было.
Разнеслась весть о чудесном превращении по всей деревне. Узнал богач, рассердился:
— Вы что, негодные, понять не могли, что не нищий к нам приходил, а сам Бог Нового года?—стал ругать он слуг.— Идите куда хотите, но старикашку этого хоть из-под земли достаньте и сюда приведите!
Побежали слуги по окрестным лесам и деревням—нигде найти старика не могут. Вдруг видят — сидит он под большим деревом, отдыхает.
— Господин Бог Нового года, пожалуйте к нам в гости,— стали зазывать его слуги.— Очень наш хозяин рад будет вас видеть.
— Ладно, так и быть, зайду к вашему хозяину,— согласилось божество.— Правда, у меня до сих пор бока намяты.
Только вошел Бог Нового года в дом богача, бросился хозяин ему в ноги.
— Прости,— говорит,— что не пустил я тебя ночевать, я же не знал, что ты божество. А теперь, раз пришел, омолоди меня скорее, да и жену мою тоже.
— Хорошо,— усмехнулось божество.— Зови всех, кто в доме есть.
Обрадовался богач, домочадцев своих собрал, да и слуг не забыл.
Погладил Бог Нового года богача и его жену по голове и начали они шерстью покрываться, пока в больших обезьян не превратились. Закричали обезьяны: «кя, кя, кя!» — и в горы убежали. А слуг богача превратило божество в мышей. Разбежались мыши по углам.
Опустел дом богача. Пошел Бог Нового года к беднякам и говорит:
— Нет больше у того дома хозяев. Идите туда и живите. Разрешаю я вам взять скот и поля, которые раньше богачу принадлежали. Трудитесь прилежно и живите в согласии.
Сказал и исчез. Переехали бедняки в дом богача. Только вот беда: стали обезьяны по ночам с гор прибегать да кричать злобно.
Надоело божеству слушать, как богач и его жена по-обезьяньи ругаются. Развел он на дорожке из гравия огонь. Прибежали обезьяны, перед домом сели, зад себе и опалили. Испугались они, закричали и прочь убежали.
Стали бедняки жить спокойно и счастливо. А у обезьян с тех самых пор зады красными остались, будто обожженными.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 01:56:15  939

Друг и брат



Случилось это давным-давно по осени в одной деревне.
Пришла пора урожай собирать. А он славный уродился: налился рис, колосья к земле клонит. Вышли крестьяне утром в поле — а рис-то из земли вырван, поле потоптано. Закручинились они: Кто же посмел наш урожай испортить? Кто воровать надумал.
Убрали они рис, сколько за день смогли, и по домам отправились. На следующий день приходят, видят—опять кто-то по полю ходил.
Решили тогда крестьяне вора выследить да наказать сурово. Стали они по очереди сторожить. А вор-то хитрее оказался— перестал приходить вовсе.
Обрадовались крестьяне:
— Здорово мы его напугали! Пусть знает: не дадим ему безнаказанно наш рис топтать!
Не стали больше они поле сторожить, а вор-то тут как тут! Снова по ночам рис воровать начал. Вот ведь напасть какая!
Жил в той деревне один парень. Звали его Тара. Был он добрым и смелым. Никто его в каратэ победить не мог. Очень хотелось Тара людям помочь, вот и решил он ночного вора выследить.
Взял Тара большую палку и, как стемнело, на поле отправился. А ночь-то безлунная, темно, хоть глаз выколи. Лег Тара в траве, дыхание затаил, ждать стал, когда вор появится. Долго он так лежал. Вдруг слышит—крадется кто-то. Сначала, вроде, легкими шагами шел, а как приблизился—загрохотало все, да ветер горячий поднялся.
Лежит Тара в траве, по сторонам смотрит, а ничего не видит— тьма же кругом. Стал он тогда прислушиваться, и показалось ему, что вор серпом колосья срезает. Выскочил смельчак из своего укрытия и на звук серпа побежал. Видит—у самых его ног сидит кто-то. Размахнулся Тара и что было силы палкой вора-то и ударил.
Издал вор жалобный стон, под ноги Тара рухнул и замер — умер, значит.
Испугался Тара, заплакал:
— Вот беда-то! Не хотел я человека убивать, и в мыслях того не имел. Думал я, как людям помочь и вора поймать.
Ну, сколько слез не лей, а вора-то все равно не оживить. Вздохнул Тара и к старшему брату пошел — за советом.
— Помоги мне, брат,—стал просить Тара.— Подтверди перед людьми, что не замышлял я страшное убийство.
— Ах ты, негодный! — закричал на него старший брат.— Сам в петлю лезешь, да и меня за собой тянешь! Ты бы раньше ко мне за советом пришел, когда вора убить надумал. Что же, по-твоему, вор — не человек? Ты не просто вора убил, а человека. Значит, ты убийца и есть!
Совсем растерялся Тара.
— Неужели тебе меня совсем не жалко, старший брат? — спрашивает.— Прошу тебя, засвидетельствуй, что все случайно вышло.
— Засвидетельствовать?—рассердился старший брат.— Да ты что, рехнулся? Тогда же все подумают, что я с тобой заодно. Убирайся прочь из моего дома! Нет у меня с убийцей ничего общего!
Так и выгнал старший брат младшего. Идет Тара, слезы горькие льет. «Нет мне теперь спасения,—думает,—даже брат от меня отказался. Куда идти — не знаю. Хоть в болоте топись».
Шел он так, шел, пока не подошел к дому своего друга. «Дай,— думает,— зайду, попрощаюсь перед тем, как в болото брошусь».
Отворил друг дверь, удивился:
— Ты что же это, Тара, по ночам гуляешь? Или случилось что?
Рассказал ему Тара обо всем — и о том, как людям помочь хотел, и о том, как вора нечаянно убил. Только о старшем брате умолчал—стыдно ведь.
— Да...— задумался друг,—грустная история вышла... Но ты не печалься, я тебя в обиду не дам. Всем расскажу, что не хотел ты его смерти. Ну, а если не поверят, скажу, что вместе мы с тобой ночью на том поле были. Вдвоем и умирать не страшно.
— Спасибо тебе на добром слове,— сказал Тара.— Только гибели твоей я не хочу. Сам за все отвечу, коль придется!
— Ладно, не кручинься, поживем—увидим,— стал подбадривать его друг и предложил: — Давай лучше на поле сходим и на вора поглядим, а то ведь ты и не знаешь, кого убил. Да и негоже ему посреди поля лежать—похоронить его надо.
— И то правда,— согласился Тара,— пойдем.
А тут и светать стало. Пришли Тара с другом на поле, видят — чернеет что-то среди колосьев. Подошли поближе, да так на месте и застыли! Не человек перед ними лежит, а большой болотный угорь! Давно за ним крестьяне охотились! Был тот угорь хозяином окрестных болот и много хлопот людям доставлял.
— Вот тебе и вор! — засмеялся друг.— Ты, значит, дважды людям помог: от вора урожай уберег, да еще впридачу—деревню от злого угря спас!
Подняли друзья большого угря и в деревню отнесли. Вот была радость! Со всех окрестных деревень приходили люди на угря посмотреть.
— Вот он какой, оказывается, хозяин болот! — удивлялись.
— А какой большой!
— А какой страшный!
— Спасибо тебе, Тара, что всех нас от смерти голодной и от угря злого спас.
Зажарили крестьяне большого угря и устроили настоящий пир. Сидел Тара на том пиру во главе стола, а рядом с ним — друг. Только старший брат на праздник не пришел. Стыдно ему стало, что не помог он Тара в трудную минуту. Собрал старший брат свои пожитки и навсегда из тех мест ушел.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 02:02:37  940

Большой праздник белой лисы



Когда-то очень давно в местечке Нагаивая, что в префектуре Ойта на острове Кюсю, жила одна старушка. Звали ее о-Цунэ-сан. Страсть как любила она всякие праздники и представления.
Вот как-то раз позвали ее родственники на праздник в свою деревню. Обрадовалась о-Цунэ-сан, стала в дорогу собираться. А путь-то неблизкий: через горный перевал, на побережье Матама. Очень понравился о-Цунэ-сан тот праздник, до самого вечера гости веселились.
Стала старушка в обратный путь собираться, а родственники ее уговаривают:
— Не ходи, переночуй, а уж утром в путь двинешься. Время позднее. Пока до перевала дойдешь, совсем стемнеет. Страшно на перевале ночью.
— Ну вот еще! — ответила о-Цунэ-сан.—Дорогу в лесу я хорошо знаю. Да и ночь сегодня лунная, ничего со мной не случится!
С тем в путь и отправилась. А дорога в горах крутая: все вверх и вверх бежит.
Добралась, наконец, старушка до перевала Сиромару. А день уж совсем угас. Только она отдохнуть присела, слышит — забили где-то рядом праздничные большие барабаны.
— Что бы это могло быть?—удивилась о-Цунэ-сан.— Праздник в Матама давно закончился. Может, здесь на перевале новый храм построили, а я не знаю?
Забилось у нее сердце — вот-вот выпрыгнет! Вскочила о-Цунэ-сан, да по тропинке вниз побежала. Вдруг видит: навстречу ей люди идут, веселые, нарядные, в руках бумажные фонарики держат.
— Скажите, куда вы спешите?—стала спрашивать старушка.— Верно, тут поблизости праздник будет?
— Неужели ты, бабушка, ничего не знаешь? — удивились люди.— Сегодня на перевале большое представление. Идем с нами!
Пошла о-Цунэ-сан со всеми вместе. Подошли они к маленькому домику. Заглянула о-Цунэ-сан внутрь — а там все совсем как в театре. И представление идет о том, как верный слуга харакири совершает.
А скоро и время антракта наступило. Стали тут гостей потчевать: и рис вареный поднесли, и лепешки сладкие. А потом опять представление началось. Очень грустную историю зрителям показали. О том, как спасла воина-самурая белая лисица, а потом явилась к нему в облике юной красавицы. Поженились самурай и девушка-лиса. Родился у них мальчик. Только не могла лисица навсегда с людьми остаться. Настало время ей в лес возвращаться. И запела тогда она песнь о разлуке, жалостливую-прежа-лостливую.
Заплакали зрители, песню ту услышав. И о-Цунэ-сан плачет, слезами обливается. Сильно ее представление за душу тронуло.
— Надо же,—дивилась она,—какие чудеса в горной глуши показывают! Бежать в деревню надо, людям про то поведать!
Бросилась старушка со всех ног домой в Нагаивая. Прибежала и тут же дочери рассказала о том, что на перевале видела. Слушала ее дочь, слушала, а потом как рассмеется:
— Где ты представление это видела? — спрашивает.— На перевале Сиромару? Ничего там не было. Просто решила Белая красавица над тобой посмеяться, вот и обморочила! И не рисом тебя там угощали, и не сладостями, а навозом — конским да коровьим.
— Кто такая Белая красавица? — удивилась о-Цунэ-сан.
— Да так лису прозвали, что на нашем перевале живет. А всего их в округе три: Белая красавица, Огненная красавица да Кошка-царевна. Так их люди называют.
— Быть того не может! — воскликнула о-Цунэ-сан.— Я же своими собственными глазами видела!
Так и не поверила она дочери. Дождалась вечера и снова на. перевал Сиромару отправилась. Идет по тропинке, а луна ей дорогу освещает. Но вот совсем темно стало. Зажгла о-Цунэ-сан бумажный фонарик, вокруг посветила — нет в лесу того домика, где она представление смотрела, и ничто о вчерашнем празднике не напоминает.
Спряталась старушка за деревом и ждать стала. Вдруг откуда ни возьмись появилась белая лиса, обернулась в красивую девушку. Смотрит о-Цунэ-сан из-за дерева во все глаза. Совсем забыла, что в темном лесу стоит, а рядом оборотень резвится.
А лисе и дела нет до о-Цунэ-сан. Не собиралась она на сей раз старушку конским да коровьим навозом кормить! Ждала белая лиса в гости своих подружек-лис, чтоб большой праздник устроить и до утра веселиться.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 02:07:30  941

Ведьма с горы Тёфукуяма



Во времена давние-стародавние стояла у подножия горы Тёфукуяма небольшая деревенька. Сказывали жители тех мест, что живет на вершине горы ведьма-ямамба, страшная-престрашная, злющая-презлющая. Очень боялись крестьяне на гору подниматься. Вот как-то раз взошла над горой Тёфукуяма большая луна. Собрались жители деревни вместе и луной любоваться отправились. Только к горе подошли, поднялся в лесу сильный ветер, сорвал листья с деревьев, а потом раздался с вершины страшный голос:
— Слушайте меня, люди! — загрохотал он.— Это я, хозяйка горы Тёфукуяма! Беда у меня стряслась: родила я вчера ребенка, а кормить его нечем. Вот и хочу я, чтоб принесли вы мне на гору рисовых лепешек-моти, да побольше, а не то умрет мой сыночек. Не послушаетесь — спущусь с горы и всех вас съем!
Испугались крестьяне, домой поспешили, совет держать стали. «Нельзя ведьму-ямамбу ослушаться,— думают.— Да и ребенка ее жалко, хоть и ведьмин младенец, а все равно — дитя».
Собрали они по домам рис, приготовили лепешки — целую гору. Стали решать, кому к ямамбе идти.
— Пусть Камаясу и Гонроку отправляются! — сказал старейшина.— Они в нашей деревне самые смелые.
Заупрямились смельчаки: неохота им к ведьме идти — а вдруг съест?
— Как же мы к ямамбе пойдем,— спрашивают,— если мы дороги не знаем?
Выступила тогда вперед одна древняя старушка и говорит:
— Я знаю, как ведьму-ямамбу в лесу найти. Но стара я, нет у меня сил лепешки нести. Пусть со мной смельчаки пойдут, а я уж дорогу им укажу.
Так и сделали. Пошли Камаясу и Гонроку вместе со старушкой в лес. Шли-шли, пока на самую вершину не поднялись. Только передохнуть присели, раздался у них над головой ведьмин голос:
— Вижу, не торопитесь вы ко мне в гости! Моти принесли? Задрожали смельчаки, словно листья на ветру.
— Ой, боюсь! — кричит один.
— Спасите, страшно! — кричит другой. Бросились они прочь, кубарем с горы и слетели. Всплеснула старушка руками:
— Куда вы?! Как же я одна лепешки донесу?
Кричала, кричала, да все без толку: смельчаков уж и след простыл. Вздохнула старушка, да к ведьме в пещеру вошла.
— Здравствуй, ямамба,— говорит.— Вот принесла я тебе рисовых лепешек. Не хотим мы, чтоб сыночек твой голодной смертью умер.
— Спасибо,— улыбнулась ямамба.— Трудно мне одной на горе жить — некому помочь. А где моти-то?
— Очень они тяжелые оказались,— ответила старушка.— Сделай милость, пособи — внеси их в дом, а то они так на тропинке и лежат.
— Это мы мигом! — обрадовалась ямамба.— Ну-ка, сынок, сбегай да принеси нам лепешки!
Удивилась старушка: как же младенец, что вчера народился, эдакую тяжесть понесет? Глядь — встал из угла детина ростом с большой камень-валун, выбежал из пещеры и в ту же минуту назад вернулся — моти принес.
Стали ямамба с сыном лепешками лакомиться да нахваливать:
— Вот вкуснотища! Считай, это получше будет, чем людишками и лошаденками питаться!
Посидела старушка в ведьминой пещере еще чуток и говорит:
— Пора мне, ямамба, домой возвращаться, загостилась я у тебя.
Опечалилась ведьма.
— Побудь еще,— просит.— Очень уж мне тут скучно. Ты не бойся, я тебя не трону. Поживи у меня еще немного.
Ну, делать нечего. Осталась старушка у ведьмы-ямамбы жить, стала по хозяйству помогать да за ребенком присматривать.
Миновала осень, зима уж на исходе. Наконец позвала ведьма старушку и говорит:
— Пришла пора тебя домой отпустить. Хорошо мне с тобой жилось, да ты ведь человек, а человек с людьми жить должен. В благодарность за помощь твою хочу я сделать тебе подарок.
Сказала так и сверток протянула. Посмотрела старушка — а это кусок чудной парчи.
Взмахнула ямамба рукой, и в тот же миг поднялся на горе ветерок. Подхватил он старушку, закружил и в деревне у самого ее дома опустил.
А там старушку давно уж и ждать перестали: решили, что съела ее злая ямамба. Вдруг видят — стоит старушка посреди деревни, сверток в руках держит. Обрадовались все, ее увидев, расспрашивать стали:
— Как тебе от ведьмы убежать удалось? Засмеялась старушка и говорит:
— И совсем она не злая, ведьма с горы Тёфукуяма, и совсем не страшная!
Развернула старушка сверток и подарок, что от ямамбы получила, всем показала. А потом сшила из той парчи красивые платья своим внучкам. Но вот чудо: сколько от того куска ни отрезали, он все меньше не делался! Так всей деревне из ведьминой ткани нарядов и нашили!
Стали люди с тех пор хорошо жить — богато, в достатке. Подружились они с ведьмой-ямамбой и не боялись больше на гору Тёфукуяма подниматься. А ямамба в благодарность стала людей от бед и напастей всяких защищать. Перестали люди в той деревне болеть. Сказывают даже, что дети там никогда не кашляли.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 02:18:27  942

Ворона и облака



С давних пор считаются кошка с вороной заклятыми врагами. А случилось это вот почему.
Жила на свете одна ворона. Страсть как любила она всякие вещи таскать да в укромном месте припрятывать. Спрячет, а потом сама же найти не может. Очень огорчало это ворону. Вот и пошла она к кошке посоветоваться.
— Помоги мне, кошка,— стала просить она.— Почему не могу я найти своего добра?
— Расскажи мне, ворона, куда же ты наворованное прячешь?— спросила кошка.
— О! — воскликнула ворона.— Прячу я его в самое надежное место! Под облаками! Вижу красивое облако плывет, я его замечаю и под ним где-нибудь в кустах добро свое оставляю.
— Ну и глупая же ты, ворона! — засмеялась кошка.— Разве ты не знаешь, что облака на месте не стоят, а по небу плывут! Проплыло облако и все! Если по облакам свои тайники замечать будешь, никогда ничего не найдешь!
Задумалась ворона и говорит:
— Не морочь мне голову! Куда это еще облака уплывают? Все это ты, кошка, придумала, чтобы самой мое добро заполучить!
Так она умной кошке и не поверила. Как и прежде, ворованные вещи под облака прятала.
Узнали звери о вороньей глупости, стали над ней посмеиваться:
— Ну и уморила ты нас, ворона!
— Нашла место — под плывущими облаками! Еще больше рассердилась ворона на кошку.
— Я думала, ты мне подруга,— ворчала она.— А ты взяла и всем рассказала, где я добро свое храню.
С тех пор разладилась у вороны с кошкой дружба. Летает теперь ворона по свету и кричит во все горло: «Кошка, отдай мое добро!»

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 02:20:28  943

Жадная хозяйка



В одну деревенскую гостиницу зашёл странствующий торговец. За плечами у него был большой тюк с товарами. А хозяйка гостиницы была жадная женщина. Когда она увидела тюк, ей захотелось его заполучить. Она отвела торговца в комнату, а сама побежала к мужу посоветоваться, как выманить у торговца тюк.
- Это очень легко сделать, - сказал ей муж .- Надо нарвать травы мёга, сварить её и подмешать в ужин. Трава мёга отшибает память. Если торговец её поест, он непременно забудет тюк у нас.
Хозяйка так и сделала: пошла в сад, нарвала полную охапку травы мёга, сварила её и отвар подмешала во все блюда, даже в рис. А потом подала всё это на ужин торговцу.
Торговец съел ужин и ничего не заметил. Только голова у него немного закружилась и к лицу прилила кровь; ему захотелось спать. Он пошёл к себе в комнату, лёг и сразу заснул. Наутро он проснулся ещё на рассвете с тяжёлой головой, собрался и ушёл дальше.
Хозяйка подождала, пока торговец уйдёт из гостиницы, и сейчас же бросилась в его комнату за тюком. Но комната оказалась пустой. Хозяйка всё осмотрела, всё обшарила. Тюк не иголка, заметить его нетрудно. Но как ни искала, а найти его никак не могла. Раздосадованная, она побежала к мужу.
- Ни к чему твоя трава мёга! Напрасно я её варила. Торговец ушёл и ничего нам не оставил.
- Не может быть! Кто поест травы мёга, непременно что-нибудь забудет. Поищи хорошенько! Наверное, он что-нибудь забыл.
Хозяйка опять бросилась в комнату, где ночевал торговец, опять всё осмотрела, всё перерыла и опять ничего не нашла. Наконец она остановилась посреди комнаты и растерянно оглянулась по сторонам. Вдруг она хлопнула себя по лбу и на весь дом закричала:
- Забыл! Забыл!
Муж услышал её крик и прибежал к ней.
- Ну что? Что забыл?
- Заплатить забыл!

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 02:24:01  944

Настоятель и служка



Первый рассказ.
В деревне Титоса в храме был скупой и жадный настоятель.
Он никогда не давал своему служке ничего сладкого, а съедал всё сам.
А служка очень любил сладкое.
Как-то раз настоятелю принесли из деревни душистого, свежего мёду. Он положил мёд в банку, а банку поставил в укромное место, в божницу. И не дал служке даже попробовать.
Через несколько дней настоятелю пришлось уйти на целый день. Он сказал служке:
- Будь осторожен: тут, в божнице, у меня стоит банка со страшным ядом. С виду он похож на мёд, но это только так кажется. Стоит лизнуть этого яду - и ты умрёшь.
Как только настоятель ушёл, служка вытащил банку и съел весь мёд. А когда в банке уж ничего не осталось, он испугался и стал думать, как бы ему обмануть настоятеля.
Думал, думал и придумал. Он взял любимую чашку настоятеля, разбил её и положил черепки посреди комнаты, а сам лёг, укрылся одеялом и стал ждать.
Поздно вечером вернулся настоятель.
В комнате было темно. Настоятель сердито крикнул:
- Эй, служка, где ты? Что ж ты не зажёг фонаря?
А служка из-под одеяла только стонет:
- Простите, отец настоятель! Я умираю! Сейчас мне конец. Скорей прочитайте молитву!
Настоятель испуганно спросил:
- Что с тобой, служка, что с тобой?
- Я виноват перед вами, отец настоятель. Сегодня я сидел на полу и мыл вашу любимую чашку, да вдруг пробежал кот и толкнул меня под руку. Я уронил чашку, и чашка разбилась. Мне только и осталось, что умереть. Я вытащил из божницы яд и съел всю банку. Ох, я уже чувствую, как яд разливается по моим жилам. Ох, мне худо! Прочитайте скорей молитву, отец настоятель!
И служка ещё громче застонал. Настоятель понял, что служка его обманывает, а сказать ничего не мог. Так он и остался без мёда.

Второй рассказ.
Как-то раз настоятеля опять не было дома. Служка сидел у входа и дремал.
Вдруг кто-то постучался. Служка открыл дверь и увидел старушку соседку с узелком.
- Нынче праздник, отдайте это отцу настоятелю, - сказала соседка и отдала служке узелок.
Как только она ушла, служка поднёс узелок к носу: от узелка шёл тёплый сдобный запах.
“Если я отдам узелок жадному настоятелю, я даже не узнаю, что в нём было,- подумал служка. - Лучше посмотреть сейчас”.
Служка развязал узелок; в платке оказалась корзинка с тёплыми сдобными лепёшками. Служка осторожно вынул одну лепёшку и съел, потом вытащил другую и тоже съел, потом третью и так незаметно съел все лепёшки. А когда ни одной лепёшки уже не осталось, служка схватился за голову: “Пропал я! Что мне делать?”
Думал он, думал и придумал: снова завязал корзинку в платок и побежал с ней в храм.
Там он положил узелок у ног статуи Будды Амида, а крошки от лепёшек налепил Будде на губы. Потом вернулся домой, уселся на прежнее место и как ни в чём не бывало стал ждать настоятеля.
Скоро вернулся и настоятель. Первым делом он спросил у служки:
- Приходил кто-нибудь, пока меня не было?
- Да, была соседка. Принесла к празднику узелок отцу настоятелю.
- Где же этот узелок?
- Я отнёс в храм и положил у ног Амида.
- А, это ты хорошо сделал! Пойду посмотрю.
Настоятель отправился в храм и в самом деле у ног Амида нашёл узелок.
Недолго думая он развязал узелок, открыл корзинку и увидел, что она пустая, только крошки были на дне.
- Эй, служка, ты всё съел? - сердито крикнул настоятель.
Служка прибежал, посмотрел на пустую корзинку и притворился, что очень удивлён.
- Вот чудеса! Никогда бы не поверил! - сказал он и показал на статую Амида. - Смотрите, отец настоятель:
Видно, Амида решил, что этот узелок принесли ему, и всё съел. Видите, у него и крошки на губах остались.
Настоятель тоже посмотрел на статую и рассердился:
- Это ты съел мои лепёшки? Вот скверный идол!
И он в гневе ударил медную статую посохом по голове.
Статуя зазвонила: бо-о-он, бо-о-он... А настоятелю показалось, что статуя говорит: “Он... Он...”
Настоятель снова накинулся на служку:
- Слышишь, Амида говорит: “Он, он”. Значит, это ты съел! Что ж ты отпираешься?
Служка пожал плечами:
- Так он вам сразу и признается! Надо его пугнуть как следует. Погодите, я его заставлю говорить!
Служка сбегал за чайником с кипятком и стал лить кипяток на голову Амида и приговаривать:
- Ну что, правду я сказал? Было это или не было?
Вода потекла с головы статуи на пол и забулькала: буль-буль-буль...
- Вот видите, отец настоятель, - сказал служка, - вот он и признаётся:
“Было, было, было”.
Настоятель покачал головой и пошёл спать голодный.

Третий рассказ.
Однажды во время сильного дождя настоятель куда-то ушёл, а служка остался дома один. Вдруг в дверь постучался крестьянин: дождь застал его в пути и он сильно промок. Крестьянин попросил одолжить зонтик, потому что ему нужно было далеко идти.
Служка вынес новый зонтик настоятеля, только что купленный в городе. Крестьянин поблагодарил, взял зонтик и ушёл. Вечером настоятель вернулся домой и, как всегда, спросил, не заходил ли кто-нибудь, пока его не было дома.
- Да, был один крестьянин, попросил меня одолжить ему зонтик.
- И ты дал?
- Да, я ему дал ваш зонтик.
- Зачем же это ты сделал? - рассердился скупой настоятель. - Надо было не давать.
- Как же я мог не дать, когда шёл такой сильный дождь.
- А ты бы сказал, что зонтик сломан! Стоял, мол, вчера долго на солнце, рёбра у него рассохлись, обтяжка лопнула, его и бросили в чулан.
- Другой раз буду знать, - ответил служка.
Через несколько дней пришёл с просьбой другой крестьянин. Настоятель был в это время в храме, а служка возился на дворе. Вот крестьянин и обратился прямо к служке:
- Погода стоит сегодня хорошая. Надо бы мне съездить за горы к дочери, да лошадь моя захромала. Не даст ли мне настоятель на денёк свою лошадь?
- Нет, - ответил служка, - не даст. Он говорит, что лошадь, мол, вчера долго стояла на солнце, рёбра у неё рассохлись, обтяжка лопнула, вот её и бросили в чулан.
Удивился крестьянин, покачал головой и ушёл.
А настоятель, сидя в храме, слышал весь этот разговор. И как только крестьянин ушёл, он выбежал на двор и стал бранить служку:
- Что за глупости ты говоришь! Лошадь - не зонтик. Надо было сказать, что лошадь, мол, вчера объелась белены, скакала весь день как бешеная, отбила себе все ноги и теперь дрыхнет в конюшне.
- Хорошо! - ответил служка. - Следующий раз буду знать.
Через несколько дней в деревне умер один богач. Родные умершего пришли звать настоятеля. Встретили они служку на дворе и говорят:
- У нас в доме покойник. Не может ли настоятель прийти к нам отслужить заупокойную службу?
- Нет, - ответил служка, - не может. Настоятель вчера объелся белены, весь день скакал как бешеный, отбил себе все ноги и теперь дрыхнет в конюшне.
- Ну, такого настоятеля нам не надо! - ответили родственники умершего и ушли прочь.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 02:27:21  945

Чашка из красного лака



Когда-то, давным-давно, в маленьком домике за горой жил одинокий дровосек. Он был очень беден, рубил в лесу деревья и тем перебивался со дня на день.
Однажды вечером мимо его лачуги, едва волоча ноги и опираясь на палку, проходил усталый странник.
- Извините, пожалуйста. Мне очень неловко просить вас, но я заблудился и не знаю, как быть. Не пустите ли вы меня переночевать? - попросил странник дровосека.
Дровосек взглянул на него и увидел, что странник, по-видимому, пришел издалека - весь покрыт пылью, изнемог и еле стоит па ногах. Дровосек сжалился над ним и сказал:
- Да, да, я вижу, что вы очень устали. Если вас не пугает моя бедная лачуга н вам здесь нравится, пожалуйста, оставайтесь у меня без всякого стеснения.
Странник обрадовался и вошел в дом. Дровосек высыпал из ящичка остатки риса, приготовил ужин и предложил страннику. Приправой к рису было только мисо (мисо - густая масса из соевых бобов; служит приправой), но гость несколько раз наполнял свою чашку и весело приговаривал:
- Ах, как вкусно! Как вкусно!
Так он съел весь рис, что был в котелке. Дровосек же только попил украдкой воды, так как в котелке ничего для него не осталось.
- Я очень обязан вам. Вы помогли мне вернуть силы. Спасибо! Я никогда не забуду вашего благодеяния,- сказал странник дровосеку на другое утро.- Здесь в горах есть пруд; если когда-нибудь вам придется туго, приходите к этому пруду и трижды хлопните в ладоши: хлоп, хлоп, хлоп! И каждый раз вы будете получать праздничное угощение. Только обязательно возвращайте столик и посуду. На самом-то деле я - старый карп и живу в этом пруду.
И, вымолвив эти удивительные слова, странник тут же куда-то исчез. Случаются же такие необычные вещи!
Дровосек чувствовал себя так странно, словно его околдовала лиса-оборотень.
- Как это он сказал: “Близ пруда трижды хлопни в ладоши. Тогда появится праздничное угощение”? Неужто правда?!
Дровосек ущипнул себя за щеку, чтобы убедиться, что все это не сои. “Чем рассуждать, пойду и попробую разок”, - решил он наконец и отправился к горному пруду.
Вода в пруду была, как всегда, голубая и прозрачная; в ней отражались деревья и облака. Ничего необычного здесь не было.
“Уж не подшутил ли надо мной гость?” - подумал дровосек, но решил все же проверить слова старика и звонко хлопнул три раза в ладоши: хлоп, хлоп, хлоп!
А-а-ах! К его несказанному удивлению, вода в пруду забурлила, и на ее поверхности показался красивый лакированный столик. На столике было разложено великолепное угощение, и подплыл он прямо к стоявшему на берегу дровосеку.
- Правда! Правда! Вот чудеса-то! Вот чудеса! Дровосек от радости даже подпрыгнул. Он унес столик домой и съел вкусные кушанья. А потом, как ему было ведено, отнес столик обратно к пруду. Столик тут же погрузился на дно.
Рассказывают, что с тех пор бедный дровосек с гор стал богатым, как князь. Стоило ему проголодаться, он три раза хлопал в ладоши и всегда получал прекрасное угощение.
- Зачем же мне трудиться не покладая рук? Это глупо,- говорил он и только и делал, что спал.
Поспав, он наедался, а насытившись, снова засыпал. И стал он очень-очень толстым.
- Ах, приятно, приятно!
Вот и на этот раз дровосек с удовольствием ел угощение, принесенное им из горного пруда, и разглядывал превосходные чашки из красного лака.
Вдруг он подумал: “Хорошо бы иметь дома хотя бы одну такую великолепную чашку! Правда, мне сказано, чтобы я обязательно их возвращал... Э, да чего там, возьму-ка я одну чашечку. Никто и не заметит. Все будет в порядке, сойдет!”
Он украл одну красивую чашку и спрятал ее в шкаф. Затем, ловко расставив на столе все по-другому, как ни в чем не бывало вернул столик.
На следующий день, проголодавшись, дровосек, как обычно, пошел к пруду и ударил в ладоши: хлоп, хлоп, хлоп!
- Вот так штука!
Вода в пруду оставалась совершенно спокойной, и ничто не всплыло на ее поверхность.
Хлоп! Хлоп! Хлоп! Дровосек, рассердившись, изо всех сил стал ударять в ладоши, еще и еще, так что даже руки у него заболели, но на воде по-прежнему не появилось ни одного пузыря.
- Черт возьми! Он все-таки узнал, что я украл чашку!
Дровосек с досады затопал ногами, но изменить ничего не мог.
“Ну, ладно! Одну-то чашку я все-таки украл. Продам ее старьевщику. Она, наверное, денег стоит”,- решил он.
Но в этот вечер в доме дровосека из шкафа вдруг вырвалось пламя, и весь дом в один миг сгорел дотла. Сгорела, конечно, и красная чашка. Даже следов от нее не осталось.
- Ох, видели дурака? - вздыхал дровосек, роясь в пепле пожарища.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 02:50:32  947

Старушка-богатырша



Моти (омоти) - блюдо приготовленное из японского риса. Вареный рис помещают в деревянную кадку и очень долго бьют специальной колотушкой (пестом). В результате получается вкуснейшая однородная белая тягучая масса. Если эту массу подсушить, то она может очень долго храниться. После хранения ее держат над огнем, пока она не начнет вздуваться - получается нечто сверхвкусное. Традиционно перед Новым годом, японцы готовят омочи (омоти), придают ему форму нашего каравая, кладут в токонома (своеобразный красный уголок дома) и вешают над ним красивый свиток с благопожеланиями. Съедается новогоднее омочи (омоти) 7 января.
В давние времена жила в одной деревне добрая старушка. На вид - ни дать ни взять тростинка, но сила в ней была богатырская. И вот чудеса: годы шли, а силы у нее не убывало.
Жила она одна-одинешенька и все по дому сама делала: день-деньской на рисовом поле работала, а по утрам в горы ходила - пни старые для топки корчевала.
Вот как-то раз по осени отправилась старушка в лес, только за пень могучий ухватилась, слышит - кличут ее:
- Бабушка, бабушка, помоги! Лошадь, мешками с рисом груженая, с моста в реку упала! Видит - спешат к ней из деревни люди.
- Лошадь у хороших хозяев с моста не падает, - ответила старушка. - Ладно уж, пособлю. Бросила она вырванный пень и с крестьянами вместе в деревчю побежала. Смотрит - барахтается под мостом лошаденка. Прыгнула старушка в воду, подняла лошаденку и на мост поставила.
- Получайте свою лошадь целой-невредимой, - говорит, - да впредь смотрите лучше, когда она по шаткому мостику идет.
Доброй была та старушка. Вот и слышалось кругом: "Выручи, бабушка!", "Помоги, бабушка!".
Кончилась осень. Новый год не за горами. Стали крестьяне к празднику готовиться - рисовые лепешки-моти печь. Во всех домах работа кипит, спорится. Кто пестом рис в ступке отбивает, у кого мельница жужжит-поет. Радостно у людей на душе. Старушка тоже тесто намесила и румяных моти наделала. А потом по соседям отправилась - может, кому помощь нужна: не шуточное дело пестом бить или мельницу крутить - тут сила нужна! Многим помогла старушка - и ей радостно, и людям приятно.
Разнесся звук пестов и мельниц далеко по округе, даже в самой преисподней его услыхали. Сидит в подземном царстве главный министр демонов да прислушивается:
- Что это за странный звук с земли доносится? - спрашивает.
- То крестьяне пестами рис отбивают - к Новому году готовятся, - отвечают ему вельможи. Задумался главный министр и говорит:
- Что-то в этом году мало людей на земле поумирало. А то, бывало, покойному в дорогу столько угощений всяких приготовят! А вот нынче никто нам моти с земли не принесет, как мы будем Новый год встречать?
Вздохнули вельможи - что тут поделаешь? Думал-думал главный министр, где рисовые моти достать, и, наконец, говорит:
- Киньте клич по всей преисподней! Пусть демоны сюда спешат! Дело я для них придумал! Собрались по приказу главного министра демоны, от мала до велика.
- Остались мы в этом году без новогодних моти, - пожаловался им главный министр и приказал: - Отправляйтесь-ка вы на землю и добудьте нам с владыкой преисподней Эммой румяных моти. Негоже без них на праздник остаться!
- Слушаемся, - ответили демоны и тотчас пустились в путь.
Выбрались они на землю и по разным краям разбрелись. Был среди тех демонов один силач, никого ему по силе равного во всей преисподней не было. И случилось так, что попал он как раз в ту деревню, где старушка-богатырша жила.
Поднялся демон на гору, у подножья которой деревня раскинулась, да как закричит:
- Эй, вы, людишки, трепещите! Явился к вам из преисподней демон-силач!
Испугались люди, по домам попрятались.
- Спаси нас, судьба, - молят. Спустился демон в деревню - никого. Пришлось ему в дома стучаться.
- Не бойтесь меня, - говорит, - не трону я вас. Не за этим пришел. Выходите поскорее да моти новогодние выносите!
Удивились люди:
- Зачем тебе моти? Неужели и в преисподней Новый год встречают? А потом спрашивают:
- Как же мы тебе их отдать можем? Ведь праздник скоро, не успеем мы новые приготовить.
- Какое мне дело?! - ответил демон. - Сказано нести, значит, несите!
Стали люди демону рисовые моти выносить, а кто не вышел, к тому демон сам в гости пожаловал. Дошла очередь и до старушки. Заглянул демон к ней в окно, видит - сидит бабка, маленькая-премаленькая, тоненькая-претоненькая.
- Эй ты, старая, - загрохотал демон, - есть у тебя новогодние моти?
- Кто это такой невежливый в чужой дом врывается? - отозвалась старушка.
- Как кто? - не понял демон. - Я же на гору забирался и всем говорил, что я демон-силач из преисподней! Глухая ты, что ли?
- Никакая я не глухая, - обиделась старушка, - и нечего под окном у меня стоять и кричать-надрываться, а то я и впрямь оглохну.
Обомлел демон - никто еще с ним на земле так смело не разговаривал.
- Эй ты, бабка, - снова закричал он, - есть у тебя новогодние моти?
- Откуда у меня могут быть моти? - удивилась старушка. - Нынче неурожай риса был.
- Врешь! - рассвирепел демон. - У всех в деревне - урожай, а у нее одной, видите ли, неурожай!
- Неужто тебе неизвестно, - усмехнулась старушка, - что новогодние моти своими руками готовить надо, а не по чужим дворам силой отнимать? Моих моти ты не получишь, да и все остальные вернешь!
- Ну, это мы еще посмотрим! - засмеялся демон.
Поднялась старушка да поближе к окну подошла. Тут демон ее за руку как схватит! А ручка-то тонюсенькая, только что не прозрачная!
- Ха-ха-ха! - загромыхал де-мон. - Куда тебе, бабка, со мной тягаться! Стоишь - колышешься. Сломаю тебя, как хилую соломинку!
- Никто меня еще хилой соломинкой не называл! - рассердилась теперь и старушка. - Силу мою узнать хочешь? Давай потягаемся!
- Давай, - согласился демон. - Вот только не придавить бы тебя!
Сказал и руку в окно просунул. Схватила старушка демонову руку да как сожмет! Демон даже поморщился.
- Вижу, что есть у тебя кое-какие силенки, - говорит.
А старушка все сильнее руку демона сжимает. Выступила у того на лбу капелька пота.
- Ну что, демон, так ли я слаба? - спрашивает старушка.
- Нет, не слаба ты, - отвечает демон, а у самого уже слезинка в глазу появилась.
А старушка еще сильнее руку демону сжала. Не зря она каждый день пни старые в лесу корчевала. Это-то потрудней работка будет, чем с демоном состязаться!
Борются старушка с демоном минуту, борются две... А как пять прошло, взмолился демон:
- Подожди, дай передохнуть!
- Чего ждать-то? - ответила старушка. - А отдыхать в преисподней будешь.
Не выдержал тут демон, заплакал:
- Ладно, бабка, победила ты меня. Отпусти руку, а не то и вовсе вырвешь!
- Вот это да! - удивилась старушка. - Сколько лет на свете живу, никогда не видела, чтоб демоны плакали! Надо б и вправду тебя отпустить, а то до дома не доберешься. Оставляй-ка ты наши моти и иди с миром.
Вздохнул демон: что он теперь владыке Эмме скажет? Да только своя жизнь дороже!
Оставил он котомку с новогодними моти под окном у старушки и прочь побрел.
Раздала старушка крестьянам рисовые лепешки и отправились они по домам Новый год встречать.

匿名 ID: JKQhhV4z Втр 10 Апр 2012 03:23:31  952

Молодильное озеро



Давным-давно жили в одной деревне старик со старухой. Были они старыми-престарыми, еле ноги волочили, но жили дружно и во всем друг другу помогали.
Бывало, сидят у огня, греются:
- Немощные мы с тобой стали, - скажет старик. - Вот который день крыша протекает, а сил прореху заделать нет.
- Не печалься, - ответит ему старуха. - Течь в крыше - не беда. Хуже, что мы с тобой того гляди помрем, а очень бы хотелось еще чуток пожить.
Вот как-то раз отправился старик в горы - хворост собирать. Идет и думает: "Помню, любила моя старуха грибочков поесть. Пойти поискать, что ли?"
Взвалил он вязанку на спину и вглубь леса пошел. Идет - там грибочек увидит, тут - сорвет. Шел-шел, да и заблудился. А день-то жаркий выдался. Светит солнце - спасу нет. "Вот бы глоток воды сейчас", - думает старик. Вдруг слышит - журчит где-то в чаще ручеек, звонко так поет - бьются капельки о камушки.
Пробрался старик через заросли, видит - струится по скале вода, а у подножья - небольшое озерцо.
- Эх, напьюсь сейчас холодной водички! - обрадовался старик.
Сбросил он вязанку, сел на бережку, рукой воду зачерпнул:
- Ой да вода! Ой да вкуснотища! - воскликнул. - А какая прохладная! А какая сладкая! Никогда в жизни такой воды не пил!
Напился он воды, чувствует, будто спина болеть перестала и голова на бок не падает. Поднялся было, а ноги как не свои - все попрыгать да побегать норовят. Весело старику стало: "Что за чудесный лес! - думает. - Что за яркое солнце! Эх, хороша жизнь!"
Невдомек старику, что не простой воды он напился, а молодилъной, и что не старик он теперь вовсе, а молодой парень. Старику бы в воду глянуть! Да куда там! Подхватил он вязанку и по горной тропинке к старухе побежал.
Прибежал к дому, да как закричит:
- Старуха, старуха, это я вернулся! Заплутал малость, вот и припозднился.
Повернула старуха голову и проворчала:
- Эй, парень, ты чего в мой дом врываешься, да еще вдобавок околесицу всякую несешь?
Раскрыл старик рот от удивления.
- Ты что, старуха, - говорит, - совсем ума лишилась, что ли? Это же я!
- Ха-ха-ха! - засмеялась старуха. - Думаешь, раз я старая, меня дурачить можно?
- Ты, видно, днем дрыхла, - рассердился старик, - не проснулась еще. Протри глаза!
- И не спала я днем, - обиделась старуха. - Что мне надо, то я вижу. Отвечай немедленно: кто ты такой и что тебе надо?
Опешил старик - понять не может, что с его старухой стряслось?
- Ты что же, не узнаешь меня? Это же я, твой старик, - снова заговорил он.
- Какой же ты старик? - вытаращила глаза старуха. - Ты же молодой еще совсем! Ой, насмешил!
- Кто молодой? - не понял старик. - Да ты поближе подойди, погляди получше!
Подошла старуха поближе.
- Странно, - говорит, - вроде кимоно на тебе стариково...
- Не стариково, а мое собственное, - рассердился старик. - А чье, по-твоему, кимоно я носить должен?
- И голос, вроде, совсем как у моего старика, - призадумалась старуха.
- А как ты думаешь? - не унимался старик. - Чьим же еще голосом я говорить должен?
- Да и лицо у тебя такое, какое у моего старика в молодости было... - совсем растерялась старуха.
- Как в молодости? - не поверил старик. - Ну ты, старуха, скажешь! Вспомнила, что сто лет назад было!
Уставилась старуха на него, глаз оторвать не может. Не по себе старику стало. Подошел он к лохани с водой, да в воду и заглянул: смотрит на него оттуда молодой парень, улыбается.
- Эй, старуха, - пробормотал старик. - Что со мной случилось?
- Вот и я не пойму, - ответила старуха. - Вроде ты, а вроде и не ты!
Посмотрел старик еще раз в воду, да как себя по лбу ладонью хлопнет.
- Понял, понял! - кричит. - Напился я в лесу воды из озерца. Была та вода, видно, молодильная, вот и вернулась ко мне молодость!
Стал старик по дому прыгать да плясать.
- Ой да я! Ой да я! - радуется. - Вновь я молодым стал! Не боюсь теперь ни болезней, ни смерти!
А потом старухе и говорит:
- Не печалься! Завтра поутру в горы пойдем, озеро то найдем. Будешь и ты у меня снова молодой и красивой! Заживем мы с тобой опять весело и счастливо.
- Почему это я должна до утра ждать? - обиделась старуха. - Ты сегодня молодым стал, а я до завтра старухой жить должна.
- Так ведь поздно уже, - стал уговаривать ее старик. - Кто же по ночам в горы ходит? Да и озерца того впотьмах не найдем. Подожди до утра!
- Подожди, подожди... Не хочу! - не унималась старуха. - Вон сколько лет ждала - старухой стала.
Не стал старик ее больше слушать, лег и заснул, да так крепко, что ничего не услышал.
Наутро видит - нет старухи.
- Эй, старая, где ты? - закричал он. Но никто ему не ответил.
Понял старик, что не дождалась его старуха, сама в горы отправилась.
"Ладно, пусть идет, - думает ста-рик. - Нет у нее, видно, сил ждать. Придет назад такой же красивой, как раньше была".
Поднялось солнце из-за гор, за го-ры и село. Смеркаться стало, а старуха все не возвращается.
- Видно, заблудилась в лесу моя старуха, - решил старик. - Придется идти ее искать.
Собрался он и в горы пошел. Идет - старуху кличет. Вдруг слышит - плачет где-то в чаще младенец.
Удивился старик: откуда тут младенец? Пробрался он сквозь заросли, к озерцу вышел, видит - лежит на каких-то тряпках младенец, кричит-надрывается. Пригляделся старик получше, а это и не тряпки вовсе, а старухино кимоно.
Понял тут старик, что пожадничала его старуха: оторваться от воды молодильной не могла, вот и превратилась в дитя малое. Взял старик младенца и домой отнес. Так и пришлось ему свою старуху нянчить.

匿名 ID: zlzbRNvE Втр 10 Апр 2012 16:13:16  1027

>>943

Это был анекдот или сказка, я знатно проиграл.

匿名 ID: hDnSWCL/ Втр 10 Апр 2012 16:18:09  1029

>>1027
Сказка, как назидание о том, что жадному не только чужое не достанется, а ещё и свое потеряет.

匿名 ID: hDnSWCL/ Втр 10 Апр 2012 18:41:49  1048

Заколдованная чашка

В давние-давние времена стоял в одной деревне богатый дом. Много поколений сменилось в нем, но самым ценным сокровищем того дома всегда оставалась чашка. Очень красивая это была чашка - из зеленого фарфора с голубым отливом. Иногда по вечерам доставал хозяин свою чашку из особого ящичка и любовался ею.

Вот как-то раз отправился богач в харчевню - с друзьями попировать. Знатный был ужин! Наелся богач до отвала, а хозяин все угощения подносит да подносит. И что ни угощение, то непременно в красивой чаше лежит.

Любопытно богачу стало, решил он чашки хозяйские получше рассмотреть. Взял одну - языком от удовольствия прищелкнул, взял другую - головой одобрительно кивнул. Взял третью - да от удивления так с открытым ртом сидеть и остался. Была та чашка как две капли воды на его собственную похожа! И тоже из зеленого фарфора с голубым отливом!

Вытаращил богач глаза на чашку, взгляда отвести не может! А тут и друзья чашку заприметили. Стали они ее из рук в руки передавать, да нахваливать:

- Что за чудная вещица!
- Никогда в жизни ничего похожего не видел!
- Бьюсь об заклад, нет на свете другой такой чашки!
Слушал богач друзей, слушал, а сам от злобы уж рассудок потерял. Пришел, наконец, в себя. Позвал хозяина и говорит:

- Хочу я, милейший, чашку эту у тебя купить! Заплачу, сколько хочешь, ничего не пожалею! Называй цену!

Склонился хозяин харчевни в почтительном поклоне, а потом и говорит:
- Простите меня великодушно, но не могу я эту чашку продать. Досталась она мне от отца, а отцу - от деда. Много поколений нашей семьи хранили ее, как самую ценную вещь!

Совсем рассердился богач:
- Нет мне до этого дела! - кричит. - Хочу купить чашку и куплю!
Сунул он хозяину в руку 30 золотых монет. Не успели все и глазом моргнуть, как схватил богач чашку из зеленого фарфора с голубым отливом, высоко поднял ее над головой, да как бросит на пол! Разлетелась чашка на мелкие кусочки!

Вскрикнул хозяин, гости с мест повскакивали, а богач улыбается да руки потирает!

- Не потерплю я, - говорит, - чтоб еще у кого-то на свете такая чашка была! Чашка из зеленого фарфора с голубым отливом - сокровище только моего дома!

Вернулся богач вечером домой радостный, и сразу к заветному ящичку направился. "Сейчас, - думает, - на свою чашку посмотрю". Открыл он ящичек, да так без памяти и упал. А когда очнулся, видит - лежат в ящичке осколки разбитой чашки из зеленого фарфора, а среди них - 30 золотых монет, те самые, которые он заплатил хозяину харчевни.

匿名 ID: hDnSWCL/ Втр 10 Апр 2012 18:46:30  1049

Снежная женщина

Давным-давно в небольшой деревушке в холодной северной стране жил дровосек по имени Мосаку с сыном Минокити. В одно холодное зимнее утро, когда снег был слишком глубок, чтобы рубить деревья, Мосаку и Минокити пошли на охоту. Они провели целый день в лесу, с трудом пробираясь через снег, но не поймали даже кролика. Было уже далеко за полдень, когда небо неожиданно затянули черные тучи, и, заметая их следы, повалил снег. С большим трудом им удалось добраться до хижины дровосека.
- Мы переждем бурю здесь,- сказал Мосаку, бросая ветки в очаг.
- Боюсь, что ничего другого нам не остается,- ответил сын. Мужчины сидели и грелись у веселого огня, а за окном завывал холодный ветер. За душевным разговором время текло незаметно. И было уже довольно поздно, когда Мосаку стал одолевать сон.
- Ты знаешь, сын,- сказал Мосаку. - Когда человеку столько лет, сколько мне, ему хочется внуков. Не пора ли тебе подумать о женитьбе?
Мииокити покраснел и задумчиво посмотрел на огонь. Они очень устали за этот день и вскоре уснули. Снаружи завывал снежный вихрь, и было уже за полночь, когда сильный порыв ветра внезапно распахнул дверь. Снег залетел внутрь, засыпав огонь. Стало очень холодно. Минокити проснулся, сел и вдруг увидел женщину, стоящую на пороге хижины.
- Кто здесь? - воскликнул Минокити.
Из тени выступила прекрасная женщина, одетая в белый струящийся шелк. Ее волосы были длинные и черные, а кожа настолько бледной и гладкой, что напоминала Минокити слоновую кость. Но, заглянув в ее холодные, глубокие глаза, почувствовал, как мурашки пробежали по коже. Женщина, не обращая на него никакого внимания, медленно подошла к спящему отцу. Минокити беспомощно смотрел, как она наклонилась над ним и выдохнула белое облако, обвившее старика, как привидение.
- Отец, - воскликнул Минокити, дрожа всем телом.- Отец! Но ответа не было. Женщина повернулась и направилась в его сторону.
- На помощь! - крикнул Минокити и вскочил, чтобы убежать, но женщина преградила ему путь.
Она пристально взглянула ему в глаза, и вдруг ее жесткий взгляд смягчился, а губы тронула мягкая улыбка.
- Ты молод и полон жизни,- прошептала она.- Молодость - прекрасная вещь, и поэтому я оставлю тебе жизнь. Но помни: если ты кому-нибудь расскажешь о том, что произошло сегодня ночью, ты тоже погибнешь.
Новый порыв ветра со снегом ворвался в хижину, и женщина исчезла. У Минокити подкосились ноги, он упал без сознания. Может быть, это был просто страшный сон. Но очнувшись утром. Минокити увидел дверь открытой, огонь погасшим, а лежащего рядом отца - замерзшим.
Многие односельчане пришли на похороны Мосаку. чтобы отдать последние почести ему и поддержать в несчастье его сына.
- Это была самая страшная снежная буря, которую мне только доводилось видеть, - рассказывал им Минокити, роняя слезы и печально качая головой. О таинственной женщине в белом он не сказал ни слова.
Прошел год. Прошла еще одна зима. В один из пас дней Минокити, выглянув из окна, увидел молодую женщину. Женщина искала кров на ночь, и у нее даже не было зонтика. Он пригласил ее переждать дождь. Ее звали Юки. и она держала путь в столицу. Когда Минокити узнал, что девушка путешествует одна, он захотел ей помочь. Молодые люди пили чай и никак не могли наговориться. Они влюбились друг в друга, даже не успев понять, когда это произошло. Юка не попала в столицу. Она осталась у Минокити, и вскоре они поженились. Все было хорошо. Со временем в семье появилось пятеро здоровых детишек. Юки стала жизнерадостной и заботливой матерью, а Минокити - самым счастливым человеком. Единственное, что его серьезно беспокоило, - здоровье жены. В жаркие дни она чувствовала слабость и оживлялась только с наступлением вечерней прохлады. Минокити всегда относился к ней с любовью и заботой. Однажды вечером, когда Юки вышивала, Минокити посмотрел на нее и в тысячный раз подумал: «Как же она прекрасна!»
- Юки,- сказал он, - ты совсем не изменилась за эти годы и кажешься все такой же молодой и прекрасной, как в день нашей встречи.
Вдруг, взглянув на ее профиль, он внезапно вспомнил то, что случилось давным-давно. То, о чем не рассказывал никому и никогда.
- Ты знаешь, я только что понял,- сказал он,- ты мне напоминаешь кого-то, кого я уже однажды видел. Или думаю, что видел.
- Кто же это был? - спросила Юкки, оторвавшись от шитья.
- Помнишь, я рассказывал тебе о страшной метели, в которую мы попали с отцом, когда мне было двадцать лет? Именно тогда я и увидел Ее. И до сих пор я не совсем уверен, может быть, это был сон? Но...
Минокити колебался.
- Ты когда-нибудь слышала истории о Снежной Женщине?
- Ты все-таки об этом рассказал, не так ли? - резко сказала Юки и взглянула на него с усмешкой.- А ведь я предупреждала тебя, чтобы ты никому об этом не говорил.
- Что ты имеешь в виду? Юкки, в чем дело? Куда ты идешь? Юки встала и направилась к двери. Пока она шла к двери, ее кимоно становилось белым, как снег…
- Юкки,- с трудом произнес Минокити.- Юки! Ты! Ты?
Да, Юки оказалась Снежной Женщиной. И теперь, когда Минокити нарушил обещание, она должна была решить, как с ним поступить. Но, к счастью, даже Снежная Женщина не могла лишить жизни человека, которого полюбила.
- Юкки, не уходи,- воскликнул Минокити, бросаясь за ней.
- Почему, Минокити? Почему ты все рассказал? Я так хотела остаться с тобой навсегда!
Холодные темные глаза Юки наполнились слезами.
- Я никогда не забуду тебя, Минокити, никогда не забуду счастливых дней, которые мы прожили вместе. Заботься о себе и о наших детях. Прощай, моя любовь.
Дверь открылась, холодный ветер ворвался в комнату, и Юки бесследно исчезла. Минокити выбежал на пустую улицу.
- Юки! Юки!!!
Минокити больше никогда не видел свою жену. Но люди в этой северной стране говорили, что в холодные снежные ночи та, которую они называют Юки Онна - Снежная Женщина - до сих пор бродит по склонам гор и ищет спутника жизни, способного сохранить ее тайну.

匿名 ID: hDnSWCL/ Втр 10 Апр 2012 18:56:45  1050

Плотник и демон Онироку

В давние-предавние времена стояла на берегу большой реки одна деревушка. Весело и богато жили там люди. Только вот была у них одна беда: построят через реку мост - прочный, красивый, - а как дождь пойдет или ветер задует, разлетится мост на мелкие щепки и вниз по течению уплывет. Сколько ни строили люди мосты, а такого, чтоб дождь или бурю выдержать мог, никак построить не могли. Собрались они однажды, совет держать стали: как такой мост построить, чтоб вечно стоял? Думали, думали и решили в соседнюю деревню сходить - плотника позвать. Был тот плотник мастером хоть куда, со всей округи к нему люди шли помощи просить.

Пришли крестьяне к плотнику, в поклоне низком склонились и говорят:
- Просим тебя, почтенный мастер, построить в нашей деревне мост.
- Хорошо, - согласился плотник. - Будет вам новый мост!
- Ну и славно! - обрадовались крестьяне.
Вернулись они домой и ждать стали, когда же плотник новый мост выстроит.
А у плотника на душе неспокойно. "Взялся я за дело сгоряча, - думает. - Неспроста в той деревне мосты на щепки разлетаются". Да и жена ворчать стала:

- Зря ты за это дело взялся. А вдруг и твой мост под дождем не устоит? Вот стыд-то будет!

Ну, делать нечего - раз обещание дано, выполнять его надо. Собрался плотник и на берег реки отправился - осмотреть то место, где мост строить будет. Пришел он на берег, видит - разлилась река от дождей, бурлит-клокочет.

- Да, непростое это дело - через бурную реку мост построить, - пробормотал плотник. - Надо бы его вот так строить ..., а может ... и вот эдак ...

Долго он на берегу стоял, все никак решить не мог: как же этот мост строить. Вдруг ни с того, ни с сего поднялись в реке высокие волны, закрутился водоворот и появился из воды огромный демон.

- Ха-ха-ха! А вот и я! - загрохотал он. - Ну что, плотник, придумал, как через нашу реку мост строить будешь?

- Да вот, думаю... - отвечает демону плотник. - Очень мне хочется людям помочь и мост хороший построить.

- Ничего у тебя не выйдет, и не старайся, - засмеялся демон. - Силенок не хватит. Никто из людей этот мост построить не сможет. Не по человеческим силам эта работа. Правда, знаю я, как тебе помочь...

- Знаешь? - обрадовался плотник. - Тогда дай мне совет, ничего для тебя не пожалею.

Наклонился демон к плотнику поближе и говорит:
- Ничего не пожалеешь, значит? Да ты не бойся, я дорого не возьму. Давай так сделаем: я мост построю, а ты мне свой глаз отдашь. Идет?

Обомлел плотник:
- Мой глаз? Зачем он тебе? - спрашивает.
- Ну вот, ты и испугался! - покачал головой демон. - Это же не больно! Зато мост через реку века стоять будет! А люди решат, что это ты его построил.

- Не знаю, что тебе и ответить... - растерялся плотник.
- А ты подумай, - сказал демон, - до завтра подумай.
И в пучину погрузился.
Стоит плотник на берегу, рукой двинуть от страха не может. "Может, приснилось мне все это? - думает. - Дождусь утра, а там посмотрим, что будет". На следующее утро, еще затемно, отправился плотник на берег реки. Только к воде подошел, да как вко-панный и остановился: высится над рекой половина моста, да как ладно срубленная!

- Эй, плотник, - услышал он, - нравится тебе мой мост? Я же говорил, что хороший мост будет!

Поднял плотник голову, видит - сидит на краю моста демон, улыбается.
- Неужто ты один за ночь полмоста построить успел? - удивился плотник.
- Конечно, один! - с гордостью ответил демон. - Это вам, людям, подмога нужна, а мне - ни к чему. Потер демон руки от удовольствия, что похвалили его, и спрашивает:

- Отдашь свой глаз за мой мост?
- Не решил еще, - ответил плотник. - Вот достроишь, тогда и говорить будем.

- Хорошо, - согласился демон. - Завтра утром, значит, и поговорим.
Совсем опечалился плотник, что делать, не знает: и мост хорош, и глаз отдавать жалко. Проснулся он наутро, слышит: грохочет в небе гром и дождь льет как из ведра.

Обрадовался плотник: "Ну, теперь разлетится демонов мост на щепки, и не надо мне будет ему свой глаз отдавать!"

Собрался он и на берег побежал. Видит - достроил демон за ночь мост, да такой красивый! И вот чудо: дождь хлещет, волны вздымаются, а мост стоит себе, как стоял, не шелохнется даже!

Испугался плотник не на шутку:
"Погибель моя пришла, - думает, - не отвертеться мне теперь, придется глаз демону отдавать". А тут как раз и демон из воды выглянул.

- Видишь, какой славный мост я построил! - хвалится. - За такую красоту и глаза не жалко! Давай сюда глаз!

- Подожди еще немного, - взмолился плотник. - Надо, чтоб все по чести было. Вижу я, что не сломили твой мост дождь и ветер, а вот выдержит ли он бурю?

- Конечно, выдержит! - засмеялся демон. - Да ты, я вижу, время тянешь, должок отдавать не хочешь. Нехорошо это!

- Послушай, - сказал плотник. - Ну, что ты к моему глазу прицепился? Может, я как-нибудь по-другому с тобой рассчитаюсь?

- По-другому? - удивился демон. - А что с тебя еще-то взять можно?
Думал он, думал, наконец, и говорит:
- Ладно, загадаю я тебе загадку. Отгадаешь - мост тебе подарю, не отгадаешь - глаз отдашь.

- Загадывай свою загадку, - согласился плотник.
- Ишь ты, как осмелел! - захихикал демон. - Думаешь, я тебе легкую загадаю? А ну-ка, узнай к утру, как меня зовут!

- Как тебя зовут?! - оторопел плотник. - Кто же мне это скажет, кто знает?
- Не узнаешь - глаз отдашь! - крикнул на прощанье демон и в воду ушел.
Побрел плотник домой печальный-препечальный. Лег спать, да не идет к нему сон. "Как демона звать могут?" - думает. Слышит плотник - заплакал в соседней комнате ребенок, подошла к нему жена, успокоила, да песенку напевать стала:

-Спи, малыш мой, засыпай! Демону имени не называй! А не то Онироку придет, И глазок твой возьмет!

- Что за странная песня! - удивился плотник. - Онироку какой-то придет... "Глазок твой возьмет..." Ой, да это про моего демона песня! - осенило его.

Вскочил плотник и давай по комнате бегать и кричать:
- Онироку! Онироку! Онироку!
Вернулись к плотнику спокойствие и радость. Посмотрел он в окно: а там луна яркая светит, улыбается. На следующее утро чуть свет побежал плотник к реке. А демон уже на мосту сидит - его поджидает.

- Ну что, плотник, узнал мое имя? - спрашивает.
А плотника прямо так и распирает имя демоново сказать. Но решил он сначала демона подурачить. Медлит с ответом.

- Вижу я, не знаешь ты моего имени, - сказал демон. - Отдавай глаз!
- Нет, нет, подожди! - закричал плотник. - Тебя зовут... Онитаро!
- Ха-ха-ха! - засмеялся демон и даже подпрыгнул от радости. - Не отгадал, не отгадал! Давай сюда глаз!

- Сейчас, сейчас скажу, - снова сделал вид, что задумался, плотник. - Теперь не ошибусь. Тебя зовут... Онихати!

- Неверно, неверно! - завизжал от восторга демон. - Не знаешь, все равно не знаешь! Отдай глаз! Выскочил он из воды, подбежал к плотнику, вот-вот глаз вырвет.

- Вспомнил! Вспомнил! - заорал что было мочи плотник. - Тебя зовут Онироку! Тебя зовут Онироку! Наш мост построил Онироку!

Вытаращил демон глаза. Постоял так с минуту, а потом как в воду бросится - и исчез.

- Подожди, Онироку, не уходи! - закричал плотник. - Я хочу, чтобы все знали, что это ты мост через реку построил!

Звал плотник демона, звал, да все без толку. Не появился больше Онироку. Никто его с той поры так и не видел. А мост, демоном построенный, много-много лет людей радовал, и никакие бури и дожди ему не страшны были.

匿名 ID: hDnSWCL/ Втр 10 Апр 2012 19:12:05  1051

Оборотень из старого храма

В давние, давние времена стоял в одной деревне старый храм. И все было бы ничего, если бы не поселился в том храме оборотень. Стали люди бояться к храму подходить: то покажется им, что ступени скрипят, а то вроде и смеется кто-то. Жуть, да и только!

Вот как-то раз собрались жители деревни в доме у старейшины, думать стали, как оборотня усмирить. И так прикидывали, и эдак, а ничего решить не могли. Кто же по собственной воле ночью в храм пойдет?

А в это самое время пришел в деревню торговец снадобьями. Звали его Тасукэ, был он молод, а потому ничего не боялся.

- Да неужели никто с оборотнем справиться не может? - пожал плечами Тасукэ. - Ладно, помогу вам - сам в храм пойду.

Дождался он ночи и в храм отправился. А осенью ночи тихие: ни звука кругом. Сидел Тасукэ в храме, сидел, скучно ему стало, он и зевнул. Да так громко! Запело эхо на всю округу, все вторит, вторит, остановиться не может.

Наконец, стихло все. Видит Тасукэ - стоит перед ним оборотень, улыбается.
- Ты кто такой? - спрашивает. - Смельчак, что ли? Один ко мне пришел?
- Конечно, один. А то с кем же? - не понял Тасукэ и снова зевнул.
Оторопел оборотень:
- Так ты что же, меня не боишься?
- Что значит бояться? - не понял Тасукэ.
- Чудак ты, да и только! - захихикал оборотень. - Все люди на свете чего-нибудь боятся. Вот ты чего боишься?

- Отстань от меня, - рассердился Тасукэ. - Не возьму в толк, о чем ты речь ведешь.

Примостился оборотень рядом с Тасукэ и объяснять принялся:
- Понимаешь, - говорит, - ты обязательно чего-нибудь бояться должен. Вот я, к примеру, оборотень. Меня все боятся, потому в храм не ходят.

- Кто ты? Оборотень? - переспросил Тасукэ. - Никогда бы не поверил!
- Да, я - оборотень, - гордо ответил тот. - Ты тоже меня должен бояться!
- Ну вот еще! - ответил Тасукэ. - Дурак я что ли тебя бояться. Уж если я чего и боюсь, то это золотых монет. Как увижу - мурашки по коже.

- Ну, я же говорил, говорил! - обрадовался оборотень. - Все на свете чего-нибудь боятся.

- Все? - не поверил Тасукэ. - И ты тоже?
- Я? - задумался оборотень. - По правде говоря, боюсь я вареных баклажанов. Запах у них противный, с ума меня сводит.

Посмотрел оборотень в окошко, заторопился.
- Светает уже, пора мне уходить, - говорит. - Приходи завтра - я тебя пугать буду!

На следующую ночь Тасукэ снова отправился в храм. Захватил он с собой большой чан с крышкой и много-много баклажанов принес. Сварил их, крышкой закрыл и ждать стал, когда оборотень пожалует.

В полночь явился оборотень. Идет, потом обливается. Присмотрелся Тасукэ получше, видит - несет оборотень большой мешок. Отдышался и говорит:

- Ну, готовься, сейчас я тебя пугать буду!
Вынул он из мешка горсть золотых монет и в Тасукэ швырнул.
- Ну что, страшно тебе? - спрашивает. - Сейчас еще страшнее будет!
Бросился Тасукэ от оборотня, бегает по храму и кричит:
- Ой, боюсь! Ах, боюсь!
Обрадовался оборотень.
- Все чего-нибудь боятся! - кричит.
Бегал Тасукэ по храму до тех пор, пока оборотень весь пол золотом не усьшал. А потом подбежал к чану, да крышку-то и открыл. Вырвался оттуда пар, и наполнился храм запахом вареных баклажанов.

Поморщился оборотень, задергался весь, а потом опрометью из храма бросился. Выбежал в сад, да за дерево схватился, глядь - и в гриб превратился, большой-пребольшой.

Обрадовались жители деревни, что от оборотня избавились. Накупили у Тасукэ в благодарность много-много трав и снадобий. А потом пошли в храм золотые монеты собирать. Смотрят - а это и не монеты вовсе. а грибочки. Так ни с чем они и ушли.

А Тасукэ дальше отправился, и везде об оборотне из старого храма рассказывал.

А что же стало с большим грибом? Он, говорят, до сих пор у храма стоит. Сначала его съесть хотели, да раздумали: может, он ядовитый, раз оборотнем раньше был?

匿名 ID: TlJOkIZT Чтв 12 Апр 2012 00:18:46  1245
(134Кб, 640x640)

http://rghost.ru/37536050
Сказано - сделано. Принёс сказочку ^^

匿名 ID: TlJOkIZT Чтв 12 Апр 2012 00:19:08  1246
(195Кб, 640x620)

>>1245

匿名 ID: 2aCzjZ4y Чтв 12 Апр 2012 00:21:30  1248

>>1245
Спасибо большое, пошел качать.

匿名 ID: TlJOkIZT Чтв 12 Апр 2012 00:41:51  1252

>>1248 да не за что.
http://2ch.so/ja/res/1128.html#1250
http://2ch.so/ja/res/1128.html#1250
Можешь ещё эти гнялуть

匿名 ID: 2aCzjZ4y Чтв 12 Апр 2012 00:50:36  1254

>>1252
Красиво как. И да, шорох винила ни с чем не спутать.

匿名 ID: 0c/NOIV7 Чтв 12 Апр 2012 00:55:16  1255

>>1254 Ага ^^
Только это шеллак, даже не винил

匿名 ID: 2aCzjZ4y Чтв 12 Апр 2012 00:59:43  1258

>>1255
А сказка смешная была. Тебе из выложенных здесь какие больше понравились?

Десять вечеров. Японские народные сказки 匿名 ID: dcZlUE4b Чтв 19 Апр 2012 14:54:49  1728

http://lib.rus.ec/b/162737/read

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 21:01:55  1918

Как жена из дому уходила

Как-то раз приглянулась одному женатому человеку бойкая соседка. Стал он похаживать к соседке в гости. «Моя хозяйка с ней и в сравненье не идет,– думал он.– Чумазая уродина, глядеть противно». А жена у него была работящая. С самого раннего утра до позднего вечера, нечесаная, неубранная, ходила она в затрапезе. Никогда и в зеркало не посмотрится – все некогда! Однажды муж сказал ей:
– Опротивела ты мне, видеть тебя больше не хочу, уходи из моего дома.
Что ж оставалось делать бедняжке? Стала она готовиться в дорогу. Вещи свои связала в узел. Надела самое свое нарядное платье, красиво причесалась, набелилась, нарумянилась и стала куда пригожей соседки. Поглядел на нее муж, поглядел и раздумал с ней расставаться. Кончила жена свои сборы и, по обычаю, склонилась перед мужем в низком поклоне:
– Прощайте, живите в добром здоровье. Спасибо вам за то, что так долго заботились обо мне. Простите, если чем досадила.
Только собралась она выйти через черный ход из кухни, как муж загородил ей дорогу:
– Не смей идти через кухню в таком наряде, это моя кухня. Ступай другим ходом.
Хотела было жена выйти через спальню. Муж опять стал на дороге:
– Не смей выходить через спальню. Это моя спальня.
Что будешь делать! Жена пошла было через гостиную.
– Куда идешь через гостиную,– закричал муж,– ты ведь не гостья, порядка не знаешь!
Остановилась жена:
– И отсюда нельзя, и оттуда нельзя! Тогда уж я и не знаю, как мне выйти из дому.
– А не знаешь, как выйти из дому, дуреха, так и сиди дома.
С тех пор перестал муж ходить к соседке.

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 21:28:26  1919

Земляника под снегом

Давно-давно это случилось.Жила в одной деревне вдова. И было у неё две дочери: старшая о-Тиё – неродная дочь, а младшая о-Хана – родная.Родная дочь в нарядных платьях ходила, а падчерица – в лохмотьях. На долю родной дочери доставались ласка да баловство, а на долю падчерицы колотушки да чёрная работа. Падчерица и воду носила, и стирала, и обед варила, и ткала, и пряла, и весь дом обшивала.А родная дочка была ленивица. Не любила она ткать и прясть, а любила лакомиться всласть.Вот как-то раз поссорилась мачеха с соседкой.Стала соседка кричать:– Не указывай мне, учи лучше свою родную дочь! Вон она как ленива и привередлива! Придёт время – к падчерице твоей любой жених посватается, а дочку твою никто не возьмёт. Твоя дочка, раньше чем пальцем шевельнёт, три раза подумает, а потом всё равно раздумает.Никогда не любила мачеха свою падчерицу, а после этих слов так её возненавидела, что решила со свету сжить.Вот пришла холодная зима. Падчерица во дворе работает, а мачеха и о-Хана у очага греются.Однажды разморилась о-Хана от жары и говорит:– Ох, как мне жарко стало! Сейчас бы съела чего-нибудь холодненького.– Хочешь немного снежку?– Снег ведь невкусный, а я хочу чего-нибудь холодного да вкусного.Задумалась о-Хана и вдруг как хлопнет в ладоши:– Земляники, хочу земляники! Красных, спелых ягод хочу!О-Хана была упряма. Уж если чего ей захочется, так подай.Подняла она громкий плач:– Мама, дай земляники! Мама, дай земляники!– О-Тиё, о-Тиё, поди-ка сюда! – позвала мачеха падчерицу.А она как раз стирала бельё на дворе. Бежит она на зов мачехи, на ходу мокрые руки передником вытирает.Приказала ей мачеха:– Эй ты, лентяйка, живо иди в лес и набери в эту корзинку спелой земляники. А не наберёшь полной корзинки, домой и не возвращайся. Поняла?– Но, матушка, разве растёт земляника в середине зимы?– Растёт не растёт, а ты одно помни: придёшь с пустыми руками – в дом не пущу.Вытолкнула мачеха девочку за порог и дверь за ней крепко-накрепко заперла. Постояла-постояла о-Тиё на дворе, взяла корзинку и пошла в горы. Зимой земляника не растёт. Да делать нечего, боится о-Тиё ослушаться мачеху.В горах тихо-тихо. Снег валит хлопьями. Кругом сосны, словно белые великаны, стоят.Ищет о-Тиё землянику в глубоком снегу, а сама думает: «Верно, мачеха послала меня сюда на погибель. Никогда не найду я в снегу земляники. Тут и замёрзну».Заплакала девочка, бредёт, не разбирая дороги. То взберётся, спотыкаясь и падая, на гору, то в ложбинку скатится. Наконец от усталости и холода упала она в сугроб. А снег валил всё гуще и гуще и скоро намёл над ней белый холмик.Вдруг кто-то окликнул о-Тиё по имени. Подняла она голову. Приоткрыла глаза. Видит: наклонился над ней старый дед с белой бородой.– Скажи, о-Тиё, зачем ты пришла сюда в такой холод?– Матушка послала меня, велела набрать спелой земляники,– ответила девочка, еле шевеля губами.– Да разве не знает она, что зимой земляника не растёт? Но не печалься, я тебе помогу. Идём со мной.Поднялась о-Тиё с земли. Стало ей вдруг тепло и радостно.Шагает старик по снегу легко-легко. О-Тиё за ним бежит. И вот диво: только что она в рыхлый сугроб по пояс проваливалась, а теперь стелется перед ней крепкая, хорошая дорога.– Вон там на поляне спелая земляника,– говорит старик.– Собери, сколько надо, и ступай домой.Поглядела о-Тиё и глазам своим не верит. Растёт в снегу крупная красная земляника. Вся поляна ягодами усыпана.– Ой, земляника! – закричала о-Тиё.Вдруг смотрит: старик куда-то пропал, одни сосны кругом стоят.«Видно, не человек это был, а дух – хранитель наших гор,– подумала о-Тиё.– Вот кто спас меня!»– Спасибо тебе, дедушка! – крикнула она и низко-низко поклонилась.Набрала о-Тиё полную корзинку земляники и побежала домой.– Как, ты нашла землянику?! – изумилась мачеха.Думала она, что ненавистной падчерицы уже и в живых нет. Покривилась-покосилась мачеха от досады и дала своей родной дочке корзинку с ягодами.Обрадовалась о-Хана, села у самого очага и давай совать в рот землянику пригоршнями:– Хороши ягоды! Слаще мёда!– Ну-ка, ну-ка, и мне дай! – потребовала мачеха, а падчерице ни одной ягодки так и не дали.Прикорнула усталая о-Тиё у очага и дремлет. Только недолго ей отдыхать пришлось.Слышит, кто-то за плечо трясёт.– О-Тиё, о-Тиё! – кричит ей мачеха в самое ухо.– Эй ты, слушай, о-Хана не хочет больше красных ягод, хочет синих. Ступай живо в горы, собери синей земляники.– Но, матушка, ведь уже вечер на дворе, а синей земляники, поди, на свете нет. Не гони меня в горы, матушка.– Как тебе не стыдно! Ты ведь старшая, должна заботиться о своей младшей сестрёнке. Нашла же ты красные ягоды, найдёшь и синие!Вытолкала она падчерицу на мороз без всякой жалости и дверь за ней со стуком захлопнула.Побрела о-Тиё в горы. А в горах ещё больше снегу намело. Сделает один шаг о-Тиё – провалится по колени, сделает другой – провалится по пояс и заплачет-заплачет. Да полно, уж не во сне ли собирала она здесь свежую землянику?Совсем темно стало в лесу. Где-то волки завыли. Обняла о-Тиё руками дерево, прижалась к нему.– О-Тиё! – послышался вдруг тихий зов, и, откуда ни возьмись, появился перед ней знакомый дед с белой бородой. Словно тёмное дерево вдруг ожило.– Ну что, о-Тиё, понравилась твоей матушке красная земляника? – ласково спросил её старик.Полились у о-Тиё слезы ручьём.– Матушка опять меня в горы послала. Велит принести синей земляники, а не то и домой меня не пустит.Тут засверкали глаза у старика недобрым блеском.– Пожалел я тебя, оттого и послал твоей мачехе красных ягод, а эта злодейка вон что придумала! Ну хорошо же, я проучу её! Ступай за мной!Старик пошёл вперёд большими шагами. Идёт – словно по воздуху летит. Девочка за ним еле поспевает.– Смотри, о-Тиё, вот синяя земляника.И правда, весь снег вокруг светится синими огоньками. Повсюду рассыпана крупная, красивая синяя земляника.Боязливо сорвала о-Тиё первую ягоду. Даже на дне корзинки сияла она синим блеском.Набрала о-Тиё полную корзину и побежала со всех ног домой. Тут горы сами собой раздвинулись и в одно мгновение оказались далеко позади, а перед девочкой, словно из-под земли, родной дом вырос.Постучала в дверь о-Тиё:– Отвори, матушка, я нашла синюю землянику.– Как? Синюю землянику?! – ахнула мачеха.– Быть того не может!Думала она, падчерицу волки съели. И что же! О-Тиё не только вернулась живая-здоровая, но и земляники принесла, какой на свете не бывает. Неохотно отперла мачеха дверь и глазам своим не поверила:– Синяя земляника!О-Хана выхватила корзину из рук сестры и давай скорей ягоды есть.– Ах, вкусно! Язык можно проглотить! Синяя земляника ещё слаще красной. Попробуй и ты, мама.О-Тиё начала было отговаривать сестру с мачехой:– Матушка, сестрица, уж слишком эти ягоды красивы. Так и сверкают, словно огоньки. Не ешьте их…Но о-Хана злобно крикнула:– Наелась, верно, в лесу до отвала, да мало тебе, хочешь, чтоб тебе одной всё досталось. Нашла дурочек!И вдруг как залает, залает. Видит о-Тиё: выросли у мачехи и о-Ханы острые уши и длинные хвосты. Обратились они в рыжих лисиц, да так с лаем и убежали в горы.Осталась о-Тиё одна. Со временем вышла она замуж и жила счастливо. Родились у неё дети. Много собирали они в лесу красных, спелых ягод, но в зимнюю пору земляники под снегом никто больше не находил, ни красной, ни синей.

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 21:43:09  1920

Мышиное сумо

Случилось это давным-давно. Жили в одной горной деревне старик со старухой. Целый день они трудились, а богатства все не прибавлялось. Вот как-то раз по весне отправился старик в горы хворост собирать. Шел он, шел, пока не попал в лесную чащу. Остановился старик передохнуть. Вдруг слышит - кричит кто-то: - На тебе! Получай! Еще получай! А тут и другой голосок послышался: - Ну погоди, негодная! Я тебе отомщу! Удивился старик, вокруг огляделся - нет никого! Решил он тогда в траве посмотреть. Раздвинул заросли, да как вкопанный и остановился. Глядит - глазам не верит: две мыши борьбой сумо занимаются! Одна мышь толстая-претолстая, а другая - тощая-претощая! Толстая мышь на тощую навалилась и кричит: - На тебе! Получай! Получай! Присмотрелся старик к мышам получше, да от удивления аж присвистнул: "Вот чудеса! - думает он. - Никак эта тощая мышь - та самая, что в доме у меня живет. Да и толстую знаю - из дома соседа-богача она будет". Поспешил старик домой - старухе про мышиное сумо рассказать. - Сдается мне, - сказала старуха, - что неспроста наша мышь такая тощая. Мы с тобой в бедности живем, вот и мышь нам под стать! - Давай-ка, старуха, - предложил старик, - попробуем ее чуток подкормить. Может, силы у нее и прибавится? Собрала старуха остатки рисовой муки и испекла румяную лепешку. Положил старик лепешку перед мышиной норкой. Наутро смотрит - нет лепешки, да и ни единой крошки не осталось. Обрадовались старики: - Наконец-то, - говорят, - наша бедная мышь досыта наелась! Теперь уж точно - сил у нее для борьбы сумо прибавится! На следующий день отправились старик со старухой в горы. Очень старухе хотелось поглядеть, как мыши в сумо борются. Притаились они за деревом и стали ждать. Вдруг слышат, кричит толстая мышь: - Получай! Еще получай! А тощая ей вдруг как закричит в ответ: - Ну, погоди у меня! Посмотрим, кто кого! Сама получай! Повалила тощая мышь толстую на траву. - Дай передохнуть, - взмолилась толстая мышь. Отдышалась она и спрашивает: - Что за чудо с тобой, сестрица, случилось? Вчера я Тебя без труда победить смогла, а сегодня ты как будто сильнее стала? - Что правда, то правда, - согласилась тощая мышь. - Видишь ли, сестрица, тебе меня не понять: ты в богатом доме живешь, а я в бедном. Нечасто мне удается вдоволь поесть. Да вот решили хозяева меня подкормить - положили к норе рисовую лепешку. Думаю я, что теперь каждый вечер меня угощение дома ждать будет. - Как же я люблю рисовые лепешки! - вздохнула толстая мышь. - И совсем никто меня ими не угощает! Послушай, сестрица, принесла бы ты мне кусочек попробовать. Покачала тощая мышь головой: - Нет, - говорит, - не могу. Негоже мне из дома своего рисовые лепешки таскать, там и без того есть нечего. Не могу я тебя задаром кормить. Призадумалась толстая мышь, а потом и спрашивает: - А если не задаром? У моего хозяина денег видимо-невидимо. Только ведь деньги – это не рисовые лепешки, ими лакомиться не будешь. Давай меняться! Я тебе монету, а ты мне кусок лепешки! Обрадовалась тощая мышь: - Ладно, - говорит, - так и сделаем. Услышали старик со старухой про мышиный уговор и домой поспешили. Заняла старуха у соседей рисовой муки, да лепешек напекла. А потом достала красного полотна и сшила два пояса - фундоси, в которых все настоящие борцы сумо выступают. Вот, наконец, наступил вечер. Пришла толстая мышь к тощей в гости. Увидела фундоси, удивилась: - Эти тряпки тоже есть будем? - спрашивает. - Да ты что?! - засмеялась тощая мышь. - А еще себя борцом сумо считаешь! Это же набедренные повязки, фундоси называются. Мы в них с тобой сразу на настоящих борцов будем похожи. Одели мыши на себя фундоси и за угощение принялись. Поела толстая мышь и говорит: - Я монету принесла, как уговаривались. Возьми ее скорее. Взяла тощая мышь монету, да на старикову божницу положила. На следующий день вновь старик со старухой в горы отправились. Огляделись вокруг - нет мышей! Присмотрелись получше - да нет же, вон в траве красные фундоси виднеются! Поднялись мыши из травы - ну, ни дать, ни взять - чемпионы по борьбе сумо! - Приготовиться к параду борцов сумо, - командует толстая мышь. - На-а-чинай! - вторит ей тощая. Смотрят старик со старухой на мышиное сумо - смеются до слез. - Не победишь меня больше! - кричит тощая мышь. - Получай! - И меня не победишь! - кричит толстая. - И ты получай! С тех самых пор так и повелось. Стала толстая мышь по вечерам к тощей в гости ходить, да исправно уговор мышиный выполнять. Как придет, обязательно монетку из дома богача принесет. Угостит ее тощая мышь лепешкой, а монетку на божницу положит. Разбогатели мало-помалу старик со старухой. Никогда они больше нужды не знали. А как случалась свободная минутка, сразу в горы отправлялись - на мышиное сумо посмотреть да посмеяться.

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 23:30:34  1922

О чём рассказали птицы

Давно-давно это было. Жил в одной деревне старик. Ходил он по горам, хворост собирал да продавал его на базаре.Как-то раз нашёл он в лесу красный колпак. Обрадовался старик находке: хоть и дырявый колпак, да ведь у него и такого не было.«Впору ли он мне?» – подумал старик и нахлобучил его на голову. И что же? Слышал он до того только щебет и крики птиц, а тут вдруг весь лес наполнился спорами и разговорами.– Отдай моего червяка! Отдай моего червяка!– Фить, фить, не отдам! Давай пополам.– Сова-то увидела меня и кричит: «Угу-угу!»– А ты что?– А я ни гугу. Так и спасся.– Дети мои, дети, голубяточки, давайте я вас приголублю.Вон на той ветке ссорятся, а на этой идёт дружная беседа. И вдруг:– Р-разбой! Разбой! Держи вора! Кар-р! Кар-р!Старик даже в сторону шарахнулся от испуга! Сбила ветка колпак у него с головы, и сразу стихли речи, снова зазвенел непонятный птичий щебет. Поднял старик колпак с земли, надел на голову, и опять послышались разговоры и вверху, на ветках, и внизу, в кустах. Снял колпак – снова птичий щебет да шорох листьев. Надел колпак – опять разумные речи.«Вот оно что! – догадался старик.– Не простой колпак я нашёл, а волшебный: зовут его в народе колпак “Чуткие уши”. Кто его наденет, тот научится понимать язык птиц и зверей, цветов и деревьев».Пошёл старик дальше в лес, присел отдохнуть под большим деревом и задремал. Разбудило его карканье ворон.– Что это я, задремал, кажется? – встрепенулся старик.Видит он: сидят на ветке над самой его головой два ворона и хрипло каркают.«О чём это они?» – подумал старик. Надел он свой красный колпак и стал слушать.– Давно мы с тобой не встречались, друг Кангарасу,– говорит один ворон другому.– Ты откуда путь держишь?– Был я на морском берегу, но пропала там рыба, нечем стало кормиться, вот я и прилетел сюда,– отвечает другой.– А ты где летал, брат?– Возле деревни на рисовых полях охотился, да только ныне на улиток неурожайный год. И ещё мало того, дети дразнятся:

Вор-вор-ворон,

Где ты закоптел?

Выкради краски,

Выкраси перья.

– Да, друг, беда нам от этих озорников. Но скажи мне, что на свете нового, небывалого?– Каркнуть по правде – ничего. Ах да, вспомнил. Расскажу я тебе, что в наших краях случилось. Лет шесть назад, не соврать бы… Да, точно, шесть лет назад строил один крестьянин кладовую. Стали настилать крышу из дранки…– Драную, драную крышу?– Да нет, из дранки. Словом, стали дощечки одну к другой приколачивать. И случилось так, что заползла на крышу змея, её невзначай и прибили гвоздём. Лежит змея полуживая и не умирает. Все эти годы её кормит верная подруга. Приползёт к ней, и плачут они обе, плачут… Растёт чужое горе над домом, словно чёрная туча. И тут пришла к крестьянину беда: заболела его единственная дочь.– Кра-кра-красивая?– Красавица, да ещё какая! Жаль её! Если никто не догадается приподнять доску и освободить змею, то змея умрёт. В тот же миг умрёт и девушка. Много раз летал я над крышей и каркал об этом во всё горло, да что проку! Никто меня не послушал.Другой ворон отвечал ему:– Правда твоя, непонятливы люди! Как громко ни каркай, всё им невдомёк.Наговорились вороны и разлетелись в разные стороны.Услышал это старик и подумал: «Хорошо, что на мне чудесный колпак! Надо скорей идти спасать девушку. Но раньше выряжусь-ка я чародеем, а то и не поверят».Сплёл старик из соломы высокую-высокую шапку с острым концом, обклеил её пестрой бумагой и напялил на голову. Вот приходит старик к дому крестьянина и кричит у ворот:– Гадатель пришёл, гадатель! Всё на свете разгадать могу, что, отчего и почему случилось.Позвал хозяин старика:– Эй, гадатель, не стой у ворот, зайди ко мне в дом, погадай!Зашёл старик в дом, спрашивает:– А что ты узнать хочешь? Может, есть у тебя какое-нибудь заветное желанье?– Одно у меня есть заветное желанье: чтобы дочка выздоровела. Болеет она уже много лет. А какая болезнь на неё напала, ни один знахарь понять не может.– Хорошо, я погадаю. Только надо мне сперва на больную посмотреть. Ведите меня к вашей дочери,– говорит старик.Лежит девушка, тонкая, жёлтая, словно листок осенью. Вот-вот упадёт листок с ветки…Сел старик у изголовья больной, забормотал про себя, будто заклинания читает:

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 23:31:52  1923

>>1922
Гуру-гуру, буру-буру.

Хвороба – вон.

Здоровье – в дом.

Буру-буру, гуру-гуру.

Бормотал он, бормотал, что в голову придёт, а потом и говорит хозяину:– Строил ты шесть лет назад новую кладовую, крышу над ней настилал да невзначай прибил гвоздем змею. Страдает змея, день и ночь мучается. За это змеиное племя болезнь на твой дом наслало.– Правду говорит гадатель! – воскликнул крестьянин.– Как раз шесть лет назад строил я кладовую… Надо скорее освободить змею.Тут же позвали соседа-плотника. Полез он на крышу и стал поднимать дощечки… А под одной и в самом деле змея лежит, вся белая, высохшая, еле живая.– Вот она, причина болезни! – сказал старик.Осторожно положили змею в корзинку, поставили корзинку на берегу ручья и давай поить и кормить змею. Стала змея оживать.В то же самое время стала и девушка поправляться. Вернулась к девушке прежняя красота. А как отпустили змею на волю, девушка и совсем выздоровела.То-то пошло в доме веселье.Подарил крестьянин старику новую одежду. Решил старик свет посмотреть и отправился странствовать.Ходит он из деревни в деревню, из города в город.Однажды сел он отдохнуть под раскидистым деревом возле дороги. Глядь, снова прилетают два ворона. Уселись они на дереве и повели между собой разговор.– Тоскливо жить всё в одном и том же городе, мало слышишь нового,– жалуется первый ворон,– поневоле улетишь в другие края.– Да что ты! – отвечает второй ворон.– А вот у нас, в нашей маленькой деревушке, случилось небывалое. Тяжко заболел один крестьянин, не сегодня-завтра умрёт. А всё отчего? Лет пять назад пристроил он к своему дому ещё одну комнату. Чтобы расчистить место, срубил он старое камфарное дерево. Остался пень стоять возле самого дома, и течёт на него дождевая вода с крыши. Не погибли корни дерева, каждую весну дают они новые побеги. Да только их тут же обрезают. И жить дерево не живёт, и умирать не умирает. Вот и постигла крестьянина за это тяжёлая кара…– А ты каркал на крыше, сказал, от чего болезнь приключилась?– Каркал, каркал, даже охрип. Да разве люди что понимают!– Правда твоя. Прошлую ночь у нас в городе воры дом обокрали. Уж как я кричал: «Караул, караул!» И всё без проку, не проснулся никто. Но рассказывай дальше.– Страдает камфарное дерево, мучается, бедное. Каждую ночь из горных лесов приходит множество деревьев навещать своего несчастного друга. Уж дали бы ему люди жить на свободе или выкопали бы, чтоб сразу засохло и не мучилось больше. Тогда бы и крестьянин сразу поправился…Услышал старик рассказ ворона и отправился в дальний край к больному крестьянину. Пришёл и кричит у ворот:– Гадатель пришёл, гадатель!Выбежали люди из дома и зовут старика:– Гадатель, зайди сюда, хозяин тебя приглашает.Ввели старика в дом. Видит он: лежит на постели больной, еле дышит. Сел старик у его изголовья и спрашивает:– О чем же вам погадать?– Погадай, долго ли мне мучиться? Или, может, есть на свете какое средство спасти меня.– Не горюй! – говорит старик.– Я узнаю причину болезни и вмиг тебя вылечу. Для меня это проще простого.Забормотал старик про себя:

Гуру-гуру, буру-буру.

Хвороба – вон

Здоровье – в дом.

Буру-буру, гуру-гуру.

Бормотал, бормотал старик, а потом и сказал:– Пять лет назад сделал ты, хозяин, пристройку к своему дому.– Ах, гадатель, откуда ты это узнал? – удивились все кругом.– Это мне открыло мое гаданье. Оставьте меня одного в той комнате, и за одну только ночь я открою причину болезни вашего хозяина и вылечу его.Отвели туда старика. Первым делом он приказал:– Не входите ко мне, пока не позову!Настала ночь, но старик не лег спать. Надел он свой волшебный колпак и ждёт, что будет.В полночь что-то зашелестело, зашуршало под окном:– Эй, камфарное дерево, отзовись! Как нынче твоё здоровье?В ответ послышался тихий-тихий голос, точно из-под земли:– Кто это говорит? Верно, криптомерия с Горы криптомерий? Ты приходишь ко мне каждую ночь. Как мне благодарить тебя за твою заботу? Плохо мне, чуть дышу… Об одном только думаю: как бы мне поскорее умереть…Стала криптомерия утешать друга:– Что ты, что ты, нельзя так падать духом! Мужайся! А теперь мне пора. Завтра опять приду.Ушла криптомерия.Но не прошло и часа, как снова послышался шорох и чей-то голос спросил:– Здравствуй, друг, камфарное дерево! Может, полегчало тебе?– Кто говорит со мной? Уж не сосна ли с Сосновой горы?– Да, это я.– Ты пришла издалека!.. Спасибо тебе. Сама ведь устаёшь да и птиц на своих ветках беспокоишь.– Полно, полно! Просто я собралась погулять и зашла к тебе по дороге. Настанет весна, и ты непременно поправишься! Не теряй надежды!И снова послышалось: шурх-шурх! Это уходила сосна.Старик в своём колпаке «Чуткие уши» слышал все их речи и думал: «Поскорее бы рассвело!»Едва наступило утро, старик поспешил к больному, и опять забормотал свои заклинания: «Гуру-гуру, буру-буру…» А потом сказал:– Срубил ты камфарное дерево… А пень возле дома остался. Живой он, растут на нём зелёные побеги. А ты их каждый раз обрезаешь. Чужое горе – вот причина болезни. Ведь не только камфарное дерево страдает – все деревья на высоких горах вокруг горюют о своём друге. Никому в лесах покою нет. Оставьте камфарное дерево, не обрезайте его побеги, тогда ты и поправишься.– Не трогайте камфарное дерево,– наказал крестьянин своим сыновьям.– Если нужно, и крышу над ним разберите.А как зазеленели на камфарном дереве молодые побеги, и крестьянин поправился. Болезнь как рукой сняло.Построили сыновья крестьянина по соседству дом старику. Возле дома сад разбили. Поселились там самые красивые деревья со всей округи и цвели каждую весну небывалым цветом. И все звери и птицы тоже дружили со стариком, потому что он их понимал и любил.

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 23:39:20  1924

Брат и сестра

В старину это случилось, в далёкую старину.Жили в одной горной деревне сестра с братом, круглые сироты.Сестру звали Сэкихимэ. Ещё и двенадцати лет ей не было, а уж она всё хозяйство вела и за своим младшим братом присматривала.Встанет рано-рано утром, и воды наносит, и дом приберёт, и завтрак приготовит – всё вовремя. Проснётся младший брат Вакамацу, сестра умоет его, и оденет, и сказкой потешит.А потом начнёт ткать полотно на продажу. До вечера ткацкий станок стучит: кирикара тон-тон-тон, кирикара тон-тон-тон. Быстро-быстро бегает уток по основе, а за ним длинная нитка торопится… Хорошая ткачиха была Сэкихимэ. Работает и песню поёт.А на другом конце улицы стоял большой красивый дом. Жил в нём деревенский богач. Много у него было слуг и домочадцев, да только никто в том доме весёлых песен не пел.Не всегда ведь богатство и радость по одной дороге идут.Был у злого богача сынок Дзиро, первый в деревне драчун и обидчик. В школе все его боялись.Вот однажды шёл Вакамацу мимо школы. А в это время ученики во дворе играли. И Дзиро тоже там бегал. Одному ножку подставит, другому подзатыльник даст. Увидел он маленького Вакамацу и давай дразнить его и насмехаться:– Эй ты, Вакамацу! Тебе уже семь, а глупый совсем… В школу не ходишь… А ну, скажи, сколько будет: одна ворона да одна собака? Не знаешь? А какая дорога длиннее: из Киото в Осака или из Осака в Киото? Молчишь?.. Кыш-кыш, мальчик-глупыш!Покраснел Вакамацу от стыда. Стал он краснее алого мака, краснее стручка спелого перца и с плачем побежал домой.Вышла к нему сестра навстречу:– Что с тобой? Отчего ты плачешь? Кто тебя обидел?– Мальчишки дразнят, неучем меня зовут. Знаешь, как обидно…Улыбнулась Сэкихимэ, легонько похлопала брата по плечу:– Полно, полно, не плачь! Эту беду легко исправить. Завтра же ты пойдёшь в школу. Ложись-ка спать пораньше.Утром дала Сэкихимэ брату ящичек с чёрной тушью и красивую кисточку. Взяла она мальчика за руку и отвела в школу.Ласково встретил его учитель:– Вот хорошо, Вакамацу, что ты учиться захотел. От ног следы сотрутся, а от кисти остаются.– Ничего я ещё не знаю, не умею…– пожаловался мальчик.– Это не беда! Ведь и высокую башню начинают строить с самого низу. Камень за камнем кладут, и подымается она до самых облаков. Садись сюда, вот твоё место.Начал Вакамацу учиться. Мальчик он был понятливый, всё на лету схватывал. Скоро обогнал он в ученье всех других школьников.А сын богача, Дзиро, завистливый был. Пошёл он жаловаться своему отцу:– Неужели ты позволишь, чтобы этот малыш Вакамацу верх надо мной взял? Все меня засмеют. Ведь он не выше грибка в лесу.– Это он тебе назло так хорошо учится,– решил богач.– А ты вот как сделай…И научил сына, что тому говорить.– Эй, друзья! – сказал Дзиро школьникам.– Всё мы учимся, учимся, надо и повеселиться. Давайте устроим завтра утром состязание вееров. Кто принесёт самый лучший веер, тому и быть среди нас первым, тот и молодец!Согласились мальчики.Пошёл Вакамацу домой грустный-грустный. В их бедном домике ни одного веера не было. Стала сестра утешать его:– Не печалься, братец. Нынче же вечером я в город пойду, куплю тебе веер.А до соседнего города путь неблизкий. Через три бамбуковых чащи надо пройти, на три горы подняться, с трёх гор спуститься. Темно стало. Идёт Сэкихимэ, фонарём дорогу освещает.Ночью в горах страшно. То сова заухает, то кусты зашуршат…И словно дальние деревья с ближними переговариваются:«Шух-шух, кто там идёт? Шух-шух, кто там идёт? Шух-шух, идёт добрая сестра. Раздвигайтесь, ветки, расступайтесь, скалы!»Было уже далеко за полночь, когда пришла Сэкихимэ в город. Отыскала она лавку мастера вееров и постучала в дверь.Загремел тяжёлый засов. Вышел к ней мастер вееров, глаза протирает.– Что тебе, девочка, надо? Зачем по ночам людей беспокоишь? Разве не могла ты до утра подождать?Тут рассказала Сэкихимэ, для чего ей веер нужен и почему она ночью из деревни пришла.

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 23:44:45  1925

>>1924
Удивился мастер:– Видно, крепко ты любишь своего брата, коли не побоялась одна в темноте через горы идти. Хорошо, я дам тебе самый лучший веер своей работы и денег с тебя не возьму. Вот он, держи! С виду этот веер неказистый, но есть у него одно чудесное свойство.Научил мастер девочку, как с веером обращаться. Поблагодарила Сэкихимэ доброго мастера и, радостная, пустилась в обратный путь.И кажется ей, будто деревья шумят:«Шух-шух, ветки, расступитесь! Шух-шух, камни, откатитесь!»Только утро занялось, а Сэкихимэ уже дома. Разбудила маленького брата, в школу собрала. А на прощанье строгонастрого ему приказала:– Вот тебе веер, Вакамацу, но смотри по дороге его не раскрывай. Раскроешь только в школе.А когда скажут «нельзя», тут-то любопытство и разбирает. Не терпится мальчику посмотреть, что за веер ему сестра дала.С виду он невзрачный, из самой простой бумаги… Но, может быть, на нём красивая картинка?«Приоткрою-ка я веер чуть-чуть, самую малость, и взгляну»,– думает Вакамацу.Сдвинул он одну планку веера в сторону.Глядит, маленькая лошадка нарисована. Бока в яблоках, хвост по ветру развевается. Вдруг – что за чудо! Лошадка ожила. Как взмахнёт она передними копытами, как брыкнёт задними да как заржёт: «И-го-го!» И вдруг замолкла, не шелохнётся.Испугался Вакамацу и поскорей захлопнул веер.Вот и школа. На дворе уже много учеников собралось. Каждый в руках раскрытый веер держит. Так и кажется, что на двор много пёстрых бабочек слетелось.У всех веера бумажные, а у Дзиро шёлковый, с золочёной рукояткой. На шелку цветы как живые нарисованы. Среди цветов красавицы гуляют в богатых нарядах.– Вот, видели? – похваляется Дзиро.– У меня самый красивый веер! А ты, Вакамацу, что принёс? О, какой плохонький веер! Дешёвый! Верно, на нём и картинки нет.Медленно, медленно стал Вакамацу раскрывать свой веер. Сдвинул одну планку. Вот и лошадка в яблоках.– Э, не на что глядеть. Хромая кляча – вот неудача! – насмехается Дзиро.Раскрыл Вакамацу веер чуть-чуть пошире. Показалась вторая лошадка гнедой масти. Стоит, траву щиплет.Вдруг подняла лошадка голову, тряхнула гривой и как заржёт: «И-го-го!» Так громко она заржала, что на соседнем дворе лошадь отозвалась.Мальчики так рты и разинули.Ещё одну планку сдвинул Вакамацу. Новая картинка показалась.Ах, какой славный вороной конёк!Поднялся вороной конёк на дыбы и пошёл прыгать и скакать. Но вдруг услышал он ржание лошади на соседнем дворе. Остановился, уши наставил и сам в ответ как заржёт: «И-го-го!»А потом замолчал и замер.Смотрели мальчики, смотрели. Нет, не шелохнётся картинка!Одну за другой сдвигал планки Вакамацу, и каждый раз новое чудо! Восемь лошадок было на веере нарисовано, и все они ожили и заржали. Кроме самой первой.Опомнился Дзиро и говорит:– Вот невидаль, нашли, на что дивиться! Веер-то с изъяном. Одна лошадка, видно, дохлая. Так и не ожила.– Это я виноват,– опечалился Вакамацу.– Не велела мне сестра веер по дороге раскрывать. А я не послушался, чуть-чуть приоткрыл… Ожила лошадка, заржала, да не вовремя.– Нехорошо ты поступил, Вакамацу, не послушался своей сестры,– сказал учитель.– Но всё равно твой веер – самый лучший. Другие и в сравнение не идут.Услышал это Дзиро и с досады изломал свой богатый веер на мелкие кусочки.– Что веера! – говорит он.– Пустое дело веера. А мы завтра устроим новое состязание повеселее! Станем пускать кораблики. Посмотрим, у кого будет самый лучший кораблик. Уж наверно, у самого умного. А самый плохой будет у самого глупого.Пошёл Вакамацу домой понурив голову.– Ты что такой невесёлый? – спрашивает Сэкихимэ.– Завтра все мои школьные товарищи будут пускать кораблики по реке. А у меня ни одного нет. Застыдят меня, засмеют.– Не печалься, Вакамацу. Эту беду легко поправить. Я опять пойду в город, куплю тебе кораблик.Вышла Сэкихимэ в путь уже под вечер. Скоро стало совсем темно. Идёт девочка по крутой тропинке. Фонарь у неё в руках еле-еле светит. А кругом шепчутся деревья:«Шух-шух, идёт добрая сестра. Шух-шух, идёт добрая сестра. Берегите её, берегите. Гоните ведьму, пугайте волка!»В самую полночь добралась Сэкихимэ до города. Темно на улицах, все огни в домах погашены. Долго бродила Сэкихимэ по городу, пока отыскала дом мастера игрушек.Вышел на её стук мастер, сердитый, заспанный.– Тебе чего? Горит, что ли, где-нибудь? Будишь людей ночью, бессовестная! – закричал он на девочку.Попросила Сэкихимэ у него прощенья. А потом рассказала, зачем она так поздно к нему пришла.Перестал тогда мастер сердиться.– Вон ты какая смелая… Ну, уж так и быть! Не отпущу тебя с пустыми руками. Сделал я для княжеского сына чудесный кораблик. На, возьми!Подарил мастер девочке маленький кораблик. Был он вытесан из куска простого дерева, некрашеный. Вместо паруса лоскут серого холста.К утру вернулась Сэкихимэ домой, накормила брата и в школу снарядила.Возле школы текла река. Все мальчики на берегу собрались. У каждого в руках кораблик, один лучше другого.А Дзиро принёс самый красивый. Сделан он вроде большой джонки, какие по морю плавают. Нос резной, бока золотом расписаны, парус красный, шёлковый. Загляденье!Стали мальчики пускать кораблики по воде. Пора была весенняя. На полях вдоль берегов цвела жёлтая сурепка, и река от этого тоже казалась жёлтой. Поплыли пёстрые кораблики по золотой воде. Джонка с красным парусом плывёт, словно большая черепаха среди стаи маленьких рыбок.Стыдно стало Вакамацу, что у него самый плохой кораблик. Спрятался мальчик за чужими спинами и только одним глазом посматривает.– Эй, Вакамацу! – кричат школьники.– Где ты? Иди сюда, твоя очередь.Нечего делать. Вышел Вакамацу вперёд, в руках свой кораблик держит.– Ха-ха-ха, вот потеха! – смеётся Дзиро.– Не кораблик это, а простая щепка!Пустил Вакамацу свой кораблик по воде. Вдруг, откуда ни возьмись, появились на нём маленькие куколки, ростом не больше мизинца. Закричали они, как заправские гребцы:– Налегай на вёсла! Разом, дружно! Разом, дружно!Хлопочут куколки: кто вёслами гребёт, кто парус ставит. Полетел кораблик как птица. Всех обогнал. Большая джонка далеко позади осталась.Куколки песню затянули:

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 23:51:15  1926

>>1925
Плыви, кораблик наш, плыви!

Не бойся омута.

Сначала по реке плыви,

А после по морю.

На море остров отыщи,

Где солнце прячется

И дремлет ночью на песке

Жемчужной отмели.

Бегут мальчики вдоль берега, глаз не сводят с чудесного кораблика. А он плывёт всё быстрее и быстрее. Так и уплыл в море!– Ты опять победил, Вакамацу,– улыбнулся учитель.– Лучше твоего кораблика, верно, на целом свете нет.Затрясся от злости Дзиро. Что теперь делать? Как быть?– Ну, мы ещё посмотрим, кто победит. Что за невидаль – кораблик! Давайте будем завтра воздушных змеев в небо запускать. У кого выше всех воздушный змей подымется, тому из нас и быть первым.Согласились мальчики. А Вакамацу опечалился. Нет у него воздушного змея. Пошёл он со слезами домой. Стала сестра утешать его:– Не горюй, Вакамацу. К завтрашнему утру будет у тебя воздушный змей, да какой хороший! Вот увидишь.Опять пошла Сэкихимэ ночью через горы. Луна дорогу освещает. И словно голоса где-то шепчутся:«Шух-шух, ветки, расступитесь. Шух-шух, камни, откатитесь. Шух-шух, идёт добрая сестра. Шух-шух, идёт добрая сестра!»Пришла Сэкихимэ в город, отыскала дом мастера воздушных змеев.Вышел на её стук мастер, зевая во весь рот.– Кто там стучится? Зачем в глухую полночь пришла? Ступай назад, приходи в полдень.Стала Сэкихимэ рассказывать, почему она так поздно пришла.Призадумался мастер.– Вон оно какое дело! Крепко же ты своего брата любишь! Слушай, есть у меня чудесный змей. Нет ему равного на всём свете. Ни за какие деньги не соглашался я продать его… А тебе подарю! – И отдал ей воздушного змея.Сделан был этот змей из простой белой бумаги. Хвост мочальный.Поблагодарила Сэкихимэ мастера и побежала домой. Рано утром подняла она брата с постели и говорит:– Вот тебе воздушный змей, Вакамацу. Иди, не бойся, будет он не хуже других.Собрались все мальчики на лугу. Каждый воздушного змея держит. Каких только воздушных змеев там не было: один как птица, другой как рыба, третий как летучая мышь. Были там змеи и с двумя хвостами, и с тремя хвостами…А у Дзиро самый большой, на страшного дракона похож. Увидел Дзиро, какого змея принёс Вакамацу, и давай над ним смеяться:– Вот так змей! Хуже, видно, на всём острове не нашёл. Послушай, Вакамацу, доброго совета: иди-ка домой да спрячься у своей сестры под передником.

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 23:52:42  1927

>>1926
Тут вдруг подул свежий ветер. Стали мальчики воздушных змеев запускать. У, как затрещали змеи, как высоко они поднялись! Воздушный змей Дзиро всех выше летит, хвостом, как живой, шевелит.– Вакамацу, что ж ты ждёшь? – кричат мальчики.– Запускай своего змея.Запустил Вакамацу змея и запел:

Змей, воздушный змей, лети!

В небо высоко лети!

В небе звезды перечти

Две звезды, три звезды

Лети дальше, считай больше,

Доброго тебе пути!

Высоко-высоко взлетел воздушный змей и вдруг обратился в настоящего дракона. Бьет дракон длинным хвостом, чешуя золотом отливает, искры из ноздрей сыплются… Встретил он на пути бумажного дракона, которого Дзиро запустил, разинул пасть – да как проглотит!Мальчики от страха на землю попадали.А дракон вдруг рассыпался радугой. Выгнулась радуга семицветным мостом, от самой высокой горы до самой далёкой, и растаяла.Опомнились мальчики и зашумели:– Вакамацу победил! Вакамацу победил! Он у нас самый умный!И учитель тоже сказал:– Да, победил Вакамацу.Покраснел Дзиро от злости и досады и побежал к своему отцу жаловаться.– Что же это,– говорит,– ты на селе самый первый богач, а не мог мне помочь! Все лучшие мастера даром для Вакамацу стараются, а для нас не хотят. А ведь ты мне говорил, что деньги всего на свете сильнее…– Да,– насупил брови богач,– за деньги и черти в аду служат. Но сейчас, видно, пора на хитрость пуститься. Ты вот что завтра мальчикам скажи.– И научил своего сына, как всех обмануть.Наутро пришёл Дзиро в школу и говорит:– Эх вы, кого победителем признали! Ему сестра помогала. А я вызываю Вакамацу на другое состязание, настоящее. Тогда увидим, кто из нас самый смелый, самый сильный. Стоят возле нашей деревни две горы: Восточная и Западная. Равной они вышины, равной крутизны. На одной горе ведьмы живут, на другой – черти. Это уж верно, это мне моя бабушка сказывала. Нынче ночью побежим мы с Вакамацу наперегонки. Один пусть на Восточную гору подымется, другой – на Западную. У каждого будет зажжённый фонарь в руках. По этим фонарям и узнают, кто из нас выше залезет. Тот и смельчак, тот и победил! Ну как, Вакамацу, согласен?

匿名 ID: X9m3ceIY Вск 22 Апр 2012 23:57:00  1928

>>1927
Что было делать Вакамацу? Не мог же он отказаться.– Согласен,– говорит.– А если согласен, то старшим ни слова. А скажешь – значит, струсил.Вот поздним вечером собрались все мальчики из школы в условленном месте, на перекрёстке дорог. Одна тропинка вправо идёт, к Восточной горе, другая тропинка влево ведёт, к Западной горе.Поставили мальчики Дзиро и Вакамацу спиной друг к другу и дали каждому из них в руки зажжённый фонарь. Хлопнул один из мальчиков в ладоши.Побежали Вакамацу и Дзиро, каждый в свою сторону.Лезет Вакамацу вверх по крутой тропинке на Западную гору. Страшно ему. Хочется назад побежать. Но стыдно прослыть трусом. И снова мальчик вверх на гору лезет.Не повернул Вакамацу назад, добрался до самой вершины. На вершине высокая сосна растёт. Поставил Вакамацу фонарь на землю, привязал к нему бечёвку и полез на сосну. Влез на нижние ветки, а дальше не может.Свистит ветер на вершине, сосну качает. Подтянул к себе фонарь Вакамацу и в воздухе им помахал.И не знает он, что обманул его Дзиро. Не ушёл Дзиро далеко. За поворотом тропинки ждали его двое слуг… Один остался с Дзиро, чтобы ему не страшно было, а другой с фонарём на гору полез.Сидит Дзиро на камушке, в тёплый халат кутается.«Ловко я провёл этого глупыша,– смеётся Дзиро.– Сейчас он, верно, уже с рёвом назад бежит. Понабрался страху один на горе».Поднялся слуга на Восточную гору. На горе высокая сосна растёт. Ещё днём слуга так верёвку укрепил на самой верхушке сосны, чтобы можно было фонарь поднять и спустить. Привязал он фонарь к верёвке и потянул.А мальчики внизу радуются:– Наш Вакамацу поднялся на Западную гору. Не струсил наш Вакамацу! Наш Вакамацу победил!Вдруг на вершине Восточной горы тоже фонарь засверкал. Высоко-высоко поднялся фонарь, как птица взлетел.Чей фонарь выше? Как будто всё-таки фонарь Дзиро.Опечалились мальчики.А Вакамацу сидит на сосне, весь закоченел на ветру. Только было хотел он назад спуститься, как вдруг послышался шум крыльев. Словно большая птица прилетела и опустилась на ветку неподалёку от Вакамацу.Смотрит Вакамацу: не птица это, а тэнгу. Нос у него длинный, как рукоятка у меча. На крючковатых пальцах когти.Замер мальчик от страха. А тэнгу смотрит на фонарь и говорит:– Эй, человеческий детёныш! Откуда у тебя эта маленькая луна? Очень она мне нравится. Подари мне!А Вакамацу ни слова сказать не может.– Ну, если не хочешь подарить, давай меняться. Есть у меня диковинный веер. Если этим веером помахать на кого-нибудь, станет у того человека нос расти, расти, расти… А если сложишь веер и скажешь: «Нос, укоротись!», станет нос опять таким коротким, как раньше был. Ну что, согласен?Кивнул Вакамацу головой. Дал ему тэнгу веер, взял фонарь и полетел прочь.Видят мальчики внизу, вдруг поднялся фонарь Вакамацу высоко-высоко, до самых облаков, и полетел по небу!– Вот это чудо! – кричат мальчики.Тут пришёл Дзиро со своим фонарём. Закричал он, ногами затопал… Что за чудо! Летает фонарь Вакамацу по небу. Так высоко летает, что кажется не больше светляка.Опять Вакамацу победил!А Вакамацу просидел на дереве до самого рассвета. Еле-еле он с горы спустился, до того промёрз.Всю ночь Сэкихимэ не спала, тревожилась, куда брат делся. Увидела она брата, обрадовалась. Напоила его горячим питьём и в постель уложила. Всё рассказал Вакамацу сестре и отдал ей веер тэнгу.Утром говорит Дзиро мальчикам в школе:– А-а, что, не пришёл ваш герой? Верно, чуть живой от страха лежит.Пошли мальчики проведать Вакамацу.А сестра взяла цитру, положила её на пол. А над ней маленького краба на ниточке подвесила. Ходит краб по цитре, ножками струны перебирает. Звенят струны:

Горон-горон.

Тэнтэнтэн.

Горон-горон.

Тэнтэнтэн.

Говорит Сэкихимэ мальчикам:– Слышите? Брат на своей любимой цитре играет. Не мешайте ему.– Ах, какая красивая песня! – удивляются мальчики.– Никогда мы такой не слышали.– Это «Танец краба»,– улыбнулась Сэкихимэ.Пошли мальчики назад в школу и говорят Дзиро:– Зачем ты напраслину на Вакамацу возводишь? Он здоров и весел, на цитре играет. Не боится наш Вакамацу ничего на свете. Надоел ты нам. Не хотим мы тебя больше слушать.А тем временем Сэкихимэ поднесла своему брату целительное питьё. На лоб ему сок выжала из лепестков алого пиона.На другое утро повела его сестра в школу. И попался им по дороге злой богач со своим сыном Дзиро. И слуги с ними.Стал Дзиро говорить отцу.– Вон идёт этот негодный мальчишка! Из-за него мне в школе житья не стало. Вели нашим слугам отколотить его хорошенько.– Проучите его,– приказывает богач слугам.– Пусть знает, как против моего сына идти.Заслонила собой Сэкихимэ маленького брата:– Не дам его в обиду! Не позволю и пальцем тронуть!Подбежали слуги, хотят её в сторону оттащить.Вынула тут Сэкихимэ веер из-за пояса и давай им махать на злого богача. Машет и на сынка его, и на драчливых слуг и приговаривает:

匿名 ID: X9m3ceIY Пон 23 Апр 2012 00:00:20  1929

>>1928
Нос, тянись, тянись, тянись.

Вверх тянись,

Не падай вниз.

Обвивайся кольцами

Два раза вокруг горы,

Три раза вокруг луны.

Тэнтэн-тон-тон.

Тэнтэн-тон-тон.

И вдруг начали носы вытягиваться и у богача, и у его сына, и у слуг. Стал у каждого нос длинным, словно угорь, словно ползучая лоза, словно корабельный канат. Обвиваются носы вокруг деревьев, ползут с ветки на ветку.А нос богача зацепился за конёк на крыше дома и ещё дальше вверх тянется… Завопил богач с перепугу. Ай-ай, неужели его нос и вправду до луны доберётся? Дзиро со слугами в голос плачут.Слетелись тут со всех сторон вороны и давай каркать:– Кра-а, кра-а, краденый нос! Кра-а, кра-а, краденый нос!И начали нос богача клевать.– Ой-ой! – завопил богач.– Спасите, помогите! Никогда больше не буду Вакамацу обижать и сыну не позволю. Смилуйтесь, сжальтесь!Пожалела их всех добрая Сэкихимэ. Захлопнула она веер и говорит:

Нос, нос, укоротись!

Нам не надо носа длинного.

Стань короче воробьиного.

Так и сделалось.Закаялись с тех пор богач и его сынок Дзиро обижать маленького Вакамацу.Много с тех пор времени прошло. Вырос Вакамацу большим и умным. Долго у него в доме хранился веер тэнгу, а потом веер пошёл гулять по свету.А кто своим носом недоволен, пусть этот веер разыщет.

匿名 ID: X9m3ceIY Пон 23 Апр 2012 00:38:42  1930

Господин Соломинка

Жил да был один крестьянин, звали его Йосаку. Не было у него своего поля, своего дома. Он ходил от деревни к деревне и помогал крестьянам выращивать урожай за кусок хлеба и мизерную плату. Юноша терпеливо сносил все невзгоды и благодарил Будду за то, что он дает ему возможность зарабатывать свой хлеб. Однажды ночью Будда явился юноше в золотом сияньи. И сказал Будда: «Ты удивительный человек, Йосаку, ты живешь в бедности и довольствуешься малым. Ты много работаешь и не просишь лишнего. Встань завтра с первыми лучами солнца. Первое, что ты возьмешь в руки принесет тебе счастье.» Сказав это Будда исчез, будто его и не было. Наутро Йосаку, как обычно, отправился на работу. Споткнувшись о камень, Йосаку упал и сильно ушибся. Когда он встал, он заметил, что сжимает в руке соломенный стебель. «Сомневаюсь, что это то самое, что Будда посоветовал мне взять в руки. И как же это соломенный стебель принесет мне счастье?» - подумал юноша. Откуда ни возьмись, появился огромный слепень. Он стал жужжать и кружиться вокруг лица юноши. Йосаку поймал слепня и привязал его к концу соломенного стебля и слепень продолжал жужжать и кружиться вокруг стебля, как заводная игрушка. Мальчик, встретившийся на его пути, захотел поиграть с этой забавной игрушкой и Йосаку с легким сердцем подарил ребенку соломенный стебель. За эту игрушку слуга мальчика дал ему три апельсина. «Чудесно! Целых три апельсина за соломенный стебелек!» - подумал Йосаку и пошел дальше. Вскоре он нагнал женщину, присевшую на обочине дороги. - Ох, как жарко, - сказала женщина, - я умираю от жажды.... - Если эти три апельсина спасут вас, пожалуйста, возьмите их! - сказал добрый юноша. Женщина съела их, и силы вернулись к ней. Она поблагодарила Йосаку за спасенье и подарила ему рулон шелка. «Этот дорогой рулон шелка уж точно - подарок Будды!» - сказал себе Йосаку и продолжил путь. Вскоре на его пути встретились два самурая, стоящие над лошадью, которая упала от жары и усталости. «Ну что нам делать с этой дохлятиной?» - спросил самурай. Йосаку пожалел лошадь и обратился к самураям: «Господа самураи, не обменяете ли вы эту несчастную лошадь на превосходный рулон шелка?» Самураи с радостью согласились, и взяв дорогую ткань пошли прочь. - Не сладко тебе пришлось, - сказал Йосаку лошади. Он напоил ее, дал ей отдохнуть, и лошадь вскоре снова встала на ноги. Йосаку оседлал лошадь и вскоре достиг окраины города. Он оказался возле большого дома, хозяин которого собирался в дальнюю дорогу. Йосаку рассказал хозяину дома о своем чудесном путешествии и спросил, не купит ли хозяин у него лошадь для своей поездки. Хозяин подумал и сказал: «Я был бы рад купить у тебя лошадь, но у сейчас меня нет денег. Я бы мог отдать тебе часть урожая по возвращении, а ты пока поживешь в моем доме и присмотришь за хозяйством...» Так Йосаку достался и дом, и часть урожая. Юноша был счастлив. Он наконец-то почувствовал себя настоящим хозяином и трудился не покладая рук. Йосаку вырастил прекрасный урожай риса. Когда пришло время и хозяин вернулся из поездки, он увидел, что его старый дом вычищен и сверкает, как новая монета. Обрадованный хозяин сказал: «Йосаку, я вижу, - ты очень хороший человек. Почему бы тебе не жениться на моей дочери и не остаться в нашем доме навсегда?» Йосаку с радостью согласился. Он женился на дочери хозяина и они жили долго и счастливо. У них было много детей. Он продолжал много работать, как и раньше и стал очень богатым человеком. Йосаку всегда помогал беднякам. За его доброту все в городе называли его «Варашибе Чойа», что значит «Господин Соломинка».

Длинная-длинная сказка 匿名 ID: X9m3ceIY Пон 23 Апр 2012 03:25:56  1931

В старину, далёкую старину, жил один владетельный князь. Больше всего на свете любил он слушать сказки.Придут к нему его приближённые:– Чем угодно, князь, сегодня позабавиться? В лесу много всякого зверья: и вепрей, и оленей, и лисиц…– Нет, не хочу на охоту ехать. Лучше мне сказки сказывайте, да подлиннее.Начнёт, бывало, князь суд чинить.Пожалуется ему обиженный на виноватого:– Обманул он меня, вконец разорил…А виноватый в ответ:– Князь, я новую сказку знаю.– Длинную?– Длинную-длинную и страшную-страшную.– Ну, рассказывай!Вот тебе и суд, и управа!Станет князь совет держать, и там ему одни небылицы плетут.Слуги князя все деревни в том краю обегали, всех расспрашивали, не знает ли кто новой сказки позанятнее.Поставили по дороге заставы:– Эй, путник, стой! Стой, тебе говорят!Обомлеет путник от испуга. Что за беда нагрянула!– Стой, говори правду! Был ли ты на морском дне в гостях у морского царя?– Не-не-не был. Не довелось.– А на журавле летал?– Нет-нет, не летал. Клянусь, не летал!– Ну так полетишь у нас, если сейчас же, тут же, на этом самом месте, не сплетёшь небылицы почуднее.Но князю никто угодить не мог.– Сказки-то в наши времена пошли короткие, куцые… Только начнешь слушать с утра пораньше, как уже к вечеру сказка кончается. Нет, не те пошли теперь сказки, не те…И повелел князь повсюду объявить:«Кто придумает такую длинную сказку, что князь скажет: «Довольно!» – тот получит в награду все, что пожелает».Ну, тут уж со всех концов Японии, с ближних и дальних островов, потянулись к замку князя самые искусные рассказчики. Попадались среди них и такие, что целый день говорили без умолку, да еще и всю ночь в придачу. Но ни разу князь не сказал: «Довольно!» Только вздохнет:– Ну и сказка! Короткая, короче воробьиного носа. Была бы с журавлиный нос, я и то наградил бы!Но вот однажды пришла в замок седая сгорбленная старушонка.– Осмелюсь доложить, я первая в Японии мастерица длинные сказки сказывать. Многие у вас побывали, да никто из них и в ученики мне не годится.Обрадовались слуги, привели её к князю.– Начинай,– приказал князь.– Но смотри у меня, худо тебе будет, если зря похвасталась. Надоели мне короткие сказки.– Давно-давно это было,– начала старуха.– Плывут по морю сто больших кораблей, к нашему острову путь держат. Нагружены корабли по самые края драгоценным товаром: не шёлком, не кораллом, а лягушками.– Как ты говоришь – лягушками? – удивился князь.– Занятно, такого я ещё не слыхал. Видно, ты и в самом деле мастерица на сказки.– То ли ещё ты услышишь, князь. Плывут лягушки на корабле. На беду, только показался вдали наш берег, как все сто судов – трах! – разом налетели на камни. А волны кругом так и кипят, так и бушуют.Стали тут лягушки совет держать.«Давайте, сестры,– говорит одна лягушка,– доплывём до берега, пока не разбило наши корабли в мелкую щепу. Я старшая, я и пример покажу».Поскакала она к борту корабля.«Ква-ква-ква, ква-ква-ква, ква-ква-ква. Куда голова, туда и ноги».И прыг в воду – шлёп!Тут и вторая лягушка поскакала к борту корабля.«Ква-ква-ква, ква-ква-ква, ква-ква-ква. Куда одна лягушка, туда и другая».И прыг в воду – шлёп!Следом третья лягушка поскакала к борту корабля.«Ква-ква-ква, ква-ква-ква, ква-ква-ква. Куда две лягушки, туда и третья».И прыг в воду – шлёп!Следом четвёртая лягушка поскакала к борту корабля…Целый день говорила старуха, а не пересчитала всех лягушек даже на одном корабле. А когда попрыгали все лягушки с первого корабля, принялась старуха пересчитывать лягушек на другом:– Вот запрыгала первая лягушка к борту корабля:«Ква-ква-ква, ква-ква-ква, ква-ква-ква. Куда голова, туда и ноги».И прыг в воду – шлёп!…Семь дней не умолкала старуха. На восьмой день не вытерпел князь:– Довольно, довольно! Сил моих больше нет.– Как прикажешь, князь. Но ведь жаль. Я только-только за седьмой корабль принялась. Ещё много лягушек осталось. Но делать нечего. Пожалуй мне обещанную награду, я домой пойду.– Вот наглая старуха! Заладила одно и то же, как осенний дождик, ещё и награду просит.– Но ведь ты молвил: «Довольно!» А слово князя, так я всегда слышала, крепче тысячелетней сосны.Видит князь, от старухи не отговоришься. Приказал он выдать ей богатую награду и прогнать за двери.Долго ещё у князя в ушах звучало:«Ква-ква-ква, ква-ква-ква… Прыг в воду – шлёп!»С тех пор разлюбил князь длинные сказки.

匿名 ID: hWAxMHJu Вск 29 Апр 2012 19:58:09  2134

Ихара Сайкаку. “Дева в лиловом”

Гавань Содэ в провинции Тикудзэн ныне уже не та, что в древние времена, когда ее воспевали в стихах; теперь здесь обитает много народу, рядами протянулись рыбные лавки…
Жил здесь человек, изо дня в день закалявший постом свою плоть, не терпевший даже запаха рыбы, что доносил ветерок с побережья. Постоянно погруженный в размышления о благостном пути Будды, достиг он тридцати лет, однако все еще женат не был, и хоть в общении с людьми соблюдал обычаи самураев, но в глубине души помышлял лишь о том, чтобы вовсе уйти от мира, и ни разу не участвовал ни в каких развлечениях. В глубине своего сада, заросшего многолетними соснами и кипарисами и похожего на глухую горную чащу, построил он себе уединенное жилище размером в квадратный кэн и, целыми днями сидя за старинным столиком для письма, с утра до вечера проводил время за переписыванием древних поэтических антологий.
Как-то раз в начале зимы, погруженный в думы о старине, размышлял он о павильоне “Осенний дождик”, как вдруг у одинокого его окошка раздался чей-то ласковый голосок, окликавший его по имени: “Господин Ёри!” Никак не ожидая, чтобы сюда могла зайти женщина, он, удивленный, выглянул и видит – перед ним дева в лиловых шелках, с еще не зашитыми рукавами, с распущенными волосами, перехваченными золоченым бумажным шнурком… И была она так прекрасна, что и описать невозможно!
Увидев деву, позабыл он многолетние свои благие стремления и, точно в каком-то сне, взирал на нее, Всецело очарованный ее красотой, она же вытащила из рукава разукрашенную дощечку для игры в волан и, напевая, принялась одна подбрасывать мячик.
- Эта песня-считалка, что вы поете, называется “Песенка молодухи”? – спросил он, и она отвечала:
- У меня нет еще мужа, как же вы зовете меня молодухой? Чего доброго, пойдет обо мне дурная слава! – И с этими словами отворила боковую дверцу, проворно вбежала в комнату и улеглась в самой небрежной позе, воскликнув: – Не троньте меня, а то буду щипаться!
Пояс ее, завязанный сзади, сам собой распустился так, что стало видно алое нижнее одеяние.
- Ах, мне нужно изголовье! – проговорила она с полузакрытыми глазами. – А ежели ничего у вас нет, так хоть на колени к человеку с чувствительным сердцем голову приклонить… Кругом ни души, никто нас не увидит, и колокол, что звучит сейчас, возвещает двенадцать. Значит, уже наступила глухая полночь!
Ёри не мог отказать ей, кровь в нем внезапно взыграла, и, даже не спросив, кто она и откуда, он предался любви со всей силой молодой страсти. Не успел он оглянуться, как наступил рассвет, и его охватило сожаление, что надобно с ней расстаться.
- Прощай! – сказала она и исчезла, подобно видению, он же, томясь от тоски, с нетерпением ожидал наступления следующей ночи.
Ни слова никому про то не сказав, ночь за ночь встречался он с ней в любовном согласии, и не прошло и двадцати суток, как незаметно для себя исхудал чрезвычайно. Это заметил знакомый врач, давно знающий Ёри, проверил его пульс и убедился, что не ошибся в своих предположениях: болезнь эта – истощение от излишеств в любовных утехах.
- Смерть нависла над вами… Раньше я полагал вас человеком весьма строгого поведения; однако же выходит, у вас есть тайная любовница? – спросил он, но Ёри отвечал:
- Что вы, что вы, никого у меня нет!
- Напрасно вы от меня таитесь, – предостерег его врач. – Ваши дни уже сочтены! Мне же будет чрезвычайно неприятно, если скажут, что я пренебрег нашей старой дружбой и не лечил вас, ведь это paвносильно убийству! Лучше уж отныне совсем перестану вас навещать!
И он уже хотел удалиться, но Ёри остановил и, воскликнув:
- Хорошо, я расскажу вам все без утайки! – поведал ему обо всем, что с ним приключилось. Врач после некоторого раздумья, промолвил:
- Это, должно быть, та самая Дева в лиловом, молва о коей давно уже ходит по свету. Злой рок привел вас прилепиться к ней сердцем! Случалось даже, что она выпивала всю кровь из человека, доводила до смерти… Что бы там ни было, а женщину эту непременно убейте! В противном случае она вас не оставит в покое, и надежды на исцеление не будет!
Услышав совет врача, Ёри испугался.
- Да, да, вы правы! – вскричал он. – Ночные посещения неизвестной красотки наводят на меня ужас! Сегодня же вечером я зарублю ее насмерть!
Он приготовился и стал ожидать. Дева явилась и, утирая рукавом слезы, сказала:
- Так вот что? Вместо прежней любви вы теперь вознамерились предать меня смерти? О, как это горько! – И она хотела к нему приблизиться, но он, обнажив меч, стал наносить удары, и она тотчас обратилась в бегство. Ёри погнался за ней и преследовал, покуда она не скрылась в глубокой пещере, в дальней лесной чаще, на горе Татибана…
Но и после Дева в лиловом по-прежнему появлялась, пылая жаждою мести и постоянно меняя облик, так что пришлось собрать монахов со всей провинции и отслужить заупокойную службу, после чего она навеки исчезла, а Ёри благополучно спасся от безвременной смерти.

匿名 ID: hWAxMHJu Вск 29 Апр 2012 20:19:35  2135

Боевой клич кота Микэ

Наверное, это было в годы Гэнна, а может быть, и раньше. Во всяком случае – в глубокую старину. В одном поместье жила юная девушка, которой едва ли исполнилось шестнадцать лет, и звали ее Мунэ. Девушка жила вместе со своей старой служанкой Симо. Барышня Мунэ отличалась отменной красотой и прекрасным характером. Ее отец был богатый и уважаемый человек, он купил это поместье для нее, чтобы она не мешала ему в его личных делах. Было известно, что он охотник до любовных утех. Мунэ была очень умна и образована, знала наизусть стихи из Кокинсю, Манъёсю и Исэ-моногатари, а также превосходно играла на разных цитрах.
У Мунэ был любимый кот, звали его Микэ. Когда барышня упражнялась в игре на цитре, кот лежал на подушке рядом с ней и одобрительно мурчал. Когда же она брала перо и тушечницу и писала на тандзаку трехстишья, Микэ внимательно следил за ее рукой и часто хотел подправить ее лапкой. Барышню это очень забавляло, и она души не чаяла в своем коте.
Однажды Мунэ вместе с Симо пошли прогуляться по сливовым садам, которые росли на противоположной стороне холма Кристального родника. Путь был неблизкий, но ради красот цветущих слив Кристального родника люди приезжали даже из других провинций. Мунэ решила взять с собой и кота, которого уложила в корзину. На обратном пути они заплутали и вышли в не известном им месте к какому-то храму. Мунэ решила передохнуть, прежде чем искать дорогу домой. Навстречу им из храма выбежал молодой монах очень маленького роста, он едва доставал до плеча старушке Симо. Он низко поклонился барышне и сказал, что его наставник сейчас отсутствует, но может прийти в любое время. Затем он пригласил женщин передохнуть под сводами храма, что пришлось по душе Мунэ, которая очень устала в пути. Заодно Мунэ подумала, что монах сможет разъяснить их местонахождение и показать дорогу домой. Служка отправился готовить угощение и оставил женщин одних.
Как только он ушел, старая Симо зашептала Мунэ:
- Госпожа, сколько лет я прожила здесь, но ничего не слыхивала об этом храме. Нам надо поскорее уйти, а то как бы не случилось беды…
Мунэ улыбнулась:
- Симо, почему же ты везде видишь врагов. Это же монах, и настоятель скоро вернется. Какой они могут причинить нам вред? Этот монашек такой маленький, как будто мальчик. Лучше посмотри на Микэ, он, наверное, проголодался.
Старушка открыла корзинку, ворча себе под нос:
- Да он все спит. Зачем мы его брали с собой? Только руки все оттянул, вся спина онемела.
- Вот уж соня и лентяй, – засмеялась Мунэ. – Он любовался сливами во сне.
В это время в келью вошел монах, он принес ароматный чай и сладости и начал потчевать Мунэ и Симо.
- Какой необычный вкус у вашего чая, не правда ли, Симо? – воскликнула Мунэ.
- Очень странный аромат, – проговорила Симо, принюхиваясь к напитку. После первого глотка она решила больше ни к чему в этом храме не притрагиваться.
- Это, – потупил глазки монах, – особый сбор моего наставника. Свои рецепты он хранит в секрете.
После чаепития Мунэ разморило. Она еле сдерживала себя, чтобы не повалиться на пол. Симо, почувствовав неладное, попыталась растолкать свою госпожу. Но Мунэ все же упала без чувств. За ней последовала и старушка Симо, не успевшая ничего сообразить. Монах остался сидеть подле них, как каменное изваяние. Наступили сумерки. Монах встрепенулся, принюхался и начал издавать какие-то звуки, то ли писк, то ли щелчки. Из темноты за пределами храма доносились такие же звуки. Вскоре в храм вошла огромная крыса. Монах, завидев ее, подполз к ней на четвереньках, по ходу превращаясь в ее подобие. Они начали друг друга обнюхивать и попискивать.
В это время корзинка, в которой спал Микэ, зашевелилась. Кот, проснувшийся от необычных запахов и звуков, высунул свою мордочку наружу. Завидев крыс, которые в это время уже подкрадывались к его хозяйке, он глухо зарычал. Его рычанье, вначале тихое и еле слышное, становилось все громче и громче. Крысы остановились, насторожились, поводили своими длинными носами, затем развернулись в сторону входа. Но Микэ уже не рычал, его рычанье перешло в крик, а крик в вопль. Он орал протяжно и без остановки. Шерсть его стояла дыбом, глаза горели зеленым безумным огнем. Микэ издавал боевой клич котов древней Японии, и ему вторили коты из всей округи. Крысы побежали, Микэ двинулся за ними. Из зарослей выбежали несколько котов и бросились на чудовищных крыс. К храму сбегались и сбегались еще коты. В считанные мгновенья от двух тварей остались только разодранные тушки.
После боя Микэ умылся и вернулся в свою корзинку спать.
На рассвете старая Симо очнулась и растолкала Мунэ. Женщины увидели, что находятся под открытым небом, а от храма не осталось и следа. Маленького монаха тоже как не бывало. Побродив вокруг, они заметили крысиные тушки и в омерзении отбежали. Мунэ бросилась искать корзинку с котом и радостно воскликнула, когда нашла ее.
- Гляди, он все еще спит! С нами тут такое наваждение случилось, а этот соня и лежебока спит!
Симо узнала путь, по которому им нужно возвращаться и позвала свою хозяйку. Женщины по дороге вспоминали случившееся и удивлялись. Старая Симо, как всегда, ворчала, напоминала барышне о своих вчерашних предчувствиях. Мунэ же виновато улыбалась и думала о том, как воспримут их приключение отец и родственники. И только Микэ, обессиленный от ночного боя, спал, и во сне ему снилась его любимая иваси.

Мальчик, рисующий котов 匿名 ID: ATLtiIR4 Срд 02 Май 2012 18:30:24  2216

Давным-давно в одной японской горной деревушке жила многодетная крестьянская семья. Она была очень бедной, и как только дети немного подросли, они стали наравне с родителями выращивать рис.
Младший сын, Ками, был мал и слаб, поэтому не мог работать в поле. Зато он был смышленым, и родители решили, что мальчик непременно должен стать монахом. Они отвезли его в монастырь и попросили настоятеля принять их сына на обучение и воспитание.
Монашеские науки легко давались Ками, может, поэтому вместо того чтобы записывать слова учителя, он рисовал кошек.
Мальчик рисовал животных везде, даже на полях священных книг, на ширмах, на стенах и колоннах храма. Настоятель требовал, чтобы Ками прекратил расписывать все вокруг кошками, однако тот не мог не делать этого – он был прирожденным художником.
Долгих семь лет обучался Ками при монастыре. Как-то настоятель вызвал юношу к себе: “Мы не можем больше обучать тебя. Монах из тебя никогда не получиться! Тебе придется покинуть наш монастырь. Но прежде чем ты уйдешь, прислушайся к моим словам и запомни их: “На ночь уходи из большой комнаты в маленькую”.
Ками не смог понять значение сказанного настоятелем.Завязав в узелок свои пожитки, молодой человек ушел из храма.
Не знал юноша, что ему делать и куда теперь идти. Домой он вернуться не мог, ведь родители бедны, и не прокормят сына. И тут Ками вспомнил, что неподалеку расположен монастырь Никото. Может быть, его монахи согласятся принять нового послушника? И юноша отправился в путь.
Не знал он, что огромный монастырь был закрыт. Однажды из сумеречного тумана возникла огромная крыса и так перепугала монахов Никото, что те разбежались кто куда. На следующий день сотня храбрейших воинов отправилась в монастырь, чтобы покончить с ужасной крысой, однако с тех пор воинов никто не видел.
Подошел Ками к монастырю, когда уже стемнело. Вокруг царила странная тишина. Ведущая к монастырю дорожка приветливо освещалась множеством ярких позолоченных фонариков. Местные жители прозвали их Огнями Дьявола – фонарики зажигала сама крыса, чтобы завлекать путников.
Не зная о грозящей ему опасности, юноша поднялся по ступеням монастыря. Он заметил, что в здании никого не было, но бедняга так устал, что решил присесть на пол и подождать, пока кто-нибудь появится.
Ками обвел взглядом помещение – везде пыль и паутина. Улыбнувшись, молодой человек подумал, что если монахи откажутся принять его послушником, то он сможет работать здесь прислугой.
От этой мысли Ками вдруг стало хорошо. А увидев в углу большую бумажную ширму, кисти и чернила, он почувствовал себя счастливым!
Юноша несколько часов рисовал кошек. В полночь, изрядно уставший, он прилег на пол отдохнуть. Ками закрыл глаза и уже собирался уснуть, как вдруг вспомнил слова настоятеля: “На ночь уходи из большой комнаты в маленькую”.
Сон как рукой сняло. Зал, в котором лежал юноша, был огромной, и стоявшая в нем подозрительная тишина показалась ему зловещей. Поднявшись, молодой человек пошел искать помещение поменьше, где можно было бы переночевать.Он нашел небольшую комнатку с раздвижной дверью. Свернулся калачиком и уснул сладким сном.
За час до рассвета огромная черная тень легла на бумажную дверь комнатки Ками, и тотчас погасли все фонарики в монастыре. Молодой человек проснулся из-за ужасного шипения. Забился юноша в уголок. Он не решался подойти к двери и посмотреть, что там такое… Ками едва дышал от испуга. Странные звуки становились все громче, и вскоре уже весь монастырь сотрясался от ужасающего грохота.
Неожиданно воцарилась тишина. Но молодой человек продолжал лежать в укромном уголке. Он не двинулся с места, пока первые солнечные лучи не проникли в комнату.
Юноша встал, тихонько приоткрыл дверь и на цыпочках прошмыгнул в большую комнату. Там на полу перед ширмой в луже собственной крови лежала огромнейшая крыса. Ками был перепуган и не сразу понял, что это нарисованные им на ширме кошки задушили гнусного монстра!
Любимое дело и мудрый совет настоятеля спасли юную жизнь!

Японская притча о чайном мастере 匿名 ID: q2O2/fyG Чтв 03 Май 2012 23:30:11  2287

В конце семнадцатого века правитель Яманоути провинции Тоса решил взять своего чайного мастера в официальную поездку в Эдо, столицу правящей династии сёгунов Токугава. Чайному мастеру эта поездка вовсе не улыбалась, ибо самураем он не был, а Эдо вовсе не такое спокойное место, как Тоса, где у него много друзей. В Эдо можно было попасть в такую переделку, где досталось бы не только его господину, но и ему самому. Путешествие было весьма рискованным и он не желал в него пускаться. Однако господин его не желал слышать возражений, – вероятно потому, что чайный мастер высокой квалификации принёс бы господину добрую славу. Чайная церемония очень ценилась в высокопоставленных кругах. Чайный мастер был вынужден подчиниться приказу, но решил сменить свою одежду чайного мастера, который ходил без оружия, на одеяние самурая с двумя мечами.
По приезде в Эдо чайный мастер не выходил из дома господина и, наконец, тот разрешил ему выйти погулять. Одетый, как самурай, он посетил Уэно у пруда Синобадзу, где заметил, что на него сердито смотрит какой-то самурай, отдыхающий на камне. Самурай вежливо обратился к чайному мастеру и сказал: “Вижу, вы самурай из Тоса, окажите мне честь испробовать моё искусство в поединке с вами”. С самого начала путешествия чайный мастер предчувствовал какую-то неприятность. Теперь он стоял лицом к лицу с ронином (самурай без хозяина), странствующим самураем, наёмником худшего толка, и не знал, что ему делать. “Я вовсе не самурай, хотя и одет так, я чайный мастер и вовсе не готов быть вам противником” – честно признался он. Но, поскольку истинным желанием ронина было обобрать свою жертву, в чьей слабости он уже совершенно уверился, то он продолжал настаивать на поединке.
Чайный мастер понял, что поединка ему не избежать и настроил себя на неизбежную смерть. Но он не хотел умирать с позором, потому что позор лёг бы на его господина, правителя Тоса. И тут он вспомнил, что несколько минут назад он проходил мимо школы фехтования, расположенной рядом с парком Уэно. Он решил зайти туда на минутку и спросить у учителя, как же правильно пользоваться мечом, как употреблять его в таких случаях и как ему с честью встретить неизбежную смерть. Он сказал ронину: “Если ты так настаиваешь на поединке, тогда подожди меня немного, я должен сначала кое-что сообщить своему господину, у которого служу”.
Ронин согласился и чайный мастер поспешил в школу фехтования. Привратник не хотел его впускать, потому что у чайного мастера не было никаких рекомендательных писем к учителю фехтования. Но всё-таки, увидев ту серьёзность, с которой вёл себя чайный мастер, он решил его пропустить.
Учитель фехтования спокойно выслушал чайного мастера, который рассказал ему всю историю и выразил непреклонное желание умереть, как подобает самураю. Учитель сказал: “Ты прямо уникум. Все приходят ко мне узнать, как пользоваться мечом, чтобы жить, а ты пришёл узнать, как умереть. Но прежде чем я научу тебя искусству умирать, будь добр, научи меня готовить чай и угости чашечкой чая. Ведь ты же чайный мастер”. Чайный мастер был очень рад. В последний раз он мог исполнить чайную церемонию – дело своей жизни, столь дорогое его сердцу. Забыв обо всём, он со всей искренностью, с полной самоотдачей принялся готовить чай. Он выполнял всё, что необходимо, как будто сейчас это было для него самое главное в жизни. И учитель фехтования испытал глубокое чувство, увидев с какой сосредоточенностью, с каким воодушевлением совершается чайная церемония. Проникшись глубоким уважением к этому человеку. он упал на колени перед чайным мастером, глубоко вздохнул и сказал: “Тебе не нужно учиться умирать! То состояние ума, в котором ты находишься, позволяет тебе сразиться с любым фехтовальщиком. Когда будешь подходить к ронину, сначала подумай, что ты готовишь гостю чай. Благородно приветствуй его, извинись за задержку, и скажи, что теперь готов к поединку. Сними своё хаори (верхнюю одежду), аккуратно сложи и положи сверху свой веер, как ты обычно делаешь это за работой. Затем повяжи голову тэгунун (вид полотенца), верёвкой подвяжи рукава, подбери хакама (юбка-штаны). Теперь ты вполне можешь начинать. Вынь свой меч, высоко подними его над головой, будь готов сразить им противника и, прикрыв глаза, соберись мысленно для битвы. Когда услышишь крик, ударь его мечом. Это и будет конец, взаимное убийство”. Чайный мастер поблагодарил фехтовальщика за наставления и пошёл назад – туда, где обещал встретиться с ронином.
Он тщательно последовал советам, данным фехтовальщиком, выполняя их в том состоянии ума, которое было у него во время чайной церемонии для своих друзей. Когда он твёрдо встал перед ронином и поднял меч, тот внезапно увидел перед собой совершенно другого человека. И он никак не мог издать крик перед нападением, потому что совершенно не знал, как ему нападать. Перед ним было совершенное воплощение бесстрашия. И вместо того, чтобы броситься на чайного мастера, ронин стал шаг за шагом отступать и наконец закричал: “Сдаюсь! Сдаюсь!” Бросив свой меч, он простёрся перед чайным мастером, прося прощения за грубость, и быстро покинул поле сражения.

Японская притча “Борьба с привидениями” 匿名 ID: q2O2/fyG Чтв 03 Май 2012 23:52:47  2288


Молодая женщина тяжело болела и, собравшись умирать, сказала мужу: “Я так тебя люблю, что не хочу тебя покидать. Не уходи от меня к другой женщине. Если ты это сделаешь, я буду возвращаться к тебе привидением и постоянно тебя тревожить”.
Вскоре она оставила этот мир. Три месяца соблюдал муж её последнюю волю, но потом встретил другую женщину и полюбил её. Они решили пожениться.
Сразу после помолвки к вдовцу стало являться привидение жены. Каждую ночь она упрекала за то, что он не держит слова. Вдобавок она оказалась прозорливой: точно перечисляла ему всё, что происходило между ним и его новой возлюбленной. Когда бы он ни дарил невесте подарок, она точно описывала его. Привидение даже повторяло разговоры между ними, и это так раздражало вдовца, что он не мог спать. Кто-то подсказал ему обратиться к мастеру дзен, жившему неподалёку от деревни. Наконец, отчаявшись, несчастный вдовец отправился к нему за помощью.
- Значит, твоя бывшая жена стала привидением и знает всё, что ты делаешь, – заключил мастер. – Что говоришь, что даришь любимой – всё знает она. Она должна быть очень знающим привидением. Таким привидением гордиться нужно. Как только она появится, заключи с ней договор. Скажи, что раз она всё знает и от неё ничего не скрыть, то – если она сумеет ответить тебе на один вопрос – ты обещаешь расторгнуть помолвку и остаться одиноким.
- Какой же вопрос я должен задать? – спросил тот.
Монах ответил:
- Возьми полную горсть соевых бобов и спроси её, сколько именно бобов у тебя в руке. Если она не сможет ответить, то ты поймёшь, что она всего лишь плод твоего воображения и больше тебя беспокоить не будет.
Едва только явился дух жены, вдовец польстил ей, сказав, что она знает всё.
- И в самом деле, – отвечало привидение, – знаю и то, что ты сегодня был у мастера дзен.
- Ну, если ты столько знаешь, скажи-ка, сколько бобов у меня в руке, – потребовал вдовец.
Отвечать на вопрос уже было некому – привидение исчезло.

匿名 ID: IF6EFl47 Птн 04 Май 2012 15:56:56  2304

Притча о Идзуми Миямото Мусаси

Рассказывают, что однажды Миямото Мусаси путешествовал в провинции Ига. В дороге он встретил незнакомого самурая. Мощь исходящая от его попутчика не оставляли места для сомнения. Перед ним стоял Ягю Дзюбэи известный, как боец не знающий поражений. Для Ягю Дзюбеи тоже стало ясно, что перед ним известный всей Японии мастер меча. Проверить свои силы в поединке с таким противником было вопросом чести для каждого из них. Пройдя несколько метров, Мусаси повернулся, одновременно, то же сделал и Дзюбэи.
- “Я прошу прощения, – произнёс Миамото Мусаси – Я полагаю, что вы Ягю Дзюбэи”.
- “Да, это так, – ответил Дзюбэи, – А вы, я полагаю, Миамото Мусаси?”
Мастера молча смотрели друг на друга некоторое время. Поединок, который должен был закончиться гибелью одного из мастеров, не мог удовлетворить обоих. Оба самурая отправились в ближайшую корчму и приказали принести им чай и доску для игры в “го”. В течение трёх часов непрерывной игры ни одному из мастеров не удалось достичь преимущества над противником. Когда не осталось сомнения, что силы равны, оба одновременно встали, поклонились и вышли в темноту ночи.
Мусаси свернул на дорогу вправо, Дзеюбэи влево. Больше в жизни они никогда не встречались.

Письма от Бимбогами 匿名 ID: vLCqkEov Птн 18 Май 2012 19:22:57  2757


Случилось это давным-давно. Перед самым Новым годом делал бедняк в доме большую уборку, вдруг видит, в дальнем углу спит Бимбогами - бог Бедности, уютно так почивает, калачиком свернулся.

- Что же это за напасть такая! Вот уж премного благодарен! - огорчился бедняк. - У меня в доме и так деньги не водятся, а теперь, посмотрите только, и сам бог Бедности пожаловал. Значит, и в Новом году ничего хорошего не жди. Нет уж, так дело не пойдет! - закричал он. - Убирайся, Бимбогами! Вон из моего дома!

- Прошу тебя, почтенный, смилуйся, не гони меня, - взмолился бог Бедности. - Новый год вот-вот наступит, куда же мне идти?

- Вот и я про то же, - не унимался бедняк. - Новый год на пороге, и, полюбуйтесь, пожалуйста, ты в моем доме! Выходит, опять целый год не видать мне удачи! Убирайся прочь!

Закрыл бог Бедности лицо руками и горько заплакал:

- Не прогоняй меня, умоляю тебя. Оставь в доме. А о достатке не печалься, будет у тебя достаток.

- О чем ты болтаешь, Бимбогами? - оторопел бедняк. - Подумай сам, ты же бог Бедности! Какой от тебя достаток может быть?

- Не скажи, почтенный, знаю я у вас в саду счастливый уголок, - вежливо вымолвил Бимбогами и улыбнулся. - Вон он! Поставь там для меня крошечный домик. Сам увидишь, народ валом валить станет и монетки оставлять.

- Пожалуй, я подумаю, - почесал бедняк в затылке.

Пораскинул он умом и сделал так, как Бимбогами ему посоветовал, а перед домиком ширму поставил и написал на ней: Бимбогами - бог Бедности, всякому удачу приносит.

Шло время, но никто не спешил к домику, никто не желал поклониться богу Бедности.

Минул месяц, другой был уж на исходе. И вдруг однажды утром проснулся бедняк и глазам своим не верит. Видит: тянется со всей округи народ к крошечному домику и каждый человек монетку у ширмы оставляет.

Пришел бедняку в дом достаток.

Дивится он, не верит: из бедности одним махом в достаток шагнул! Спрашивает бедняк у Бимбогами:

- Скажи, пожалуйста, откуда мне столько денег привалило? И что это с народом стало: то обходили нас с тобой стороной, а теперь валом валят.

- Про то я тебе и толковал, - ответил бог Бедности. - Я, видишь ли, во все стороны письма разослал...

- Какие еще письма? - удивился бедняк.

- Пожалуйста, почитай, - протянул Бимбогами лист бумаги.

Взглянул бедняк, а там написано: Уважаемый, стоит тебе посетить бога Бедности, станет Бимбогами для тебя богом Богатства.

Понял тут бедняк хитрость Бимбогами, головой закивал и языком от восхищения прищелкнул.

Шкатулка с ложью 匿名 ID: vLCqkEov Птн 18 Май 2012 19:34:18  2758

Жил на свете один бедняк, великий мастер небылицы сочинять. Как-то раз позвал его богач и говорит:

- Слышал я, здорово ты всех надуваешь. Но бьюсь об заклад, меня тебе не обмануть. Ну а коль обманешь, получишь десять золотых.

- Премного благодарен, - обрадовался бедняк, - очень кстати мне эти десять золотых. Только вот незадача какая...

- Что такое?

- Да не знал я, зачем ты меня к себе зовешь... Не знал, вот и не взял шкатулку с ложью, дома ее оставил.

- Что это за шкатулка такая? - удивился богач.

- Замечательная шкатулка! В ней столько всякой лжи! Без нее где мне с тобой тягаться! Пошли слуг ко мне домой, пусть они скорее шкатулку принесут, тогда и сразимся.

Послал богач слуг к бедняку домой. Прибежали слуги, весь дом обшарили, а шкатулки не нашли. Так и вернулись ни с чем.

- Недотепы вы эдакие, плохо искали! - рассердился богач.

А бедняк молчал-молчал да как захохочет:

- Не так уж и трудно обмануть тебя!

Взял бедняк свои десять золотых и отправился домой.
предыдущая глава

Плотник и кошка 匿名 ID: vLCqkEov Птн 18 Май 2012 19:46:19  2759

Жил в старину бедный плотник, и была у него кошка. Любил хозяин свою кошку, каждое утро, как уходил работать, оставлял ей еду, а вечером рыбы приносил. Кошка тоже любила плотника. Так они и жили.

Но вот как-то напала на плотника хворь: глаза заболели. Осмотрел лекарь хворого и говорит:

- Тяжкий недуг, ведать не ведаю, как тебя исцелить.

Разболелся плотник, работать не может, денег совсем не стало - как тут купишь кошке рыбу? Вот он и говорит кошке:

- Хоть и бедно мы с тобой жили, но все же сносно. А теперь я совсем ослеп, исцелить меня никто не может. Нечем мне тебя кормить. Уж не сердись, придется тебе, видно, другого хозяина искать.

Заснул плотник. А кошка будто поняла слова хозяина. Подошла к нему, села на подушку и стала усердно глаза плотнику вылизывать. Сначала левый, потом правый, левый - правый, левый - правый.

Ночь прошла, день наступил, а кошка все глаза хозяина вылизывает.

Вот так диво! Резь в глазах у бедняги утихать начала.

Прошло десять дней, а на одиннадцатый глаза у плотника перестали болеть и стал он видеть так же хорошо, как и прежде. Только у кошки глаза стали слабнуть, день ото дня все хуже она видела. А однажды, когда хозяин спал, тихонько исчезла.

Живой зонт 匿名 ID: vLCqkEov Птн 18 Май 2012 19:48:54  2760

В давние времена славился на всю округу мастер Хикоити - никто лучше его не умел зонты делать. А один зонт был у Хикоити совсем замечательный. Только дождь начнется - он сам собой откроется, кончится дождь - зонт сам собой закроется. Стоял тот зонт на крыше дома Хикоити, и все по зонту погоду узнавали. Приносил тот зонт людям радость. Много разных историй ходило по округе о зонте Хикоити. Прослышал про зонт князь, удивился:

- Что за чудеса в моем княжестве творятся! И послал слуг узнать, что это за зонт такой появился.

Пришли слуги в деревню и стали выспрашивать:

- Правда ли, что у Хикоити живой зонт есть?

- Правда, - отвечают им, - совсем живой. Возвратились слуги в замок, рассказали обо всем князю:

- Чудеса, да и только. Зонт у Хикоити и впрямь живой.

Снова отправил князь слуг в деревню. Пришли они к Хикоити и говорят:

- Очень понравился князю твой живой зонт, хочет князь купить его у тебя.

- Не могу я продать зонт, - ответил Хикоити, - зонт этот - самое дорогое, что есть в моем доме. Не могу я с ним расстаться.

- Да как ты смеешь, негодный, самому князю перечить! - закричали слуги.

- Так и передайте князю, - твердо сказал Хикоити, - зонт не продается.

Возвратились слуги, обо всем хозяину рассказали. Рассердился князь:

- Надо бы заставить Хикоити зонт продать. Очень хочу я любоваться живым зонтом. Возьмите из казны столько, сколько унести в руках сможете. Заплатите этому мастеру.

Снова пришли княжеские слуги к Хикоити, целыми пригоршнями золото несут. А мастер никак своего решения не меняет. Стали тогда слуги каждый день к Хикоити приходить. Наконец согласился мастер.

- Ладно, отдам вам зонт, - говорит, - только послушайте, как обращаться с ним...

- Да что тебя слушать, - заворчали слуги, - деньги получил, так и молчи.

Вздохнул Хикоити: делать нечего, согласие уж дано. Но очень не хотелось мастеру отдавать зонт в злые руки. Снял он с крыши живой зонт и спрятал его, а слугам дал обыкновенный.

Схватили слуги зонт и поспешили к князю.

- О, наконец-то! - обрадовался князь и положил зонт на самое почетное место.

Стали князь и его слуги ждать, когда дождь пойдет. Ждали-ждали, наконец через девять дней дождь закапал - кап-кап, кап-кап.

- Эй, зонт, откройся! - повелел князь, а все уселись рядышком, ждут - сейчас зонт откроется, сейчас откроется...

Дождь стал стихать, а зонт так и не раскрылся. Рассердился князь, велел привести Хикоити.

- Вот полюбуйся, Хикоити! - говорит. - Что это значит? Дождь идет, а зонт не раскрывается? Уж не обманул ли ты меня?

- Что же ты, князь, наделал! - ахнул Хикоити. - Ты, наверное, очень громко при нем говорил.

- А что? - не понял князь.

- Не любит живой зонт, когда при нем кричат. - Взял Хикоити зонт на руки и запричитал: - Бедный мой зонтик, совсем тебя уморили здесь: не поили, не кормили, да еще и кричали! Вот ты и умер. А ведь живой был!

Стоят князь и слуги, от неожиданности дар речи потеряли. Хоть и живой зонт был, но чтоб зонты кормить... Такого еще никто не слышал!

Остался зонт у князя лежать на почетном месте, так никто в замке и не видел, чтобы зонт сам при дожде открывался.

匿名 ID: vLCqkEov Птн 18 Май 2012 21:32:39  2769

Человек, который не знал, как раскрыть зонт


Жил как-то на свете человек, который никогда в жизни зонта не видел. Отправился он гулять. Вдруг дождь. Что делать? Дождь барабанит все сильнее, а спрятаться негде. Пустился человек бежать. Добежал до первого попавшегося дома, под крышу встал. Хозяину дома стало жаль прохожего, он и говорит:

- Хоть мы видимся с вами впервые, но уж больно жалко на вас смотреть. Дождь идет, а вы без зонта. Возьмите мой. Раскройте зонт поскорей.

А в Японии слова "раскройте зонт" и "заткните за пояс" звучат совсем одинаково. Вот человек, который не знал, как пользоваться зонтом, и решил, что хозяин ему советует зонт за пояс засунуть.

Поблагодарил он хозяина, заткнул зонт за пояс, словно меч, и под дождь выскочил. Долго под дождем шел, совсем продрог. "Никак, обманул меня этот человек, - думает, - говорит, мол, "заткните за пояс", я и заткнул зонт за пояс, а толку никакого, все равно под дождем до костей промок". Так он и шел, пока не повстречал старика.

- Ну и ну, - удивился старик. - Вода с тебя так и льет! Возьми зонт. Вот он, раскрой зонт поскорей!

"Хм, вот так штука! И почтенный старик говорит, чтобы я заткнул зонт за пояс", - подумал человек, который не знал, как пользоваться зонтом. Никак он уразуметь не мог, что же все-таки с зонтом сделать надо.

- Как это скверно - мокнуть под дождем, - ворчал он.

Теперь за поясом у него торчало уже два зонта.

- Разве вам не холодно? Вы же совсем промокли! - послышался чей-то голос.

Навстречу ему шел прохожий.

- Совсем доконал меня этот дождь, - пожаловался человек, который никогда не видел зонта. - Добрые люди дали мне целых два зонта, сказали: засуньте, мол, их за пояс - и дождь будет не страшен. Я так и сделал, как они говорили, но вот видите - все равно промок до нитки.

Подошел прохожий к чудаку, вынул у него из-за пояса зонт и раскрыл над головой.

- Ой! - вскрикнул тот от неожиданности. - Вот что значит волшебство! Раз - и зонт сам собой раскрылся! Теперь дождь мне не страшен!

匿名 ID: iM037yXU Втр 29 Май 2012 03:18:12  3245

Петух, нарисованный на свитке


Случилось это давным-давно. Жил в одной деревне старейшина. Очень любил он разные диковинные вещицы покупать. Были у него сосуды красоты невиданной, тарелки, серебром отливающие, а уж картин и свитков и вовсе не счесть. Одним словом, богач. Приехал как-то раз в ту деревню заморский торговец. Издалека приехал, товару привез видимо-невидимо. Позвал его богач в гости. Вот сидят они, беседу ведут.
— Слышал я, — говорит торговец, — что очень ты богат, и хранится у тебя много разных чудес. — Да что ты! — махнул рукой старейшина. — Какие это чудеса? Ты вот, небось, по свету столько всего повидал, что тебя ничем не удивишь. — Что правда, то правда, — согласился торговец. — Много на свете невиданного. Да вот хотя бы это. Достал он маленькую шкатулочку и богачу протянул. Открыл ее богач, видит — лежит в шкатулке рыболовный крючок. — Что это? — удивился он. — Не простой это крючок, — объяснил торговец, — а тот самый, который боги в руках держали — он ведь помогает спуститься в подводное царство. — Вот чудеса! — воскликнул богач. — Неужто тот самый? — А у тебя есть что-нибудь необычное? — спросил его торговец. — Есть, — кивнул богач. — Купил я удивительный свиток. На нем петух нарисован. Посмотришь — ни дать, ни взять — живой! Но вот чудо так чудо — каждое утро, чуть рассветет, кукарекает петух, заливается! — Быть того не может! — не поверил торговец. — Где ж это видано, чтоб нарисованные петухи кукарекали? — На свете и не такое бывает! — засмеялся богач. — Надо же, — не переставал удивляться торговец, — сколько на свете живу, а такого не слышал. Что-то не верится мне. Давай поспорим. Если и вправду твой петух на рассвете запоет, отдам я тебе весь свой товар, а если нет, то ты мне столько добра отдашь, сколько мои лошади унести смогут. — Да зачем спорить-то? — не понял богач. — Все равно ты проиграешь — петух каждое утро поет. — Не верю! — заупрямился торговец. — Давай поспорим! — Ладно, — согласился богач, — давай.
А до рассвета уж недолго осталось. Только заря заниматься стала, поднял петух на свитке голову, да как закричит: коккэко! коккэко! коккэко!
Чего только на свете не бывает!
— Поет! Поет! — воскликнул торговец. — Вот невидаль-то! Отдал он богачу свой товар и в тот же день домой отправился.
Вернулся он и всем в своем краю рассказал о петухе со свитка.
— Что же ты за дурень такой! — стали над ним смеяться. — За одно “коккэко” весь товар отдал! “И то правда, — подумал торговец, — несправедливо это”.
Стало торговцу жалко своего товара и очень захотелось во что бы то ни стало обратно его вернуть.
“Петух, конечно, сокровище чудесное, — думает, — да товар-то лучше, за него большие деньги получить можно”.
Собрался он в дорогу и снова в ту деревню поехал, где старейшина жил. Обрадовался богач, его увидев:
— Заходи, — приглашает, — очень я тебе рад. — Понравился мне твой петух, — говорит торговец. — Всем я в своем краю о нем рассказал. Да только не верят люди! “Не бывает такого!” — говорят. — Как же не бывает? — удивился богач. — Ты же своими глазами моего петуха видел, да и пение его слышал! — Вот то-то и оно, — покачал головой торговец. — Понимаешь, сомнение ко мне закралось: вроде слышал я твоего петуха, а вроде и нет. Уж и не знаю, приснилось мне его пение, что ли... — Как приснилось? — не понял богач. — Мы же вместе петуха слушали. — Не знаю... не знаю... — замялся торговец и предложил: — Давай его опять на рассвете послушаем. Только вот снова спорить придется. Если запоет петух, мой товар у себя оставишь, а если не запоет, я его домой заберу. Идет? — Странно все это, — пожал плечами богач. — Но ты мой гость, пусть будет, как ты хочешь. Согласен!
Лег он спать и крепко-крепко заснул. А торговец не спит: недоброе дело задумал. Встал он тихонько, к свитку подошел, постоял немного, а потом из-за пазухи достал что-то и рукой петуха коснулся.
Скоро и светать стало. Запели в деревне первые петухи, а за ними и остальные. Только петух на свитке богача молчит.
Подошел богач к свитку, понять не может, почему его петух голоса не подает.
— Что случилось? Что за беда стряслась? — Так я и думал, — зевнул торговец, — приснилось мне тогда, что петух твой кукарекал. Правду люди говорили: не может нарисованный петух во все горло кричать. — Как же не может? — заплакал богач. — Сколько дней он меня своим пением радовал. — Раз петух утром не запел, проиграл ты наш спор, — сказал торговец, — Отдавай мне скорее мой товар.
Ничего не ответил ему богач. Погрузил торговец свои мешки на лошадей и в путь двинулся. А богач места себе не находит:
“Не заболел ли мой петушок?” — думает. Подошел он к свитку поближе, глядь — торчит у петуха в горле тот самый крючок, который торговец ему показывал!
— Вот до чего жадность доводит! — рассердился богач. — Ради своих мешков чудо-петушка не пожалел. Вынул он крючок, петушка лечить стал. Да только голос к нему не вернулся. Никто больше не слышал, как нарисованный петух поет.
А торговец домой радостный ехал. “Так тебе и надо, — думает, — пусть ни у кого такого петуха не будет!”. Ехал, ехал, да и не заметил, как лошадь оступилась. Упали мешки торговца в лужу, и сам он вместе с ними упал. Так и остался в грязи сидеть.

匿名 ID: 76wXnbpl Втр 29 Май 2012 10:22:27  3252

Дурак Ётаро

В одной деревне жила женщина с сыном. Сына звали Ётаро. Он был тихий и послушный мальчик: не шалил, не проказил, старался всем услужить, но только был очень недогадлив.

Однажды мать сказала ему:
- Ётаро, я пойду на речку бельё полоскать, а ты посмотри за рыбой. Она на кухне, а там сидит кот.

Мать взяла корзину с бельём и пошла на речку. А Ётаро сейчас же побежал на кухню, посмотрел по сторонам и увидел на полке блюдо с рыбой.

“Не могу я сидеть, задрав голову, и всё время смотреть на полку! - подумал Ётаро.- Лучше поставлю блюдо на пол”.

Ётаро так и сделал: поставил блюдо с рыбой на пол, а сам уселся рядом и не моргая стал смотреть на рыбу. Про кота он и забыл. А кот в это время подкрадывался к рыбе всё ближе и ближе. Подобрался к самому блюду, ухватил лапой рыбью голову и стащил её на пол. Ётаро и не пошевелился. Кот съел рыбью голову, стащил с блюда рыбий бок и тоже съел. Так понемногу он съел всю рыбу. На блюде остался один только рыбий хвост.

Наевшись досыта, кот отошёл в сторону, свернулся в клубок и уснул.
“Вот теперь мне и смотреть не на что! - подумал Ётаро. - Рыбы на блюде больше нет. Пойду-ка я во двор, погуляю немножко”.

Ётаро выбежал из дому, а навстречу ему мать с бельём.
- Ётаро, что ты делаешь во дворе? - спросила мать. - Я же тебе велела смотреть за рыбой.

- Я и смотрел.
- Отчего же ты убежал из кухни?
- А мне больше не на что было смотреть. От рыбы один хвост остался.
- А где же вся рыба?
- Кот съел.
- А ты что делал?
- А я на рыбу смотрел. Ты велела мне смотреть, я и смотрел.
- Ах, какой ты у меня глупый! - сказала мать. - Как ты не догадался крикнуть коту “брысь”. Кот бы убежал, и рыба осталась бы цела.

- Верно, - сказал Ётаро.- В другой раз буду умнее.
На другое утро мать сказала:
- Ётаро, сходи на огород, посмотри, поспела ли редька. Да заодно погляди, не едят ли гусеницы капусту.

Ётаро сейчас же побежал в огород. Видит, редька и в самом деле поспела. Уже кое-где из земли торчат белые головки. Зато капуста вся изъедена. На листьях её сидят большие зелёные гусеницы.

Ётаро посмотрел на гусениц и подумал:
“Теперь-то я знаю, что мне делать. Надо прогнать гусениц с капусты”.
И он закричал во весь голос:
- Брысь! Брысь!
Гусеницы и не пошевелились.
- Брысь! - ещё громче крикнул Ётаро.
Но, как он ни кричал, гусеницы спокойно сидели на листьях. Ётаро заплакал и побежал к матери.

- Чего ты плачешь? - спросила мать.
- Как же мне не плакать? Гусеницы едят нашу капусту. Я кричал им “брысь, брысь”, а они не слушаются.

- Какой ты глупый! - сказала мать. - Разве гусеница и кошка одно и то же? Надо было убить их, вот и всё.

- Верно, - сказал Ётаро. - В другой раз буду умнее.
В тот же день после обеда Ётаро сказал матери:
- Сегодня у нас в деревне представление - борцы приехали. Можно мне пойти посмотреть на них?

- Можно, - ответила мать. - Только не толкайся в толпе и веди себя повежливее.

匿名 ID: 76wXnbpl Втр 29 Май 2012 10:22:47  3253

Ётаро обрадовался и побежал к деревенскому храму. Там во дворе уже шло представление. Посреди двора был выстроен дощатый помост, и на нём боролись два больших, толстых человека. Вокруг помоста толпились зрители. Вся деревня сбежалась на представление, и поэтому во дворе было очень тесно и жарко. У всех зрителей в руках были круглые бумажные веера, разукрашенные чёрными знаками. Веера тихо шелестели, и по всему двору проносился лёгкий ветерок.

Ётаро пришёл поздно и оказался в самом конце двора. Ему ничего не было видно, кроме затылков и спин зрителей. От нечего делать он стал рассматривать затылки. И тут он увидел розовую, блестящую, будто покрытую лаком, лысину. На самой её середине на единственном волоске сидела большая чёрная муха.

“Муха сидит на лысине совсем как гусеница на капусте, - подумал Ётаро. - Она съест последний волос старика. Надо её поскорее убить. Это будет очень вежливо”.

Ётаро высоко поднял свой веер и хлопнул старика по затылку. Муха сейчас же перелетела на голову другого соседа. А старик охнул и обернулся. Увидев Ётаро, он сердито закричал:

- Как ты смеешь драться, негодный мальчишка! И, размахнувшись, он больно ударил Ётаро по щеке.

Ётаро заплакал, щека у него вздулась и покраснела. С плачем выбрался он из толпы и побежал домой к матери.

- Что ты так рано вернулся? - удивилась мать.
- Из-за моей вежливости меня побили, - сказал Ётаро. - Я хлопнул одного старика по голове веером, чтобы убить муху, а он рассердился и поколотил меня.

- Ах, какой ты глупый! - сказала мать. - Зачем же ты хлопнул старика по голове? Надо было помахать веером, муха бы и улетела.

- Верно, - сказал Ётаро. - В другой раз буду умнее.
На другой день в деревне случился пожар. Ётаро никогда в жизни не видел пожара и побежал со всех ног смотреть, как горит дом. Ещё издали он увидел жёлтое пламя в густом чёрном дыму. По всей улице бегали и суетились люди. Ётаро добежал до горящего дома и остановился на другой стороне улицы.

Вдруг раздался грохот, и во все стороны полетели искры: это обвалилась горящая балка. Одна искра перелетела через улицу и упала на бумажное окно, у которого стоял Ётаро.

- Ой, ой! - закричал Ётаро. - Надо прогнать искру, а то от неё загорится весь дом.

Он вытащил из-за пояса веер и стал махать им изо всей силы. От этого искра ещё сильнее разгорелась и бумага начала тлеть.

Люди, которые жили в доме, заметили, что бумага у них на окне дымится, испугались и выбежали на улицу.

Тут они увидели Ётаро, который стоял у окна и раздувал веером огонь. Люди так рассердились на него, что вырвали у него из рук веер и хорошенько отколотили Ётаро. А загоревшуюся бумагу сейчас же залили водой.

Испуганный и заплаканный, Ётаро поплёлся домой.
- Что с тобой случилось? - спросила мать, увидев заплаканного сына.
- Меня опять побили, - сказал Ётаро, плача. - Я хотел согнать искру с бумажного окна, чтобы не загорелся дом, и стал махать на неё веером, а у меня отняли веер и поколотили.

- Ну и глупый же ты, - сказала мать. - Разве можно тушить искру веером? Огонь надо заливать водой.

- Это верно, - ответил Ётаро. - В другой раз буду умнее.
На следующий день утром Ётаро пошёл погулять. Он дошёл до самого края деревни. А на краю деревни стояла кузница. Дверь в неё всегда была открыта настежь, а внутри целый день полыхало пламя. Перед огнём раскачивались взад и вперёд два парня. Они били по раскалённому железу молотами на длинных ручках. Когда молот ударял по железу, во все стороны сыпались искры.

Ётаро остановился перед дверью и заглянул внутрь.
- Опять пожар! - обрадовался Ётаро. - Ну, теперь я знаю, что делать.
Он набрал полное ведро воды и вылил его в огонь. Кузнецы сначала только рты разинули. А когда вода в пламени зашипела, они набросились на Ётаро, надавали ему тумаков и вытолкали на улицу. С громким плачем побежал он домой.

- Что опять случилось? - спросила мать.
- Опять побили меня, - сказал Ётаро. - Я проходил мимо кузницы, а там горел огонь и сыпались искры, совсем как на пожаре. Я хотел залить огонь водой, как ты мне велела, а кузнецы рассердились и побили меня.

- Ну и глупый же ты! -сказала мать. -Ведь в кузнице огонь нужен для работы. Разве ты не видел, как там кузнецы бьют молотами по железу? Уж если ты хотел им помочь, так делал бы то же, что и они.

- Верно, - сказал Ётаро.- В другой раз буду умнее.
Через два дня, когда царапины и синяки у Ётаро зажили, он пошёл опять гулять. Только отошёл он от дома, как увидел двух парней, которые колотили друг друга палками.

匿名 ID: 76wXnbpl Втр 29 Май 2012 10:23:11  3254

“Надо им помочь!” - подумал Ётаро.
Он поднял с земли толстую суковатую палку и что есть силы ударил сначала одного, потом другого парня по голове.

Парни сейчас же перестали драться, и оба накинулись на Ётаро. Они были старше и сильнее его, да к тому же их было двое. Они так больно избили Ётаро, что он еле дотащился до дому.

- Что с тобой? - спросила мать. - Опять тебя побили?
- Опять, - сказал Ётаро. - Я увидел на улице двух парней. Они били друг друга палками. Я стал им помогать, а они оба вдруг набросились на меня и давай меня колотить.

Мать только рукой махнула:
- До чего же ты глуп, Ётаро! Ведь тут надо было не помогать, а разнимать.
- Верно, - сказал Ётаро. - В другой раз буду умнее.
Семь дней после этого сидел Ётаро дома, боялся показаться на улицу. Но на восьмой не утерпел и пошёл погулять.

匿名 ID: 76wXnbpl Втр 29 Май 2012 10:23:27  3255


Вышел он на улицу и видит: посреди дороги грызутся две собаки.
Ётаро остановился и закричал:
- Перестаньте драться!
Собаки его, конечно, не послушались. Тогда Ётаро подбежал к ним, ухватил их обеих за хвосты и стал растаскивать в разные стороны. Собаки ещё больше рассвирепели, зарычали и вцепились бедному Ётаро в икры. Если бы прохожие не подоспели на помощь, собаки разорвали бы его в клочья.

Едва живой вернулся Ётаро к матери.
Мать посмотрела на него и ничего уж больше не сказала.
Дурака учить - только время терять.

Ураган и бочки 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 15:31:26  4042

На краю города жил бондарь. Работы у него не было, и денег, значит, тоже не было. А зима выдалась суровая. Каждый день дул сильный ветер. Маленький домик бондаря скрипел и шатался. Даже самые толстые деревья в саду гнулись до земли.
Как-то раз утром бондарь посмотрел в окно и сказал своей жене:
- Посмотри, какой ураган! Наконец-то мы с тобой разбогатеем.
- Как же это мы разбогатеем от урагана? Не понимаю! – ответила жена.
- Ну и глупы вы, женщины! Никогда не слушаете мужей, вот и упускаете из рук счастье.
- Что же это за счастье – ураган? Бондарь откашлялся и сказал:
- Видишь ли, дело вот в чём. Когда дует сильный ветер, подымается пыль. Пыль попадает людям в глаза. От пыли глаза краснеют, слезятся. Вот в этом наше счастье.
- Ну и пусть у людей глаза слезятся, в чём же тут наше счастье?
- Какая ты непонятливая! Люди будут болеть глазами. Много народу ослепнет. Появятся, значит, слепые. А что могут делать слепые? Им только и остаётся бродить по дорогам, играть, петь и просить милостыню. А на чём они будут играть? Понятно, на сямисэнах. Вот в этом наше счастье.
- Ну и пусть играют на сямисэнах, в чём же тут наше счастье?
- Вот бестолковая! Ведь сямисэны обтягивают кошачьей кожей. Понадобятся сямисэны – понадобятся и кошки. Всех кошек перебьют. Вот в этом наше счастье.
- Ну и пусть перебьют кошек, в чём же тут наше счастье?
- Да ведь если кошек не будет, во всех кладовых разведутся мыши. Мыши изгрызут все кадушки и бочки. Значит, людям нужны будут новые бочки и обручи. У меня будет много работы. Вот мы с тобой и разбогатеем!

Дух чумы 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 18:37:08  4043

Жил когда-то в деревне Тоносиромура, что на острове Иси-гаки, добрый рыбак. Стояла та деревня на самом берегу моря. Каждый вечер, когда над берегом появлялась Небесная река, отправлялись рыбаки на лов… Случилась как-то темная безлунная ночь. Мало кто решился отправиться в море. Рыбаку же захотелось счастья попытать. Далеко от берега отплыл рыбак, сеть закинул и стал ждать.
Вдруг откуда ни возьмись налетел ветер, и раздался из темноты страшный голос:
— Судьба и наказание—вот закон этой жизни!—загромыхал он.
«Кто это здесь посреди моря разговаривать может?» — удивился рыбак.
— Устал я, притомился… Все в жизни — тщета… А что это там впереди? Никак остров? — снова заговорил сам с собой неведомый голос. Страшным он был, громким, будто ударял невидимый великан кувалдой о прибрежные скалы.— Да, этот островок— именно то, что мне нужно…— продолжал голос и вдруг как закричит: — А это что еще за человечишко здесь плавает?!
Понял рыбак, что заприметила его темная сила. Поднялась вдруг на море высокая волна, подхватила лодку, перевернула. Плывет рыбак в темноте, захлебывается. «Вот и смерть моя пришла»,—думает.
А потом вдруг все стихло, спокойным стало море, будто и не было волны, да и никакого голоса не было. Смотрит рыбак — плывет ему навстречу большое бревно. Ухватился рыбак за него, дух перевел и воскликнул:
— Не знаю, кто ты, мой спаситель, но благодарю тебя за то, что не дал мне погибнуть в пучине вод. Покажись мне, кто ты, человек ли, дух ли?
Поднялся тут легкий ветерок, и предстал перед рыбаком его спаситель. Глянул рыбак, да чуть было бревно от страха из рук и не выпустил. Было у него лицо черное-пречерное, круглое, как большой шар, а на лице том ни глаз, ни носа, ни рта не было. Понял рыбак, что не человек его спас, а оборотень.
— Кто ты и откуда взялся? — прошептал еле слышно рыбак.
— Не человек я, а Дух чумы,— гордо ответил оборотень.— Приказал мне Главный Дух болезней, тот самый, чей голос слышал ты над морем, заразить этот остров чумой.
— Что ты, что ты,— взмолился рыбак,— умоляю тебя, не посылай на наш остров дурных болезней!
Приблизил тогда оборотень к рыбаку свое страшное лицо и говорит:
— Ты, я вижу, человек добрый, потому не постигнет тебя небесная кара, не пошлю я на твою семью чуму — только ты один на всем острове и спасешься. Запомни мои слова! Сегодня вечером, как только стемнеет, появится над вашей деревней большая ночная птица — она-то и принесет на остров болезнь. Выходи тогда скорее во двор, да выноси ступку-крупорушку. Как только птицу увидишь — начинай пестом ударять, будто рис толчешь. От этого звука злые чары и рассеются.
— Прошу тебя, придумай, как нам всю деревню спасти?— взмолился рыбак.
— Рад бы я помочь твоей деревне,— ответил Дух чумы,— да не смею приказа ослушаться. Прощай и не забудь мои слова! — крикнул он и исчез в темноте.
Добрался рыбак до берега и сразу к дому старейшины побежал. Рассказал ему обо всем, стали они вместе думать, как остров от беды спасти. Думали-думали, да так ничего и не решили. Тогда рыбак и говорит:
— Надо народ собрать да все людям рассказать. Пусть вечером во двор выходят, ступки-крупорушки выносят. Как появится ночная птица, начнем дружно пестами ударять. Подумает птица, что это звук из моего двора доносится, покружит-покружит и улетит.
На том и порешили. Велел старейшина в гонг ударить, да так, чтобы на самых дальних полях услыхали. Собрались крестьяне, рассказал им старейшина о беде, что над их островом нависла.
Вернулись люди домой, вынесли ступки-крупорушки и ждать стали, когда ночная птица прилетит. Долго ждали, пока совсем не стемнело.
Тут откуда ни возьмись появилась в небе большая птица. Как увидели ее крестьяне, принялись изо всех сил пестами ударять, будто рис в ступке толкут. Спустилась птица пониже, облетела остров раз, облетела другой, а потом взмыла в небо и исчезла.
Спас рыбак деревню от чумы. Стали люди его благодарить за то, что помог всем от беды избавиться.
Но самое чудесное потом началось: урожаи на острове небывалые родятся, рыбы невиданные ловятся — будто все горные и морские божества крестьянам помогать решили.
Много лет прошло с той поры. Состарился рыбак и умер. А жители деревни стали почитать то место в море, где спас рыбака Дух чумы, святым. Отправлялись они туда помолиться богам о добром улове и богатом урожае. Назвали то место Амагаваго-такэ, что значит Святая вершина Млечного пути. Говорят, что и по сей день почитают.

Осень и весна 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 19:40:05  4044

Красивая девушка лежа дремала на рисовом поле. Солнце стояло высоко на небе, и девушка устала. В это время один из богов смотрел с неба на землю. Он знал, что красота девушки была отражением ее небесных грез. Он знал, что, когда она улыбалась, она беседовала с духами ветра и цветов.

Тогда божество опустилось на землю и предложило грезившей девушке быть его женою. Она была рада этому, и они обручились. После ее смерти остался дивно прекрасный, ярко-красный драгоценный камень.

Много времени спустя после того нашел этот камень один поселянин. Он сразу заметил, что это был камень драгоценный. Он очень высоко ценил его и всюду носил с собою.

Часто, когда он любовался им, при бледном месячном сиянии, ему казалось, что из глубины камня на него смотрят два блестящие глаза. И часто в тишине ночи пробуждался он, потому что ему казалось, что какой-то серебристо-чистый голос называет его по имени.

Однажды поселянину пришлось нести обед жнецам в поле. Солнце палило; он нагрузил корову чашками с рисом, кашей и бобами, а сам шел налегке. Внезапно ему пересек дорогу принц Ама-Боко. Он страшно разгневался, так как ему показалось, что поселянин хочет убить корову. И принц не хотел слушать ни слова в оправдание. Гнев его все увеличивался. Поселянину становилось все страшнее и страшнее; в конце концов, он вынул из кармана красный драгоценный камень и подал его незнакомцу как приношение для умилостивления. Ама-Боко был поражен замечательной красотой драгоценного камня и позволил поселянину удалиться восвояси. После этого принц вернулся к себе во дворце.

Там он вынул свое сокровище, которое внезапно превратилось в богиню несравненной красоты. И как только увидел ее, он тотчас полюбил всею душою, и прежде чем наступило новолуние, они были обручены.

Богиня помогала ему во всех делах. Она приготовляла ему вкусные кушанья, тайну которых знают только боги. Она выжимала вино из мириадов всевозможных трав — вино, какого смертные еще никогда не вкушали. Но вскоре принц стал не в меру тщеславен и заносчив; он начал относиться к своей верной супруге с унизительным презрением. И опечалилась тогда богиня и сказала:

— Ты не хочешь знать моей любви! Я лучше оставлю тебя и вернусь к отцу!

Но Ама-Боко не обратил внимание на эти слова, потому что он не верил в исполнение ее угрозы. Но прекрасная богиня сказала это совершенно серьезно. Она удалилась из дворца и умчалась в Нанива, где была почитаема как богиня света.

Как узнал принц, что богиня покинула его, он страшно разгневался и бросился преследовать ее. Но когда он подходил к Нанива, боги заставили его корабль вернуться в гавань. И тогда только сознал он, что драгоценный камень был им утрачен навсегда. Он направил свой корабль к северным берегам Японии и пристал к берегу у Тай-има. Здесь он был принят очень приветливо и был почитаем благодаря тем сокровищам, которые привез с собою. Он владел драгоценными жемчужными ожерельями, поясами из драгоценных камней и зеркалом, которому повиновались и ветер, и волны.

С тех пор принц Ама-Боко остался в Тай-име и стал родоначальником большой семьи.

Среди его потомков была одна принцесса, настолько прославившаяся своею красотой, что восемьдесят один жених добивались ее руки. Но один за другим женихи печально возвращались домой, потому что никто не находил ее расположения.

В конце концов выступили перед нею два брата, старший — бог осени и младший — бог весны. Бог осени выступил первый.

Но принцесса отказала ему. Тогда он отправился к своему младшему брату и сказал:

— Принцесса не любит меня, и ты настолько же мало можешь надеяться завоевать ее сердце.

Но бог весны был полон надежд и возразил:

— Я готов дать тебе бочку рисового вина, если я не завоюю сердце; но если она согласится стать моею супругой, то ты дашь мне бочку.

Вот и пошел бог весны к своей матери и поведал ей о своих намерениях. Та пообещала ему свою помощь. И в одну ночь она соткала ему одеяние и сандалии из почек сирени и белого жасмина. Из нежных цветов она приготовила лук и стрелы. Так разодетый, явился бог весны к юной принцессе. Когда он выступил перед девушкой, все бутоны цветов распустились, и из сердцевины каждого цветка распространилось благоухание, наполняя собою весь окружающий воздух, и тогда принцесса вне себя от счастья протянула руку юному богу весны.

Старший брат, бог осени, страшно разгневался, как только узнал, что его брат получил такое диковинное платье. Он отказался отдать обещанную бочку вина, но когда богиня-мать его узнала о том, что бог осени нарушил свое слово, она положила камни и соль в пустой ствол бамбукового ствола, обернула его бамбуковыми листьями, повесила его над домом и сказала:

— Как листья вянут и опадают, так же пусть будет и с тобою. Как опускается соленое озеро во время отлива, так опускайся и ты. Как камень падает, так упадешь и ты!..

И все исполнилось. В то время как весенний бог остается вечно юным, вечно душистым и веселым, осенний бог — вечно стареет, вечно увядает, вечно печален.

Бог горы и рыба окодзэ 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 20:57:03  4046

В далекие времена жили в одной деревне очень богатые люди. Почему они были такими богатыми? Да потому, что дружили крестьяне той деревни с самим богом горы. Вот и помогал он им хороший урожай вырастить, вредных насекомых да темные силы отогнать. Каждую осень уходил бог в горы, и оттуда, сверху, за деревней присматривал. А весной он обязательно вниз спускался и в деревню приходил. Ждали его крестьяне с нетерпением – никогда без бога горы рис на поля не высаживали, потому и называли его весной богом рисового поля. Был бог горы очень добрым, но уж слишком застенчивым: то краснел от скромности, то лицо прикрывал от смущения, ну впрямь как юная девушка.
Но вот как-то по весне случилась такая история. Как всегда, пришел бог горы в деревню – крестьяне как раз рис сажали. Встретили его как полагается – с почестями, подарки поднесли, угощение устроили. И все было бы ладно, если бы не надумал бог горы по деревне прогуляться. Обошел он дома, обошел поля да и к ручью вышел. Сел на бережок отдохнуть. Сидит – любуется. И надо же было такому случиться, чтоб посмотрел бог горы в ручей, отражение свое-то и увидел! А как увидел, так и запричитал:
- Ой, ой! Вот беда! Неужели это я?! Никогда не знал, что я такой урод! Ну и лицо! Как же мне стыдно! Как стыдно!
Заплакал бог горы горючими слезами, пожитки подхватил и в горы стремглав побежал.
Растерялись крестьяне.
- Подожди! – кричат. – Не печалься! Мы тебя и такого любим и чтим!
А бог горы бежит без оглядки, ничего слышать не хочет.
Испугались крестьяне. “А что, если он теперь никогда не вернется?” – думают. Так и случилось. Спрятался бог горы в лесной чаще, людям на глаза не кажется.
Пришла в ту деревню большая беда: рассада стала чахнуть, заливные поля сохнуть, а деревья в горах и вовсе расти перестали. Не знают крестьяне, что делать, как горю помочь. Думали они, думали, да и пошли к одной мудрой старушке совета просить. Рассказали они ей про свою беду.
Задумалась старушка, а потом и говорит:
- Старая я, годов двести, почитай, на свете живу. Не припомню что-то, как этот бог горы выглядит. Вы сами-то его хорошо в лицо помните?
- А как же? – удивились крестьяне. – Каждый год по весне он в деревню приходит.
- Ну и как? – опять спросила старушка. – Вправду он так собой нехорош?
- Вправду, – вздохнули крестьяне. – Да ведь это неважно! Все равно он для нас самый лучший!
- Конечно, – согласилась мудрая старушка, – самое главное, что бог горы добрый. Но вот незадача – уж очень он стеснительный. Видно, стыдно ему стало, что лицо у него уродливо, потому и убежал он от вас. Раньше-то он этого не знал.
- Что же нам теперь делать? – спросили крестьяне. – Беда у нас – того гляди в деревне голод начнется. Работаем мы на полях с утра до ночи, а ничего у нас не растет.
- Надо вам найти кого-нибудь еще некрасивей, чем бог горы, – по-советовала старушка. – Пусть увидит, что не он на свете самый безобразный.
Задумались крестьяне. Кто же еще так некрасив, как бог горы? Думали-гадали, но ничего не придумали.
- Ладно уж, – сказала старушка, – дам вам совет. Пойдите к нашему ручью и поймайте там рыбу-окодзэ. А как поймаете, посмотрите на нее внимательней – никто на свете так уродливо глаза не таращит!
- Окодзэ? И то правда!, – обрадовались крестьяне.
Сходили они к ручью, рыбу-окодзэ поймали издавай хохотать:
- Ха-ха-ха! Ну и рожа!
- Вот умора!
- Ай да уродина!
Посадили они рыбу-окодзэ в большой кувшин и скорее в горы побежали. Нашли дом бога горы, постуча-лись:
- Открой нам, бог горы, – просят. – Посмотри, что мы тебе принесли!
Открыл бог горы дверь, в кувшин заглянул – а там рыба сидит, глаза таращит, челюстями туда-сюда двигает! Жуть, да и только!
- Вот это да! – удивился бог горы. – Бывает же такое на свете! Вижу я, что есть кто-то еще уродливее меня! Как хорошо, что я не рыба-окодзэ! А она-то, она-то, посмотрите, как глазами вращает! Ха-ха-ха! Ой, не могу больше! Сейчас лопну от смеха!
Смеется бог горы, и крестьяне смеются. Радостно всем им стало и весело. Вернулось к богу горы хорошее настроение. Помирился он с крестьянами. Стали в деревне опять богато жить: рис на полях заколосился, плоды на деревьях созрели. И жили с тех пор всегда крестьяне и бог горы в мире и согласии.

Нет удобрения лучше, чем камни 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 21:06:43  4047

Много-много лет тому назад жил крестьянин по имени Хэйроку. А по соседству с ним жил старый барсук Гомбэ. Пришел как-то барсук к Хэйроку.

- Здравствуй, Хэйроку, давно тебя не видел.

- Здравствуй, Гомбэ, с чем пожаловал?

- Да вот хотел тебя спросить: чего ты боишься больше всего на свете?

- Чего боюсь? - задумался Хэйроку.

Ох, неспроста затеял Гомбэ этот разговор, любил барсук подшутить над Хэйроку. Вот Хэйроку и решил сам перехитрить Гомбэ.

- Больше всего на свете страшусь я булочки, - ответил он. - Как подумаю, дрожь пробирает.

Набрал барсук Гомбэ побольше булочек и направился к дому крестьянина. Подкрался поближе и давай кидать булочки в окно. Кинул и спрятался за деревом - ждет, что будет. Но Хэйроку вовсе не испугался булочек, не закричал от страха, не выбежал из дома, а, наоборот, уселся поудобней и давай ими лакомиться.

"Провел меня Хэйроку, - подумал Гомбэ и поплелся прочь. - Но я все-таки проучу этого хитреца", - решил он по дороге.

Ночью прибежал барсук к рисовому полю Хэйроку, собрал окрест камни и давай разбрасывать их по полю. Все поле камнями усыпал к утру.

Пришел Хэйроку, видит, поле в камнях, и сразу понял он, чья это проделка. Встал посередине поля, низко поклонился и громко воскликнул:

- О, счастье! Кого благодарить мне за то, что усеял камнями мое поле! Нет лучшего удобрения, чем камни! Какая удача! Теперь целых три года не надо мне удобрять землю! Низко кланяюсь тебе, мой благодетель!

На следующее утро Хэйроку опять пришел на рисовое поле, видит, ни единого камня не осталось. "Здорово, видно, притомился бедный барсук Гомбэ, - усмехнулся Хэйроку. - Сколько камней с поля отволок!" И улыбнулся.

Искусная ткачиха 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 21:09:27  4048

Жил на свете крестьянин Ёсаку. Работал он как-то в поле, вдруг видит, змея крадется, сейчас съест паучка. Жалко стало Ёсаку паучка, замахнулся он на змею мотыгой, испугалась змея и уползла. А паучок поблагодарил Ёсаку и исчез в траве.

На следующее утро постучала к Ёсаку в дом девушка необыкновенной красоты:

- Слышала я, ты ткачиху ищешь. Разреши мне в твоем доме жить, буду ткать для тебя.

Обрадовался Ёсаку, провел девушку в комнату, где ткацкий станок стоял. Целый день работала девушка, не отдыхала и из комнаты не выходила.

Зашел поздно вечером Ёсаку посмотреть, сколько она за день наработала, да так и обомлел - лежат в комнате восемь кусков. На восемь кимоно хватит! А какие красивые узоры! Никогда раньше не видел Ёсаку таких чудесных тканей.

- Да ты самая искусная ткачиха на свете, - похвалил он девушку. - Как тебе удается так быстро ткать?

- Никогда не спрашивай меня об этом, никогда не заходи в комнату, где я работаю, - молвила красавица.

Удивился Ёсаку словам девушки, ничего не ответил, а самому любопытно. Подкрался он однажды к окну, заглянул в комнату да чуть не вскрикнул. Сидит за станком не красивая девушка, а паучок.

Пригляделся Ёсаку получше: да ведь это тот самый паучок, которого Ёсаку от змеи спас. Не простой, видно, этот паучок.

А паучок без устали работает: кладет в рот хлопок, пережевывает его, глядишь, нить тонкая-претонкая получается, паучок лапками споро перебирает, чудесную ткань ткет.

Как-то вечером говорит девушка Ёсаку:

- Хлопок у меня кончается. Сходи завтра в город, купи еще хлопка.

Пошел Ёсаку в город, купил тюк хлопка, домой повернул, а по дороге присел отдохнуть. Сел, да и не заметил, как к тюку змея подползла - та самая, которая паучка съесть хотела. Заползла змея в тюк и лежит там тихо-тихо.

Отдохнул Ёсаку, взвалил тюк на спину и дальше пошел.

Взяла девушка у Ёсаку хлопок, в комнату отнесла. Обернулась паучком и села за ткацкий станок. Набрал паучок в рот хлопок. Вдруг из тюка как выскочит змея, как бросится на паучка! Паучок в окно, бежит от змеи, да бежать-то трудно - полон рот хлопка. А змея все ближе, ближе... И вдруг случилось чудо!

Как раз в это время Солнечный старец (Солнечный старец - по японским народным поверьям, дух, живущий на Солнце) смотрел с неба на землю. Жалко стало старцу паучка. Протянул он солнечный луч, ухватился за кончик нитки, что у паука изо рта торчала, и поднял его на небо.

Поблагодарил паучок Солнечного старца за спасение и в благодарность наткал из хлопка пушистые облака.

С тех самых пор и плывут по небу облака белые и мягкие, как хлопок. А в Японии с тех самых пор паучка и облако одинаково называют - кумо.

Как сосна за добро отплатила 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 21:16:37  4049

Жил-был на свете дровосек, добрый, но очень бедный. Любили деревья дровосека - никогда он без надобности живой ветки не срубит, не поломает. Знал дровосек: сломаешь ветку - зачахнуть может дерево, а он берег деревья в лесу.

Шел как-то раз дровосек по лесу. Устал и прилег отдохнуть под сосной. Слышит, шумит сосна, словно говорит что-то. А сосна и впрямь с ним разговаривает:

- Больно моим веточкам, сломали мои веточки! Больно! Больно!

Поднял дровосек голову, видит, сломаны у сосны ветки и смола капает.

- Кто же такую беду сотворил? - возмутился дровосек.

Оторвал он тряпицу от рубахи, перевязал сосновые веточки. Тут вдруг с дерева золотые монеты посыпались. Словно дождь хлынул! Много монет нападало, и не унесешь! Взял дровосек немного золота, поклонился сосне в пояс и домой зашагал.

Разбогател дровосек. Сосна ведь не простое дерево, это всем известно, вот и отблагодарила она дровосека за доброту.

А в той же деревне жил другой дровосек - богатый, жадный и злой. Как придет в лес, давай ветки ломать, кору с деревьев обдирать, цветы топтать. Не любили деревья злого дровосека, да ничего поделать с ним не могли.

Узнал злой дровосек, что бедняк разбогател, прибежал, выпытывать стал:

- Откуда у тебя золото? Где ты его взял?

А бедному дровосеку скрывать нечего. Вот он и рассказал, как щедро одарила его старая сосна. Не успел досказать, а уж злого дровосека и след простыл. Бежит, спотыкается. Прибежал в лес, нашел старую сосну.

- Поближе подойди, - слышит, - не бойся! Дотронься до веток моих, и на тебя обрушится поток...

- Да-да, поток, поток, - заторопился богач, - пусть обрушится на меня поток золотых монет!

И с силой обломил сосновую ветку. В тот же миг на богача обрушился поток, только не золота, а липкой, тягучей смолы. Облила старая сосна злого дровосека с ног до головы. Лежит тот, шелохнуться не может. Звал, звал на помощь, да кто его в глухом лесу услышит?! Так и пролежал злой богач под сосной, пока смола с него не стекла.

С той поры богач присмирел - веток в лесу не ломал, кору не обдирал, цветы не топтал. Не то деревья его и в лес больше бы не пустили!

Как девушка в бычка обратилась 匿名 ID: MltFMYXM Суб 16 Июн 2012 22:26:26  4051

Жили в деревне старик со старухой, и была у них дочь красоты невиданной.

Как-то раз охотился молодой князь в тех лесах. Начался дождь, и решил князь переждать его у старика со старухой. Вошел и онемел - никогда не видел князь такой красавицы, как старикова дочка.

- Возьму я вашу дочь в жены, - сказал князь. С тем и уехал.

Опечалились старик со старухой, не хотели они единственную дочь за злого князя отдавать. День, другой проходит - плачут старики горькими слезами.

А девушка смышленая была, решила она князя перехитрить. Вот и говорит родителям:

- Видела я сегодня вещий сон, слышала голос: "Пойдешь замуж за злого князя, превратишься в бычка".

Еще больше огорчились старики, да делать нечего. Прислал князь за красавицей паланкин, посадили туда девушку и понесли в княжий замок.

Долго несли слуги паланкин, устали и решили отдохнуть. Остановились около харчевни, а девушке наказали:

- Никуда не выходи, князь не велел.

Только ушли слуги, выбралась красавица из паланкина, видит, на лугу бычок пасется. Посадила девушка бычка в паланкин, а сама убежала.

Вышли слуги из харчевни, подняли паланкин и понесли в замок.

Приоткрыл князь паланкин да обомлел - сидит вместо красавицы бычок. Рассердился князь и приказал стариков в замок привести.

- Дурачить меня вздумали! Вместо красавицы дочери быка подсунули!

- Не гневайся, князь, - молвили старики. - Видела наша дочь вещий сон, слышала голос: "Пойдешь замуж за злого князя, превратишься в бычка".

Ничего не оставалось князю, как отказаться от девушки-красавицы.

Взяли старики бычка за веревку и домой повели. Горевали, плакали, да делать нечего. Время шло, бычок рос, и старики любили его всем сердцем.

Однажды вечером стук-стук кто-то в дверь. Открыли старики, глазам не верят - стоит перед ними дочка, жива и невредима. Не было конца радости! Стали они опять жить все вместе да над глупым князем посмеиваться.

匿名 ID: WOnwgZcU Вск 17 Июн 2012 13:38:29  4059

>>915
не слышал такой версии сказки о старике такэтори я ещё

匿名 ID: z2TtIK5i Вск 17 Июн 2012 20:44:15  4061

>>4059
Рада, если понравилось.

匿名 ID: py7DFYoS Птн 22 Июн 2012 18:49:21  4280

>>4061 мне всё же больше нравится где Микадо остался с носом. С кузнецом мне сюжет кажется более простым и скучным.

匿名 ID: avPNnVw1 Птн 22 Июн 2012 19:51:03  4282

>>4280
А ты нигде больше японских сказок не встречал? Запостил бы.

匿名 ID: 6P2kCmPq Птн 22 Июн 2012 21:22:55  4287

>>4282 пытался вспомнить, но в голову ничего не пришло. Есть добытая книга японских сказок, но я её ещё не открывал, да и руками набирать могу не решиться.

匿名 ID: avPNnVw1 Птн 22 Июн 2012 23:31:31  4289

>>4287
Ты чокнешься руками набирать. Жаль, не отсканить.

匿名 ID: Jq4th2mF Вск 24 Июн 2012 23:45:42  4347

>>4289 полистал книгу, она очень хороша. Всё больше морозные истории о буддийских монахах, но есть и сказки, что мне не встречались, может и отсканирую.

匿名 ID: G8Y7PIS7 Вск 24 Июн 2012 23:47:18  4348

>>4347
О буддийских монахах сюда бы тоже подошли, сказки, предания. Направленность одна.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 10:58:45  4357

Да я в своё время именно про них почитать хотел, а были только сказки.

О монахе Коку


Монах Коку родился в земле Оми, а жил при храме Консёдзи. Голос его был красив и чист, словно колокольчик. Коку читал «Сутру лотоса» и подвижничал долгие годы.

Муж по имени Хиракими служил по военному ведомству. Он приходился близким родственником мятежнику Масакадо и отличался нравом злым и жестоким. Он привязался к Коку и оставил его жить в своем доме.

Только прошло сколько-то лет, и он обвинил монаха в сожительстве со своей женой. Ему так ложно донес слуга. Услышав его слова, Хиракими возненавидел монаха и задумал месть. Схватил Коку и потащил его далеко в горы. Скрутив его, привязал к дереву и велел выпустить стрелу ему в живот, а она ударилась о тело, согнулась и упала на землю. Монах же разом догадался: судьба его такова, что напрасно должен он претерпеть, и стал тогда читать «Сутру лотоса» зычно и с достоинством. Стреляли раз пять или шесть, но стрелы все гнулись и падали. Поначалу стрелял слуга, а потом Хиракими взял лук сам, да только со всеми стрелами случилось то же, что и с первой. Всего же он выпустил двадцать девять стрел - и все без толку.

Тут оторопь взяла Хиракими, развязал он монаха и стал молить о прощении: «Грех великий взял я на душу и зряшно глумился над тобой, святым. Отныне не задумаю я против тебя дурное» - так он каялся и плакал. Потом они возвратились домой.

В ту ночь Хиракими привиделся во сне бодхисаттва Фугэн в золотых одеждах и верхом на белом слоне. У бодхисаттвы из живота торчали стрелы. Хиракими спросил: «Отчего живот твой утыкан стрелами?» Бодхисаттва отвечал: «Вчера ты ни за что ни про что хотел убить монаха. Вместо него я подставил свое тело стрелам». Хиракими проснулся трепещущим от страха. Пошел к Коку, заплакал и покаялся, потом рассказал обо всем слуге. Минуло дня два или же три, и монах в глубоком отрешении от мира, читая сутру и молясь, ночью навсегда покинул дом. Бодхисаттва Фугэн сказал Хиракими во сне: «Эти годы ты совершал мне приношения. Благодеяние должно бы спасти тебя, да только ты хотел подло убить меня. Будда глаголет: «Видишь зло - удались скорее, видишь добро - скорее приблизься». Поэтому я и ухожу отсюда и навечно пребуду от тебя вдалеке».

Хиракими испугался сна. Пошел к монаху, а он ушел неизвестно куда. Хиракими плакал и горевал отчаянно.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:02:08  4358

Сайэн был монахом в храме Тодзи, а родился он в земле Суо. С детских лет читал он «Сутру лотоса» и от своего обычая не отступался. Достигнув зрелых лет, вернулся на родину и поселился в горном храме Мии, что в округе Куга. Статуя Каннон из того храма славилась чудесами. Сайэн сколько-то лет прожил в храме, проводя дни в чтении «Сутры лотоса», совершая приношения благовониями и цветами.

Случилось так, что выпал глубокий снег, многие дни люди не могли добраться до храма, и Сайэн чуть не умер с голоду. Но он читал «Сутру лотоса», страдания превозмогая. Как-то утром Сайэн выглянул в сад - там валялась туша оленя, задранного волком. Монах отрезал кусок мяса и съел его, продлив тем самым свою жизнь. Принес на алтарь цветы и продолжал читать «Сутру лотоса».

Прошло дня два или три. Сайэн готовил оленину. Из села пришел некий муж, и монах застыдился, что он ест скоромное. Человек тот заглянул в котел - там варились дубовые поленья. Гость удивился и спросил, зачем монаху это. Монах же подумал: «Не бывало еще такого, чтобы мясо превращалось в деревяшку». И рассказал все как есть. Селянин закричал от радости, расчувствовался и сказал: «Сострадание Каннон и сила молитвы сотворили чудо сие».

Монах между тем взглянул на статую Каннон: бок у нее разодран и из него вырван кусок. Тогда его осенило: ведь Каннон превратила себя в оленя, дабы накормить его. Посмотрел монах на Каннон и еще более укрепился в вере, все свои силы без остатка отдав молитве Каннон и чтению «Сутры лотоса».

Сайэн много еще сотворил чудес - обо всех и не рассказать.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:02:48  4359

О монахе Сайэне

Сайэн был монахом в храме Тодзи, а родился он в земле Суо. С детских лет читал он «Сутру лотоса» и от своего обычая не отступался. Достигнув зрелых лет, вернулся на родину и поселился в горном храме Мии, что в округе Куга. Статуя Каннон из того храма славилась чудесами. Сайэн сколько-то лет прожил в храме, проводя дни в чтении «Сутры лотоса», совершая приношения благовониями и цветами.

Случилось так, что выпал глубокий снег, многие дни люди не могли добраться до храма, и Сайэн чуть не умер с голоду. Но он читал «Сутру лотоса», страдания превозмогая. Как-то утром Сайэн выглянул в сад - там валялась туша оленя, задранного волком. Монах отрезал кусок мяса и съел его, продлив тем самым свою жизнь. Принес на алтарь цветы и продолжал читать «Сутру лотоса».

Прошло дня два или три. Сайэн готовил оленину. Из села пришел некий муж, и монах застыдился, что он ест скоромное. Человек тот заглянул в котел - там варились дубовые поленья. Гость удивился и спросил, зачем монаху это. Монах же подумал: «Не бывало еще такого, чтобы мясо превращалось в деревяшку». И рассказал все как есть. Селянин закричал от радости, расчувствовался и сказал: «Сострадание Каннон и сила молитвы сотворили чудо сие».

Монах между тем взглянул на статую Каннон: бок у нее разодран и из него вырван кусок. Тогда его осенило: ведь Каннон превратила себя в оленя, дабы накормить его. Посмотрел монах на Каннон и еще более укрепился в вере, все свои силы без остатка отдав молитве Каннон и чтению «Сутры лотоса».

Сайэн много еще сотворил чудес - обо всех и не рассказать.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:03:51  4360

О святом Дзога с горы Тоно


Святой Дзога родился в стольном граде Хэйане. Немного времени прошло с тех пор, как он появился на свет, а родители уже отправились по делам в Бандо. Укрепили на лошади нечто вроде паланкина, посадили в него кормилицу с младенцем, да так и путешествовали. Родители с кормилицей ехали впереди поезда. Уже сгустились сумерки. Кормилица возьми да и засни. Младенец с рук и скатился. Проехали уже немало. Кормилица глаза открыла - младенца нет как нет. Испугалась, ужаснулась, отцу с матерью сказала. Родители ее слова услышали, в голос закричали, заплакали: «Многие коровы, лошади и люди прошли по той дороге и, верно, затоптали насмерть нашего сыночка. Однако же хотим его увидеть хотя бы и мертвым и потому возвращаемся».

Поехали обратно. Видят - сын их лежит в ложбинке на камне посреди пыльной и узкой дороги. Лежит да в небо глядит, улыбается без заботы. Грязь к нему не пристала, на тельце - ни царапинки. Родители, кормилица и люди чужие младенца на руки брали, не могли надивиться. В ту ночь видели отец с матерью во сне: камень в пыли, а на нем подушка, каменьями расшитая, одежды небесные постелены. Поверх них младенец сидит, а по четырем углам стоят отроки небесные, ладони сложили благоговейно, приговаривают: «Родился ты изо рта Будды, и оттого защитили мы тебя». Родители глаза открыли, не могли чудесам тем надивиться, а любви их родительской еще больше прибыло.

Мальчику минуло четыре года, когда он заговорил впервые. Сказал родителям: «Должен я на гору Хиэй подняться, «Сутру лотоса» читать, учиться дорогой Великой Колесницы идти, дабы дела святые перерыва не знали». Сказал так - и снова молчок. Отец с матерью очень тому удивились - отчего это сын их такое сказал? Может, дух в него вселился? Так они гадали, дрожа от страха. И видела добрая матушка во сне: держит она сына на руках и кормит грудью, Глядь - а он вдруг обернулся монахом взрослым лет за тридцать, в руках сутру держит. Рядом мудрец стоит, отцу с матерью говорит: «Бояться нечего. Судьба сына вашего такова - быть ему святым». Проснулась мать, и паче прежнего уверовали они в сына.

Когда Дзога минуло десять лет, он взошел на гору Хиэй. Его взял в ученики настоятель школы Опоры Неба наместник Дзикэй. С тщанием читал Дзога «Сутру лотоса», с усердием вникая в истины явленные и сокрытые. Преуспел он в созерцании, учение Великой Колесницы постигнул. С толком спрашивал, с толком и отвечал, словно Касэн в последние дни свои. Просветление и озарение приходили к нему, словно Кусё был ему отцом. Каждодневно без изъятия прочитывал он по разу, «Сутру лотоса» и три раза на дню в грехах каялся. Молитвы творил частые, как того предписывает Учение явное и Учение тайное. Людей наставлять не любил, славу с выгодой отринул. Одно у него было желание - от мира убежать и спрятаться.

Прежний государь Рэйдзэй призвал Дзога к себе и велел ему молитвы читать оберегающие, а тот стал речи говорить безумные, телом двигать по-мерзкому, да так и ушел. Мать государя почтительно позвала его к себе, желая, дабы он был ее духовным наставником. Дзога же к ней вошел, стал ругаться словами непристойными, да так и ушел. Вот так силами всеми Дзога от мира отвращался.

Людную гору Хиэй покинув, от цветущей столицы подальше держась, взошел на гору Тоно, затворился там от глаз людских. Заповедей держался, помощи не искал. Так провел Дзога многие годы, четыре раза в году покаяние себе устраивал, на котором «Сутру лотоса» читал. Однажды явились ему во сне Хуэй-сы и Чжи-и, погладили по голове, сказали: «Как непорочен ты, сын Будды. Как упорен ты. Будды защищают тебя, бодхисаттва Фугэн оберегает». Дзога открыл глаза, в вере еще более укрепился, с еще большим усердием молитвам предаваясь. О делах мирских духи ему рассказывали, или же открывались они ему во сне. После того как укрылся Дзога на горе Тоно, он к людям больше не выходил, ни с кем ни слова не говорил и, временем дорожа, молитвам и священнодействию предавался.

Когда приблизился его последний срок, Дзога провидел свой смертный час за десять дней до кончины. Знал он, что в нравах этого мира о смерти сожалеть безмерно и жизнь оплакивать. А он улыбнулся, и радость его предела не знала.

Собрались вокруг Дзога монахи, стали причитать и плакать. Дзога же сказал им: «Мне, недостойному, много лет минуло, и долгие годы желал я скорее этот мир покинуть и вознестись в Край Вечной Радости. Утром исполнится сие. Радостно мне». Тут же стали службу служить, молитву Будде сотворяя. И еще разговор повели, смыслом глубокий. Стали песни Ямато распевать и другие гимны возглашать. Сам святой Дзога тоже песню пропел.

Слова там были такие:Долгие минули годы.
Радостно мне -
Так близко счастье,
Луною недоступной
Взошедшее над морем.


С радостью встретить свой смертный час - все равно что бедному богатым сделаться. Верно говорю - ежели жить по заповедям Будды и желания отринуть, тогда и смерть примешь с радостью, как если бы от недугов избавился.

Вот так и расстался Дзога с людьми и призрачным миром. Оставив людей, взошел он в келью чистую, сел на сиденье веревочное, «Сутру лотоса» стал читать, пальцы сложил как положено. Сидя так и скончался. Лет ему было больше восьмидесяти.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:08:16  4361

О настоятеле храма Тэнъодзи монахе Домэе


Домэй был старшим сыном советника Митицуна. Настоятель школы Опоры Неба патриарх Дзикэй взял его себе в ученики. Еще мальчиком взошел Домэй на гору Хиэй, дабы дорогой Будды стопы свои направить. Истово поклонялся он «Сутре лотоса», других занятий не придумывая. В год читал он по свитку и за восемь лет прочел всю сутру. Паломничал по всем святым местам и так подвижничал многие годы. Голос его приобрел благозвучие необычайное, и стоило ему рот открыть, как люди останавливались и радостно его превозносили, хоть то была не музыка и не пение согласное.

Прорицатели указали, что место ему в храме Хориндзи, и Домэй там подвижничал. Иногда затворялся, а чаще вокруг бродил.

Один монах престарелый поселился в том же храме. И видел он во сне: в саду храма и вокруг собралось мужей знатных и благородных видимо-невидимо. Ладони сложили благоговейно, кланялись, лицом к храму обратившись. Тут с южной стороны звуки какие-то послышались. Мужи те в один голос возглаголили: «То боги земли родной - Мнтакэ, Кумано, Сумиёси и еще с ними сюда грядут, дабы «Сутру лотоса» послушать».

Боги подошли, разом поклонились, стали слушать, как Домэй сутру читает. Сумиёси тут рек богу Мацуо: «Немало в Японии обожателей «Сутры лотоса», а Домэй среди них - первый. Когда слушаю его, стихают страдания, добрых дел моих прибавляется. А посему ночь каждую прихожу сюда издалека». Мацуо отвечал: «Верно говоришь, верно. Место мое поближе будет, и потому прихожу сюда сутру слушать и днем, и ночью». Так они Домэя нахваливали с радостью, кланяться не забывая.

Монах глаза открыл и видит: Домэй с рвением, во весь голос читает в храме шестой свиток «Сутры лотоса». Монах тогда заплакал от умиления, с постели поднялся и молиться стал.

Жила-была одна жена. Вселился в нее злой дух, и сколько-то дней она бесновалась. Тут дух себя обнаружил и так сказал: «Я - муж твой. Не хочу я тебя мучить но истязают меня так, что не стерпеть, и пришлось в тебя вселиться. При жизни любил я зло всякое, убивал и распутничал, вещи Будды себе брал - так я зло творил, ни единого благодеяния не свершив. После смерти провалился в преисподнюю Аби и принял муки страшные, помощи ниоткуда не ожидая. Но вот отправился я вместе со святым Домэем в храм Хориндзи и слушал ночью, как он сутру читает. Внимал я его голосу благородному, дивному, и возрадовалось сердце мое. Сутру слушая, выхлопотал я себе облегчение в страданиях нескончаемых, послабление в муках получил и родился теперь змеем. Коли еще раз услышу сутру эту, с телом змея распрощаюсь, в ином обличье на свете появлюсь. Если же ты пойдешь к святому и умолишь ради меня сутру почитать, немочь твоя из тебя тут же и выйдет».

Жена тогда отправилась к Домэю и упросила сутру почитать. Дух тогда обнаружил себя словами: «Благостно мне, благостно. Снова слушаю, как святой сутру читает, и не будет у меня теперь шкуры змеиной и вознесусь». После того жену свою мучить перестал. Так святой духов изгонял не раз и не два.

Вот Домэю срок жизни на земле вышел, и переселился он в мир иной. Остался у него друг старинный. Еще при жизни Домэя принес он обет - вызнать, где после смерти Домэй обитать будет. Частенько так он думал: «И где теперь Домэй? Вознесла «Сутра лотоса» его до Пречистой Земли или же нет? Дабы знать доподлинно, пусть истина мне во сне откроется». Года два или три дума эта не покидала его. И вот был ему сон: едет он возле пруда и цветут в нем пышно лотосы голубые и желтые, красные и белые. И доносится голос, «Сутру лотоса» читающий. Прислушался - так ведь это Домэй. Обрадовался, с повозки слез, пригляделся - а Домэй на лодке по пруду разъезжает, сутру читает. Вот взял свисток в руки, на берег сошел. Голос его, сутру читающий, в десять раз окреп против прежнего и уж очень благозвучен был. Сказал Домэй: «Хоть и поклонялся я Будде, да плоть, язык и душу не неволил, заповедей не держался, сердцу повиновался, грех творя. Когда сделался настоятелем Тэнъодзи, вещи храма расточал. По грехам моим не мог я до Пречистой Земли вознестись. Но всемогуществом «Сутры лотоса» от преисподней оборонился, духом голодным или же зверем не родился - тут живу, в пруду лотосовом, сутру почитываю, телом и сердцем не мучаюсь. Пройдет еще года два или же три, грехи искупятся, и уж тогда вознесусь на небо Тосоцу. Обещания своего о себе дать знать не забыл, оттого тебе и явился». Сказав так, Домэй в лодку сел и от берега отчалил. Друг же его глаза открыл и слезами облился.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:11:41  4362

О монахе Синсэе


Синсэй был третьим сыном Ава-но-Такасина-но-махи-то-Канэхиро. Монах Каммё был его учителем. С юных лет прилепился Синсэй к Учению Будды. От рождения отличался он серьезностью и читал «Сутру лотоса».

Долгие годы провел Синсэй в затворничестве у водопада Тананами, что в округе Фунаи земли Танго, истово предаваясь там священнодействию и запоминая молитвы. Он стал мудр, как незамутненная вода, отражающая без изъятия, и преуспел в делах, словах и вере. Навсегда отринул он славу и блеск мира, всеми силами стремился к прозрению и читал «Сутру лотоса».

Как-то явился ему небесный отрок, сложил молитвенно ладони и сказал: «Я пришел послушать, как ты читаешь «Сутру лотоса», и великое понимание озарило меня. От губ твоих, читающих сутру, исходит чудесный аромат цветов мелии». Так он хвалил Синсэя и слушал его.

И вот, дабы исполнить свой сыновний долг, Синсэй спустился с гор в родную деревню и, как велели ему родители, отправился по делам в Ава. Когда он странствовал по земле Исэ, увидел, как многие поклоняются поганым богам. И тогда он подумал так: «Часто читал я «Сутру лотоса», неисчислимы и несравненны принесенные ею благодеяния. Если же долго доведется мне жить среди людей, оскверыюсь много и продолжу круговорот рождений и смертей. Пусть я умру поскорее, да не запачкаюсь». И выпил тогда ядовитой травы буси. Выпить-то выпил, да не умер. Только Синсэй не одумался. «Надо же, жив остался», - жалел он, что трава не помогла, и съел теперь ядовитого гриба ватари. Съесть-то съел, да жив остался. Чудо это. Тогда Синсэя осенило, что поклоны «Сутре лотоса» силу имели и яд тот изничтожили, хоть и пил его. Недаром в сутре говорится: «Кто читает «Сутру лотоса», того палкой не ударишь, мечом не зарубишь, ядом не опоишь».

И вот устал Синсэй и, притомившись телом и душою, как-то остановился на ночлег, а «Сутрой лотоса» взял да и пренебрег. В час быка привиделся ему сон. Будто бы пришел человек и ошеломил его, сказав: «Время настало для молитвы и очищения. Поднимайся скорее и читай сутру». Тот человек был бодхисаттвой Фугэн. Он пришел к Синсэю и испугал его, велев не мешкая встать с постели.

Пробудившись от сна, Синсэй уже не отступал от молитвы и читал «Сутру лотоса». Такие чудные сны видел он не раз.

Случился в Поднебесной мор. Захворали и Синсэй, и его родители. Они мучились от боли, и смерть уже стояла на пороге. И было Синсэю видение: духи пятицветные сбились вместе и бегом бежали на тот свет. Синсэй знал, что то были обожатели «Сутры лотоса». Потом их с того света отпустили, и они вернулись. Синсэй проснулся - хворь из него вышла. Он поглядел на отца с матерью - а они умерли. Синсэй заплакал и стал читать «Сутру лотоса», моля, чтобы родители воскресли. И привиделось ему: спустился с неба шестой свиток «Сугры лотоса», К нему была приложена грамота. В ней говорилось: «Поскольку почтительный сын молит за отца с матерью, их жизни продливаются и на сей раз они отпускаются». То писал царь Эмна.

Очнувшись, Синсэй день и ночь глядел на родителей, и тут они воскресли и стали рассказывать, как они гостили на том свете.

За свою жизнь Синсэй прочел «Сутру лотоса» десятки тысяч раз. Каждый день без изъятия читал он также «Сутру вечной жизни», «Малую сутру Амиды», «Заклинания великого Будды», «Заклинания бодхисаттвы, исполняющего желания», «Заклинания тысячерукой Каннон». Не сосчитать, сколько раз преуспел он в этом. Не вообразить, сколько раз будды защищали его. Будущие мудрецы да не усомнятся. В четвертом году эры Бесконечного Правления ему минуло семьдесят лет. Он еще с нами.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:18:55  4363
(799Кб, 320x240)

Об обожателе «Сутры лотоса»


Рэнсё ушел из дому и стал монахом. Истово повторял он «Сутру лотоса», не давая себе роздыха ни когда он шел, ни когда стоял, ни днем, ни ночью. Всей душою следовал он этим Путем, и обширно было его сострадание. Одежду отдавал другим и не жаловался на холод. Обед жертвовал людям и не брюзжал, что хочет пить и есть. Собирал вшей и блох и кормил своим телом. Не берегся от слепней и москитов, не страшился клещей и пиявок, потчуя их кровью своей. Когда в горах настало время для слепней и клещей, Рэнсё стал скармливать им свое мясо и кровь. Много собралось кровососов, и, когда они пожирали его тело, слепни откладывали в раны яйца. Монах мучился от боли, места укусов страшно вздулись, доставляя жуткие страдания. Люди вокруг говорили: «Нужно скорее унять боль и прижечь ранки. Если прижечь нужным снадобьем, личинки погибнут и ты поправишься».

Монах отвечал: «Не будет так! Если прижечь раны, слепни погибнут. Из-за ничтожной боли придется губить жизнь. Как не пожалеть их?!»

Из последних сил превозмогал Рэнсё страдания, читая «Сутру лотоса». И было ему видение. Будто бы явился монах благородной наружности и пел ему хвалу: «Ты - святой почтенный. Ты - монах добродетельный. Глубоко твое страдание. Укутавшись в плотные одежды терпения и почитая «Сутру лотоса», ты оберегаешь жизнь».

Тут монах погладил раны Рэнсё. Рэнсё пробудился, и боли не стало, раны на глазах затягивались, из них вылетали тысячи слепней и устремлялись в небо. Мучения Рэнсё стихли, душа и тело успокоились.

Святой всем сердцем желал переродиться в Краю Вечной Радости и читал «Сутру лотоса». Так обрел он просветление вечное.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:20:15  4364

О монахе Мёсё


Монах Мёсё родился в земле Синано и почитал «Сутру лотоса». Он был слеп на оба глаза и ничегошеньки не видел. Раз далеко в горах он с дороги сбился и пятнадцатого дня седьмой луны какого-то храма достиг. Тамошний монах слепого увидел, пожалел его и сказал: «Поживи в храме. Потом я отведу тебя в деревню. А сейчас у меня есть дела неотложные, но завтра же вернусь. Побудь пока здесь». Монах оставил Мёсё риса немного, а сам ушел. Слепой один остался, того монаха поджидая. Тот сказал, что придет скоро, сам же не возвращался. Прошло и две, и три луны, а его все не было. Мёсё же жил далеко в горах, в месте безлюдном, и где он есть - не знал. Дни его проходили в чтении «Сутры лотоса». Рукою же нащупывал и срывал траву да листочки помягче и тем жив был. В одиннадцатой луне выпал снег глубокий, так что наружу выйти нельзя стало. Время близилось с голоду помирать. Тогда Мёсё перед статуей Будды стал «Сутру лотоса» читать. И привиделось ему, будто бы монах престарелый говорит: «Не плачь. Я тебя охраню и пошлю плодов в пропитание».

Очнулся Мёсё, и тут поднялся страшный ветер, с корнем высоченные деревья выворачивал. Слепой монах от страха дрожал и молился истово. Когда ветер спал, он в сад вышел и наткнулся на поваленное грушевое дерево. Попробовал грушу - она оказалась как сладкая роса. Съел сколько-то и тем голод и жажду унял, в тело силы вернулись, и больше уж о еде не задумывался. Тогда он уразумел, что Три Сокровища над ним сжалились и от беды спасли, а небесные защитники Закона его насытили. Нарвал он груш и день каждый ими питался. Ветви дерева на дрова пошли - жег их в зимнюю стужу. Когда во второй луне следующего года жители деревни поднялись в горы и увидели слепого, очень они удивились. Мёсё рассказал им все как есть и спросил о судьбе монаха из этого храма. Жители отвечали: «Он скончался скоропостижно шестнадцатого дня седьмой луны прошлого года». Услышав их слова, Мёсё горевал и сокрушался без удержу.

Вместе с людьми отправился Мёсё в деревню. Именем «Сутры лотоса» чудеса творил: услышав голос его, «Сутру лотоса» читавший, больные да хворые болезнь прочь прогоняли. Услышав голос его, духи злобные сердцем просветлялись и безобразия свои навсегда оставляли. Если же солнце поля высушивало, то Мёсё сутру читал, и тогда откуда ни возьмись вода прибывать начинала, и с тех полей урожай брали богатый.

Так молился он, пока вдруг в одночасье не прозрел на оба глаза, и стал тогда Мёсё все вокруг видеть.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:27:07  4365

Слово о ревностном изучении Закона Будды, проповеди Учения на благо всеобшее и о чуде, явленном на смертном одре


Покойный монах Досё происходил из рода Фунэ, а родился он в земле Кавати. Государь отправил его изучать Закон Будды в великую страну Тан. Там он встретился с преподобномудрьм Сюань-цзаном и выбрал его наставником. Сюань-цзан сказал ученикам: «Муж сей вернется на родину и многих учить будет. Отнеситесь к нему со вниманием и учите его как подобает».

Набравшись премудрости, Досё вернулся в Японию и построил храм Дзэнъиндзи. Его добродетели достигли несравнимого совершенства, а мудрость сияла как зеркало. Странствовал без устали, повсюду об Учении рассказывая и людей наставляя. Состарившись, он поселился в храме и растолковьвал привезеннне им сутры.

Когда подошло время умирать, он омыл тело, переоделся в чистое и уселся прямо, лицом обратившись к западу. Сияние заполнило комнату. Он открил глаза и спросил ученика Титё: «Ты видел сияние?» Тот ответил: «Да, видел». Досё строго-настрого велел о том помалкивать. Рано утром сияние покинуло комнату и осветило сосну в саду храма. Прошло еще немного времени, и сияние улетело на запад. Титё трепетал и удивлялся без меры. Повернувшись лицом к западу, Досё мирно скончался. Верно говорю - он переродился в Земле Пречистой.

В похвале говорится: «Добродетелен был Досё из рода Фунэ. Он отправился в далекую страну, дабы изучать Закон Будды. Это был святой, а не простой смертный. Он умер, окруженннй сиянием».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:28:54  4366

Слово о чтении заклинаний «Будды Фазана», обретении в этой жизни сил чудотворных горного отшельника и о вознесении на небо


Э-но-Убасоко происходил из рода Камо-но-э-но-кими. Сейчас род зовется Така-камо-но-асоми. Э-но-Убасоко появился на свет в деревне Тихара, что в округе Кадзураки-но-ками земли Ямато. С детских лет он бил первый в учении и жил с верой в Три Сокровища. Он мечтал летать на пятицветном облаке за краем необъятного неба, бьпъ званым во дворец горных отшельников, отдыхать в саду вечности, нежиться среди цветов и дышать живительным воздухом. Поэтому на пятом десятке лет Э-но-Убасоко поселился в пещере, сплел одежду из трав, ел иголки сосновне, купался в источниках чистнх, смывая с себя грязь мира желаний, и читал заклинания «Будды Фазана». Он слыл чудотворцем, повелевал духами и богами.

Однажды он призвал их всех и сказал: «Постройте мост в земле Ямато между горами Канэ и Кадзураки». Боги не знали, что им делать, и в те времена, когда государь Момму управлял Поднебесной из дворца Фудзивара, бог горы Кадзураки по имени Хитокото-нуси-но-микото бесноваться стал и донес на отшельника: «Э-но-Убасоко государя свергнуть хочет». Государь повелел схватить отшельника, но тот сотворил чудо и скрылся. Тогда схватили его мать. Чтобы отпустили ее, Э-но-Убасоко себя выдал. Его сослали на остров Идзу.

Однаждм Э-но-Убасоко прошел по морю, как посуху. Он всходил на высокую гору и летал там словно феникс. Днем волей государя он оставался на острове, а ночью летал на гору Фудзи в Суруга и там подвижничал. Чтобы вьмолить прошение и вернуться в столицу, он взбирался на Фудзи по лезвию меча.

Три года минуло с тех пор, как Э-но-Убасоко сослали на остров. Государь сжалился над ним и простил в первой луне первого года эры Великого Сокровища, в год быка. Тогда отшельник приблизился к столице и вознесся.

Подданннй нашего государя учитель Закона Досё по высочайшему повелению отправился в великую страну Тан, даби изучать Закон Будды. Пятьсот тигров призвали его, и он дошел до земли Силла, чтобы рассказывать им в горах о «Сутре лотоса». Среди тигров оказался муж некий, по-японски говоривший. Досё спросил: «Кто ты такой?» Тот ответил: «Я - Э-но-Убасоко». Досё подумал, что этот святой - из нашей страны, и спустился со своего высокого места, но тот уже исчез.

Э-но-Убасоко проклял бога Хитокото. Он не освободился от заклятия до сих пор. Э-но-Убасоко много сотворил чудес - всех не перечесть. Верно говорю - Закон Будды творит чудеса. Подвижнику от тех чудес да воздастся.
(«Нихон рёики», I-28)


Комментарий:


Э-но-Убасоко - т. е. упасака (мирянин, соблюдающий заповеди) из рода Э.

в деревне Тихара - находится на территории современной префектуры Нара.

Три Сокровища - Будда, его учение и монахи.

Он мечтал летать на пятицветном облаке - описаны цели, обычные для даосского отшельника.

заклинания «Будды Фазана» - одно из молитвословий последователей школы эзотерического вероучения Сингон (букв, «истинные слова»).

государь Момму - правил в 697-707 гг.

управлял Поднебесной - метафорическое обозначение древней Японии, заимствованное из Китая.

Хитокото-нуси-но-микото - синтоистское божество. Его имя может быть переведено как «хозяин слов». В противоборстве буддийского святого и местного божества персонифицированно отражено сопротивление, которое оказывал синтоизм чужеземной религии.

в 1-й луне 1-го года эры Великого Сокровища, в год быка - 701 г. В Японии того времени хронология исчислялась по эрам (девизам) правления, выбираемым государями, исходя из «счастливых» сочетаний иероглифов и общей направленности правления, а также согласно 60-летнему циклу. Оба принципа летосчисления были заимствованы из Китая.

Силла - одно из царств Корейского полуострова, которому удалось объединить Корею в 668 г.

«Сутра лотоса» - один из основных священных текстов буддизма махаяны (Великой Колесницы).

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:37:10  4367

Слово о монахе, что совершал благодеяния, вырезая статуи будд, и о чуде, случившемся с ним в конце дней его


Престарелого монаха Канки звали в миру Мимана-но-Кануки. Он родился в округе Нагуса земли Кии. С ранних лет полюбил Канки ваяние и преуепевал в учении, и люди слушались его. Канки кормил жену и детей землепашеством.

В деревне Ноо, что в округе Нагуса, стоял храм, построенний его предками. Он назьвался Мироку, но люди знали его как храм Ноо. Во времена правления государя Сёму Канки принес обет - вырезать статуи Шакьямуни высотой в один дзё и шесть сяку вместе с сопровождающими его бодхисаттвами Мондзю и Фугэн. Во времена правления государя Конина в десятом году эри Драгоценной Черепахи, в год овцы, он закончил статуи, поместил их в золотой зал храма Ноо и освятил.

И снова Канки дал слово вырезать деревянную статую одиннадцатиликой Каннон высотой в десять сяку, но сумел закончить работу только наполовину. Много лет провел он без помощников, стар стал и слаб и не мог в одиночку работать. Престарелый монах скончался в своей постели, в храме Ноо, когда ему уже минуло восемьдесят лет. Это случилось во времена правления государя Камму, что управлял восемью Большими Островами Японии из дворца Нагаока, весной первого года эры Вечного Здравствия, одиннадцатого дня второй луны года свиньи. Но прошло два дня, Канки ожил, позвал ученика Мёки и сказал ему: «Я вернулся, ибо забыл предупредить тебя и молчания снести не мог». Он велел приготовить сиденье и еду. Канки пригласил Мусаси-но-сугури-Таримаро из числа прихожан, усадил его, и они разделили трапезу, сидя друг против друга.

Затем Канки покинул свое место, вместе с Мёки и сородичами преклонил колени перед Таримаро и сказал: «Жизнь моя окончена. Умер я не ко времени, статую Каннон завершить не успев. Но судьба надо мною смилостивилась, и я могу передать свою последнюю волю. Нижайше прошу досточтимого Таримаро сжалиться надо мной и завершить свяшенную статую. Если желание недостойного Канки выполнишь хотя бы наполовину, то в будущем рождении я обрету счастье, а ты совершишь дело доброе в жизни этой. Я не мог не высказать сокровенное желание и вернулся сюда, дабы сообщить свою недостойную просьбу. Со страхом и дрожью жду твоего ответа». Таримаро и Мёки запричитали, заплакали: «Обещаем непременно закончить работу». Обрадованный монах встал и возликовал.

Прошло еше два дня, и пятнадцатого дня той же луны он позвал Мёки и сказал: «Настал день, когда Будда достиг нирваны, и я тоже мир покину сегодня». Мёки хотел было сказать, что Канки не ошибся в дне, но из любви и жалости солгал: «Этот день еще не наступил». Монах попросил календарь и сказал: «Сегодня пятнадцатий день. Почему же, сын мой, ты обманьшаешь меня и говоришь, что этот день еще не наступил?» Он попросил теплой воды и омыл тело. Надевши чистое, он встал на колени и благоговейно сложил ладони. Потом внесли курительницу для благовоний, Канки зажег их и, повернувшись лицом на запад, скончался в час обезьяны. Ваятель Таримаро, выполняя завет Канки, вырезал статую одиннадцатиликой Каннон, освятил ее и совершил приношения. Теперь статуя находится в пагоде храма Ноо.

В похвале говорится: «Достоин восхищения высоко-добродетельный монах Мимана-но-Кануки! Он таил в себе сердце святого, хотя на лицо был как все. Он жил в миру и касался грязи дел мирских, но драгоценный камень заповедей не запятнал. Он умер лицом к западу, и его дух достиг удивительних высот. Верно говорю - он был святым, а не простым смертным».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:37:59  4368

О царевиче Сётоку


Царевич Сётоку был вторым сыном государя Ёмэя. Мать Сётоку, государння, увидела во сне монаха в золотых одеждах. Тот сказал: «Хочу спасти тебя, а для того поселюсь в твоей утробе». Государыня спросила: «Кто ты таков?» Монах отвечал: «Я - бодхисаттва Каннон. Дом мой - на западе». Государыня вопрошала: «Тело мое нечисто. Отчего же хочешь поселиться во мне?» Монах сказал: «Грязь мне не страшна. Важно сына родить». И тут возьми да и прыгни ей в самый рот.

Вот государыня проснулась и чувствует - что-то в горле застряло. Тут она и поняла, что забеременела. Была она еще на восьмом месяце, а люди вокруг уже слышали, как сыночек у нее в животе разговаривает. А когда он родился, тут же произошло сияние красное и желтое, двинулось к западу и осветило покои дворца.


Только что родился Сётоку, а говорил складно и ходил ладно. Когда нашему государю из страны Пэкче сутры преподнесли, Сётоку спросил почтительно: «Можно я буду читать их?» Государь удивился и спросил: «Зачем тебе?» Тот отвечал: «Давным-давно родился я в Китае и прожил в Наньюе многие годы. Там изучал я книги Будды».

В то время Сётоку исполнилось шесть лет. Тело его благоухало. Кому посчастливилось приласкать его, пропитивался чудесным ароматом на многие месяцы.

Как-то прибыл ко двору Ильна из страны Пэкче. Он излучал сияние. Вместе с другими детьми Сётоку незаметно пробрался в залу. Ильна заметил его и сказал: «Этот мальчик - не от мира сего». Сётоку в недоумении скрылся. Ильна разулся и бросился за ним. Сётоку сначала затаился, потом переоделся и вышел к гостю. Ильна принес извинения, почтительно пал ниц и произнес: «Благоговейно склоняюсь перед бодхисаттвой Каннон, над Японией светильник учения Будды поднявшим». Сётоку как ни в чем не бывало поблагодарил его. Тут Ильна телом испустил сияние яркое. Тогда Сётоку испустил сияние бровями. Свет слепил, как солнце. Вокруг говорили: «Ильна - святой. Когда Сётоку родился в Китае, он был его учеником. Ежечасно поклоняется он Дайнити и оттого телом излучает сияние».

Государыня Суйко сделала Сётоку своим наследником и все дела доверила. В те дни, когда Сётоку просителей принимал, восемь мужей говорили разом о делах, ждуших решения. Сётоку же каждому отвечал вразумительно. Оттого от министра и ниже звали его Восьмиухим.

Как-то прибыл ко двору монах Хйеча из страны Когурё. Был он начитан и в книгах Будды, и кроме них. Особенно же в учении Будды был сведущ. Сётоку спрашивал его с пристрастием. Говорил: «В таком-то месте «Сутрм лотоса» пропушен один знак». Монах отвечал: «А в сутрах, что мне довелось видеть в других странах, этого знака нет». Сётоку сказал: «А в сутре, что я читал давнын-давно, знак этот был». Монах спросил: «А где та сутра?» Сётоку улыбнулся и ответил: «В храме, что в Наньюе». Из числа министров указал на Оно Имоко и велел отправляться в Китай: «Доставь сутру из пагоды Баньжо в Наньюе - я читал ее в прошлом рождении. На той горе живут три престарелых монаха - вместе с ними я постигал Закон. Преподнеси каждому монашеское одеяние». С этим напутствием Имоко отправился за море, добрался до Наньюе и передал монахам слова Сётоку. Монахи исторгли вопль радости и велели послушнику принести лаковую шкатулку, где хранилась сутра. С ней Имоко вернулся на родину. Сётоку сказал: «Это не та сутра, что я читал в прошлом рождении».

Возле дворца Сётоку стоял храм, называвшийся Дворцом Снов. В первой луне, трижды омывшись, Сётоку вошел в храм. Думал - посмотрю толкования к сутрам, и тогда увидят, кто прав. С тем и вошел. Там был муж в золотых одеждах - он пришел с востока и речи говорил премудрые. Сётоку затворился в храме на семь дней, семь ночей. Люди тому дивились. Хйеча сказал: «Сётоку предается созерцанию. Беспокоиться нечего». Утром восьмого дня на столике перед Сётоку появился свиток. Сётоку позвал Хйеча и сказал: «Вот сутра, что я читал в прошлом рождении. Вот он, этот свиток. Имоко же доставил в прошлом году сутру моего ученика».- «На сей раз мне служил дух»,- сказал Сётоку, указыная на недостающий знак. Монах был много удивлен. Ведь в сутре, доставленной Имоко ранее, знака этого не было. Уже после того как Сётоку скончался, его сын Ямасиро-но-Оэ шесть раз в день продолжал поклоняться этой сутре. И вдруг двадцать третьего дня десятой луны сутра исчезла неизвестно куда. Сутру, что хранится теперь в храме Хорюдзи, привез Имоко.

Сётоку составил «Установления о семнадцати статьях», переписал набело и подал государыне Суйко. Вся Поднебесная ликовала.

Как-то государыня. призвала Сётоку и велела ему три дня толковать «Сутру о царице Сёман». Сётоку облачился в монашеские одежды, взошел на место проповедника и гляделся настоящим монахом. В ночь, когда он закончил читать проповедь, с неба стали падать цветы лотоса длиною в два и в три сяку. Наутро их преподнесли государыне. Она много поразилась. А поскольку гадание показало то место счастливым, там поставили храм. Назвали его Татибана.

Еще государыня повелела Сётоку семь дней толковать «Сутру лотоса» и пожаловала ему триста тё заливных земель в земле Харима. А Сётоку даровал их храму Хорюдзи.

Как-то раз Сётоку велел подать ему паланкин и отправился проверить, как движется строительство одной гробницы. На обратном пути повстречался ему нищий. Он валялся на обочине. Сётоку сошел на землю, подошел к нищему и воскликнул: «Как мне жаль его, как жаль!» Сняв сине-алую свою накидку, он укрыл нищего и пропел:Путнику жаль
Голодного да сирого,
Что лежит
В горах Катаока.
Был прямее бамбука,
А теперь склонился
Ивою плакучей.
Путнику жаль.


Нищий поднял голову и пропел в ответ:Имя моего властелина
Забудут лишь тогда,
Когда воды реки Огава
Перестанут струиться.


Когда Сётоку вернулся во дворец, он отправил посыльного, дабы тот присмотрел за нищим. Но он уже умер. Сётоку опечалился и пышно похоронил его. Великий министр Умако-но-сукунэ и другие придворные остались тем недовольны. Сётоку прознал про это, недовольных призвал и повелел: «Откройте гробницу и убедитесь - то был святой».

Услышав повеление, Великий министр Умако отправился туда и не обнаружил останков. Гроб благоухал, а приношения и шелка лежали на крышке гроба. Не было там только сине-алой накидки Сётоку. Умако не мог прийти в себя от изумления и с тех пор нахваливал Сётоку.

Супруга Сётоку принадлежала к роду Касивадэ. Сётоку сказал ей: «Сделай так, как велю. Когда умру, пусть тебя похоронят вместе со мной». И еще сказал: «Тело мое прошло десятки рождений, и всегда я прилеплялся к Учению Будды. Теперь я стал наследником в этом царстве невеликом и проповедую мудрость Учения здесь. Но нет мне радости жить в нынешний век упадка Учения».

Царевна закрылась рукавом и зарыдала, И еще рек: «Умру сегодня ночью. Хочу оставить этот мир вместе с тобой».

Сётоку омыл тело и облачился в одежды новые. Царевна тоже омылась и, сменив одежды, легла возле Сётоку. На следующее утро Сётоку и царевна не вышли из опочивальни. Открыли двери - а они скончались. И было тогда Сётоку сорок девять лет. Все в Поднебесной - и старые и малые - горевали, как если бы прошались с любимым сыном или как если бы хоронили родного отца. Рыдания заполнили долы и веси. Люди причитали: «Закатилось солнышко, померкла луна, пошатнулся свод небесннй, раскололась земля. Теперь навсегда остались мы без опоры».

Когда хоронили Сётоку с царевной, они были словно живые, а тела их благоухали. Когда подняли их, они были легче шелка тонкого.

Услышав про смерть Сётоку, Хйеча из страны Когурё горевать стал и обет принес: «Сётоку из страны Японии и вправду святой был. Хоть я и из другой земли, сердце мое там, за морем. К чему мне одному жить на этом свете? Уж лучше я умру в тот же день, что и Сётоку, и встречусь с ним в Пречистой Земле».

И на следуюший год, двадцать второго дня второй луны, день в день в годовшину смерти Сётоку, монах скончался. Вышло, как он и обещал.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:45:21  4369

О бодхисаттве Гёги


Бодхисаттва Гёги вышел из рода Коси, Он родился в округе Отори земли Идзуми. Когда Гёги покинул материнскую утробу, он был завернут в послед. Мать с отцом испугались и посадили его на развилку дерева. Прошла ночь, и они увидели, что мальчик сбросил послед и бойко говорит. Родители спустили его на землю и выкормили.

Сызамальства Гёги нахваливал Учение Будды соседским ребятишкам. Подпаски оставляли лошадей, коров и вместе с другими слугами сходились сотнями, дабы его послушать. Когда же хозяину нужны были его лошади или коровы и он посылал за ними мужа или жену, старого или малого, то и они сами, заслышав благородный голос, про скотину не спрашивали, плакали, а верыуться забывали. Гёги же взбирался на высокое место, звал эту лошадь или ту корову, и они сами шли на его голос. Хозяева разбирали каждый свое и расходились.

Гёги покинул родительский дом и стал монахом в храме Якусидзи. Он читал «Шастру мудрости йогов» и овладел истиной. Гёги без устали бродил с места на место и толковал с людьми о спасении Учением Будды. Монахи и миряне числом более тысячи в тоске по Краю Вечной Радости последовали за Гёги. Где он бродил - там они и ночевали. Опустели гавани, а на полях не стало землепашцев. Мужья и жены, старые и малые выбрасывали мотыги, оставляли ткацкие станки и теснили один другого, дабы поклониться Гёги, а он как мог утешал и наставлял их. От зла отвращал, к добру направлял. Он отправлялся туда, где в том была нужда, наводил переправы и мостил дороги. Он пахал землю и сеял, а чтобы воду воедино собрать, копал канавы и пруды, строил плотины. Слышавшие о том собирались к нему, дабы приумножить свои благодеяния, и вскоре добивались того. И сегодня люди те дары пользуют.

В Кинае Гёги поставил сорок девять храмов, а еше есть и в других местах.

Бродил он по разным землям и попал как-то в родную деревню. Тамошние жители от мала до велика собрались у пруда, ловили рыбу и поедали ее. Когда Гёги проходил мимо, юная грешница из шалости дала ему несколько кусков рыбы. Святой проглотил их и тут же выплюнул - кусочки сложились в рыбешку. Люди вокруг затряслись от страха.

Государь Сёму всем сердцем любил Гёги и повелел ему быть патриархом. Тогда Тико подумал: «Я - великий монах многомудрый, а Гёги-низкоумный послушник. Отчего же государь пренебрегает мною и жалует Гёги?» Затаив против государя злобу, он укрылся в горном храме.

Тут Тико умер. Согласно его воле хоронить его не стали, и через десять дней он ожил. Ученикам он рассказывал: «Прибежали посыльные от царя Эммы и поташили меня. Посреди дороги стоял золотой дворец. Он был высок и велик, сиял и светился. Я спросил посыльных, что это за дворец. Они ответили, что здесь возродится бодхисаттва Гёги. Снова пошли и увидели вдалеке небо в дыму и пламени. Снова спросил, где я. Посыльные отвечали: «А там преисподняя, куда ты провалишься». Наконец пришли. Царь Эмма стал браниться: «Проживая в стране Японии, как посмел ты в сердце своем затаить злобу и ненависть против бодхисаттви Гёги? В наказание за твой грех я и призвал тебя». И заставил тогда обнимать раскаленный медный столб до тех пор, покуда мясо не выгорело и кости не рассыпались. А как искупил грехи, Эмма меня отпустил и велел домой возвращаться».

Воскрес Тико и решил восславить Гёги. Он тогда пребывал в земле Сэццу и наводил переправу через бухту в Нанива. Только Тико пришел туда, а Гёги уже понял, что у него на сердце; и улыбнулся, Тико почтительно распростерся, заплакал и покаялся.

Когда Сёму кончил строить храм Тодайдзи, он велел Гёги: «Храм нужно освятить. Ты будешь читать молитвы». Гёги почтительно отвечал: «Негоже мне читать сутры на великие праздники. Пусть приедет заморский святой». Когда настал нужный день, Гёги доносил: «Сегодня прибудет заморский святой».

Государь повелел Гёги: «Возьмешь сотню монахов и чиновников из Ведомства по управлению, Приказа по монахам и чужеземцам и Управления музыки. Направьтесь в гавань Нанива и устройте там на берегу встречу с пением». Гёги встал последним среди монахов, возжег благовония в сосуде для приношений, поставил туда цветы и пустил по волнам. Сосуд сам собой поплыл к западу. Через какое-то время взглянули на запад - оттуда плыла лодка. Когда она приблизилась, увидели - перед нею в целости и сохранности плывет сосуд. Лодка пристала, и из нее спустился на берег индийский монах. Гёги подал ему руку, улыбнулся и пропел ему по-японски:И если сотворишь молитву
На дивной горе,
Где глаголил Будда,
Вечная истнна безмолвно
Заполнит тебя.


Чужеземный святой согласно откликнулся: Мы вместе молились
На родине Будды,
В Капилавасту,
И лик Манджушри
Был явлен нам.


Гёги сказал монахам и мирянам: «Святой чужеземец - это брахман из южной страны Индии, и звать его Ботэй». Люди же, там бывшие, уразумели, что Гёги - воплощение Манджушри.

Не хватит времени, чтобы описать другие чудеса. Гёги скончался второго дня второй луны первого года эры Небесного Спокойствия и Несравненного Сокровища. Лет тогда ему было восемьдесят.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:45:46  4370

О монахе Сюнтё


Монах Сюнтё был Буддой во плоти, а не простый смертным. Говорил сладкогласно, «Сутру лотоса» читал - заслушаешься. Внимали ему с затаенным дыханием, часы летели скорее, чем успеешь ложку до рта донести. Доброты был несказанной и всех жалел. Когда люди страдали, их болью болел, когда радовались - он тоже смеялся. Высокие рождением и власть имеющие, дети чиновников и придворных наперебой звали его читать сутры, и каждый хотел видеть его в своем доме. Сюнтё бывал в цветушей столице и селах, стучался в дома высоких и низких, читал сутры и восхвалял Будду. В граде престольном Хэйане святой видел темницы и прознал про мучения узников. Жалко ему их стало. Возжелал он облегчить участь несчастных, посеяв в их сердцах семена Учения. Принеся обет такой, задумал семь раз в темницу войти и читать узникам «Сутру лотоса». Так он решил, отправился в дом знатный, схватил там кувшин серебряный, ссыпал в него фигурки для игры в сугуроку и убежал. Сюнтё схватили и посадили в темницу. Тотчас же святой стал читать «Сутру лотоса». Голос его слышался высоко и далеко - словно колокол. Преступники молились в умилении, плакали - слезами обливались.

Из дворца весть о том передали Управителю тюрем, а тот препоручил дело помощнику. Сюнтё ни о чем расспрашивать не стали, а всыпали ему розог.

И было Управителю тюрем видение: будто бы в темнице - сотни белых слонов, будто бы собрались толпы небесных защитников Закона и расспрашивают Сюнтё. И видел Управитель, как едет бодхисаттва Фугэн на белом слоне, испуская блеск и сияние. А в руках у него чашка с рисом, и направляется он к тюремным воротам. Спросил, отчего он здесь, а бодхисаттва отвечал, что день каждый приходит сюда, дабы Сюнтё подаяние подавать.

Подивившись такому знамению, Управитель темницу покинул. Еще приходил туда раз пять или шесть. Но ни разу не решился он поговорить с Сюнтё.

И тут власти постановили, что на Сюнтё вины нет. Решили, что он не злодей и не вор какой, и отпустили его без дальнейших объяснений. Он, однако же, сделал по-своему и снова своровал. Тогда приговорили его к отсечению обеих ног и каторжным работам. Порешив на том, чиновники отвели Сюнтё на пастбище Укон, где кормятся лошади, чтобы исполнить приговор. В это время святой Сюнтё возвысил голос и стал читать «Сутру лотоса». Шестнадцать чиновников, сердцами злые и неправедные, вдруг залились нежданными слезами, поклонились святому и разбежались. Прознавшие о том приходили подивиться, скованные кандалами плакали от умиления.

Управителю снова сон привиделся. Будто бы спустился с неба отрок и повелел: «Дабы освободить святого Сюнтё и других узников, должен ты семь раз сходить в темницу. Угодно то буддам, и так спасешь преступников».

А Сюнтё оставался на пастбище, да так и помер, до дому не дойдя. Череп его валялся там же и каждую ночь читал «Сутру лотоса». Кто слышал, дивился и благоговел. А один святой взял да и захоронил тот череп далеко в горах. С тех пор голос и не слышен стал.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:46:05  4371

Об отшельнике Ёсё из обители Ходо, что у Западной пагоды на горе Хиэй


Отшельник Ёсе происходил из рода Ки, что в земле Ното. Учителем его был монах Кудзицу из обители Сёрэнкэ. В третьем году эры Источника Радости он впервые взошел на гору Хиэй. Минуло ему тогда одиннадцать лет. Умом был крепок и, если раз слышал, как сутру толкуют, больше уже не спрашивал. «Сутру лотоса» помнил наизусть, предавался созерцанию. Суету мира не любыл, любил созерцать. Сердцем был спокоен, к упрекам и похвалам равнодушен, радости и гневу не подвержен, в страстях обуздан. Спать он не спал и в постель отдыхать не ложился. Состраданием обширен - всех жалел. Увидит голого - отдаст одежду, увидит голодного и изможденного - последнее изо рта вынет. Гниды и вши, комары и слепни тело его точили да сосали. Переписывал он «Сутру лотоса» и читал ее каждодневно.

Взобрался Ёсё на гору Митакэ, ходил по хижинам отшельников. Поселился затворником при храме Мутадзи в южной столице Нара, стал в умение отшельников вникать. Для начала отказался от зерна и питался овощами, потом овощи оставил и ел только траву сладкую. Наконец есть-пить и вовсе бросил, позволяя себе лишь по зернышку риса в день. Наготу прикрывал ветками, пропитанием пренебрегал. О еде да одежде и думать забыл, сердцем устремляясь к Учению, просветления ожидая. Осенью первого года эры Вечной Радости Ёсё исчез, как дым, следов не оставив. Одежду нашли повешенной на сосновой ветке. В приложенной записке говорилось, что одежда отходит монаху Эмыэю из храма Догэндзи. Эмыэй одежду взял и плакал от горя не переставая. Искал он Ёсё и в горах, и в долинах, да так и не нашел.

Подвижник Онсин с горы Ёсино сказал ему: «Ёсё преобразился, мяса и крови теперь в нем нет, кости чудные, волосы дивные. Два крыла у него выросли, ими по бескрайнему небу порхает, словно единорог или же феникс. Частенько вижу я его у храма Рёмондзи на северыой вершине».

Ёсё видели и на вершине Мацумото в Кумано, разговаривали с ним. Один монах затворился на время летних молений в Сё-но-Ивамуро. Сколько-то дней он не ел, а только «Сутру лотоса» читал. Пришел к нему послушник в голубых одеждах и принес белого риса. Монах рис съел, и сладок был он на вкус. Монах спросил послушника, откуда тот пришел. Он отвечал: «Я состоял послушником при учителе Энсае из обители Сэнко на горе Хиэй. Многие годы упражнялся он душою и телом и стал небожителем. Теперь Ёсё наставляет меня. Он-то и велел мне принести риса». Сказав так, послушник удалился.

В двадцать третьем году эры Вечной Радости на горе Митакэ Ёсё говорил одному монаху из храма Тодайдзи: «Больше пятидесяти лет живу я на этой горе, а самому мне минуло восемьдесят. Искусен стал и летаю, когда того захочу. Хочу - на небо поднимусь, а хочу - на землю спущусь без помехи. Всемогуща «Сутра лотоса», и могу теперь Будду видеть, слышу его и сердцем волен стал. Паству просветляю, людей наставляю, всех живущих выручаю».

Когда занемог отец Ёсё и стоял уже на пороге смерти, сказал он в отчаянии: «Много у меня детей, а Ёсё среди них - любимейший. Пусть сердцем почует и придет свидеться со мной». Услышав его, Ёсё прилетел на крышу отчего дома, стал читать «Сутру лотоса». Люди выбежали поглядеть, в чем дело: голос слышно, а никого не видно. И сказал Ёсё отцу: «Отстал я от горестей этого мира и с людьми не бываю. Почтить твои седины прилетел я, «Сутру лотоса» почитать, с тобой поговорить». И еще сказал: «Восемнадцатого дня этого месяца воскурите благовония, цветы по земле рассыпьте - ждите меня. Я спущусь на аромат благовоний, буду сутру читать, говорить об Учении. Благодеяния родительские грех забывать».

Старики рассказывают: «Всякий год в конце восьмой луны Ёсё появляется на горе Хиэй, слушает молитвы, поклоняется великому учителю Дзикаку. В другое время его на горе не бывает. Спрашивают его - отчего так? Он же отвечает: Приношений паствы - сверх меры, обжигают они меня ледяным огнем, и не могу я вынести вони надушенных монахов».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:46:31  4372

О святом Сэйку с горы Сёся, что в земле Харима


Святой Сэйку с горы Сёся родился в западной части стольного града Хэйана. Он происходил из рода Татибана. Когда Сэйку только появился на свет, его правая ладонь была крепко сжата. Родители разжали ее - там оказалась игла. Через три дня мальчик пропал. Стали искать его - он тихо сидел в саду и играл с цветами. С рождения и до самой смерти с губ Сэйку не сходила улыбка, а лицо сияло добротой. Говорил ласково, не сквернословил, а только твердил «Сутру лотоса» и ожидал милостей от Будды.

Бродил Сэйку по святым местам и построил себе хижину далеко в горах, куда люди не заходят и птицы не залетают. Многие дни провел он без пищи, к очагу не подходил, огня не разводил. Так и жил. Молитвы «Сутре лотоса» силы поддерживали, а упорство бренное тело согревало.

Как-то раз отведал Сэйку во сне с изысканного стола. Проснулся и был сыт, а в зубах еда застряла. В другой раз из сутры высыпались чистые белые зерна риса. И еще видел во сне человека, оставившего что-то. Проснулся. Оказалось - снедь. А еще из сутры вываливались теплые лепешки вкуса несравненного - как сладкая небесная роса. Сэйку растолстел и упитанностью превосходил людей влиятельных.

В промозглую ночь продрог Сэйку в своих лохмотьях, и тело стало как льдышка, а он терпел и читал сутру. Тут с потолка упал ватный халат, и Сэйку смог прикрыть тело. Еще приходил невидимка и разговаривал с ним. Был то Будда или бодхисаттва? Или появлялся слуга - он повиновался Сэйку. Был то небожитель или дракон? Столько с Сэйку чудес случалось - всех и не упомнить.

Для своего спасения Сэйку сделал немало и спустился с гор к людям, дабы других спасать. Он переходил из храма в храм на горе Сёся. Послушать его приходили толпы монахов и мирян, людей высоких и низких. Таблички с именами прибывших высились горой, а приношения могли бы засыпать море. Кто видел это, думал, что встречают Будду, а кто слышал хоть слово из проповеди Сэйку, был уверен, что то сам Будда глаголет. Кому из даров доставалось хоть зернышко риса, радовался, как если бы в его руках оказались мощи Будды, кому доставался хоть клочок одежды, принимал его с благоговением, как если бы то была одежда самого Будды.

Бывший государь Кадзан дважды посещал гору Сёся. Во второй раз приезжал с монахом Энгэном. Тот запечатлел Сэйку во время вечерыей молитвы. Когда Энгэн отложил в сторону кисть, содрогнулись горы, затряслась земля. Испугался Кадзан, задрожали и остальные. Сэйку же сказал: «Не бойтесь. Земля трясется оттого, что рисует меня монах алчный. И еще раз трясти будет». И вправду - когда живописец работу закончил, земля и горы содрогнулись с силой. Кадзан упал и склонился перед Сэйку. Тут Сэйку почуял, что пришел его смертный час. Ушел он в свою келью и сел неподвижно, душа очистилась, и покой снизошел на него. Стал читать «Сутру лотоса», дыхание его прекратилось, и Сэйку скончался.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 11:46:59  4373

О святом Куватори из земли Этиго


Покуда святой Куватори в миру жил, мыслями был неправеден. И хоть взошли семена, посеянные в прошлых рождениях, и он обрил голову и вступил на Путь, но был глуп и к учению негоден. Только почитывал изредка «Сутру лотоса» и ничего другого знать не хотел. Но потом, собравшись для веры с силами, зло отринул. С рассвета и до заката не расставался теперь с «Сутрой лотоса», а с наступлением сумерек и до утра читал ее. Когда только вступал он на Путь, Куватори смастерил статую Великого священного Будды высотою в пять или шесть дзё. Вставал перед ней и «Сутру лотоса» читал. Поэтому люди прозвали его Святым Великого Будды. Потом стал он жить на горе Куватори. Поэтому его называли Святым Куватори.

Жил он не как люди и молился не как другие. За пятнадцать дней до полнолуния Куватори затворялся и еды не ел, а из пятнадцати дней после полнолуния ел только дней пять или шесть. Так он всегда делал, и удивительно это. Однажды взял Куватори с сотню горьких каштанов и первого дня десятой луны залез в землянку. Вышел оттуда в третьей луне на следующий год. Посмотрели, сколько у него каштанов - осталось половина.

Люди из Этиго, богатые и бедные, высокие и низкие, приходили ему поклониться, собирались, дабы сердцем просветлеть. Удивлялись они, как это святой столько дней без еды живет.

Жил тогда один смелый да удалой разбойник. И сказал он святому: «Люди все едою живы. Ежели не пить, не есть, тут и помрешь. Как же так? Ты схоронишься и не ешь и десять дней, и двадцать. Чудеса, да и только. А можешь ты так - ничего не есть и сутру читать?» Святой отвечал: «Будь по-твоему. Приходи, и сделаем, как ты того хочешь. Ничем меня не испугать». И святой удалился в уединенную хижину. Удалой разбойник дверь затворил крепко-накрепко и ушел. Святой был там три луны кряду, не ел, не пил и на волю не выглядывал. Не испражнялся, а только сутру читал не смолкая. Три луны миновало. Разбойник пришел, запор отпер, дверь отворил. Видит: святой жив-здоров, улыбается. Тогда слава Куватори еще приумножилась. Кто видел его, ладони почтительно складывал и на землю падал, дивился.

Когда же настал его смертный час, Куватори ученикам да и скажи: «Умру я тринадцатого дня этой луны. Грех великий на вас будет, ежели потащите в горы хоронить тело мое смердящее. Хочу умереть, вам хлопот не причиняя». Собрал хворосту побольше, на него залез, костер запалил и сжег себя, «Сутру лотоса» читая, телом не извиваясь. Так и исчез вместе с дымом.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:10:50  4374

Слово о запоминании «Сутры лотоса» и о воздаянии в этой жизни


В округе Кадзураки-но-ками земли Ямато в давние времена жил-был обожатель «Сутры лотоса». Человек этот происходил из рода Тадзихи. С самого рождения он был крепок умом и к восьми годам мог прочитать наизусть всю «Сутру лотоса», за вычетом одного иероглифа. Даже в двадцать лет он не мог запомнить его.

Как-то раз обожатель стал каяться в грехах перед статуей Каннон, и было ему видение. Явился муж некий и сказал: «В прошлом рождении ты был сыном Кусака-бэ-но-Сару из округи Вакэ земли Иё. Однажды ты читал «Сутру лотоса», сжег лампой один иероглиф и потом, не мог прочесть его. Теперь иди туда и убедишься». Обожатель открыл глаза в удивлении и сомнениях и сказал родителям: «Я должен отправиться в Иё по неотложному делу». Родители позволили.

Обожатель достиг округи Вакэ, отыскал дом Сару и, постучав в ворота, попросил открыть ему. Вышла улыбающаяся служанка. Она доложила хозяйке: «У ворот стоит гость. Лицом он - ваш покойный сын». Хозяйка посмотрела на обожателя и убедилась, что он точь-в-точь как - ее сын. Уже хозяин увидел обожателя, удивился и спросил: «Кто ты и откуда?» Гость поведал ему о себе. Обожатель тоже расспрашивал хозяина. Тот без утайки поведал о своем роде. Тут обожатель уразумел, что перед ним его родители в прошлом рождении. Он встал перед ними на колени и поклонился. Сару любезно пригласил его войти в дом, усадил на почетное место и спросил, глядя прямо в глаза: «Может быть, ты дух нашего сына?» Гость тогда поведал о своем видении и признал в пожилых супругах своих родителей в прошлом рождении. Сару рассказывал ему о сыне и, показывая дом, говорил; «Нашего покойного сына звали так-то, вот его комната, вот сутра, что он читал, вот его кувшин». Бывший сын вошел в комнату, взял «Сутру лотоса», раскрыл ее и увидел: один иероглиф сожжен лампой. Он покаялся в своем недосмотре, вписал недостающий знак и мог теперь читать без запинки. Убедившись в этом, родители и сын удивились, возрадовались и с тех пор исполняли родительский и сыновний долг.

В похвале говорится: «Благословен род Кусакабэ, чей сын шел верной дорогой и неустанно читал «Сутру лотоса» и в прошлой, и в настоящей жизни. В нынешней жизни он служил двум отцам. Поэтому имя его стало известно потомкам. Такое бывает со святым, но не с простым смертным. Верно говорю - чудо творится священной «Сутрой лотоса» и всемогущей Каннон. В «Сутре воздаяний за добрые и злые дела» говорится в подтверждение: «Хочешь знать семена прошлого - взгляни на плоды настоящего. Хочешь знать будущее воздаяние - взгляни на дела нынешние».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:13:36  4375

Слово о богатырше и ее подвигах


Овари-но-сукунэ-Кукури управлял округой Накасима в земле Овари. Это было, когда повелевал страной государь Сёму. Жена Кукури родилась в деревне Катава округи Аити той же земли. (Она приходилась внучкой монаху Додзё, который в давние времена жил в храме Гангодзи.) Она повиновалась мужу, была почтительна и мягка, как лучший шелк.

Однажды она соткала для мужа тонкую одежду из конопли. Цвет и узор были несравненны. В то время Управителем земли служил муж из рода Вакасакурабэ. Он увидел на Кукури прекрасную одежду и отобрал ее со словами: «Ты не должен носить такую одежду».

Жена спросила: «Что случилось с одеждой?» Кукури ответил: «Ее забрал Управитель Вакасакурабэ». Спросила еще: «Тебе жалко одежду?» Он ответил: «Очень жалко». Жена пришла к Управителю Вакасакурабэ, уселась перед ним и сказала: «Отдавай одежду». Тот возмутился: «Что это за женщина? Уведите ее». Но ее не могли сдвинуть с места. Двумя пальцами она подняла Вакасакурабэ вместе с сиденьем, вынесла вот так за ворота Управления делами, порвала в клочья рукава его одеяния и сказала: «Отдавай что взял!» Управитель Вакасакурабэ испугался и отдал одежду. Забрав ее, жена вернулась домой, выстирала ее и сложила. Она могла расщепить ствол бамбука на волокна тонкие, как нити шелка.

Узнав о случившемся, родители Кукури задрожали и сказали сыну: «Из-за твоей жены Управитель Вакасакурабэ сживет тебя со свету». В великом страхе они говорили: «Как она могла сотворить такое? Что теперь с нами будет? Мы не можем успокоиться». Поэтому жену навсегда отослали в родительский дом.

Некоторое время спустя она пошла стирать белье на реку Кусацу, что протекала возле деревни. В это время большое купеческое судно, груженное товаром, проплывало мимо. Кормчий увидел женщину, стал издеваться над ней и насмехаться. Женщина сказала: «Замолчи». И еще женщина сказала: «Тех, кто издевается над людьми, бьют по щекам». Услышав ее слова, кормчий разгневался. Он велел причалить и ударил женщину, но она не почувствовала боли. Она наполовину вытащила судно на берег, а корму затопила в воде. Кормчий нанял людей, живших неподалеку, чтобы те подняли товар и снова погрузили его на судно. Богатырша сказала: «Кормчий обидел меня, и потому я вытащила судно. Почему люди издеваются над бедной женщиной?» Она снова вытащила нагруженное судно далеко на берег. Моряки страшно испугались, упали на колени и сказали: «Мы виноваты перед тобой. Сжалься над нами». Богатырша простила их.

Даже пятьсот мужей не могли сдвинуть судно с места, и потому известно, что богатырша была сильнее пятисот мужей. В одной сутре говорится: «Если испечь рисовые лепешки и преподнести их Трем Сокровищам, приобретешь силу Нараэны, несокрушимого, как алмаз». Верно говорю - женщина стала богатыршей, потому что в прошлых рождениях совершала приношения Трем Сокровищам и монахам большими лепешками.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:16:09  4376

Слово о высокодобродетельном Гёги, распознавшем в женщине с ребенком ненависть прошлого и заставившем ее бросить дитя в реку


Высокодобродетельный Гёги прорыл канал Нанива, строил пристани, рассказывал об Учении, наставлял людей. Послушать его проповеди собирались монахи и миряне, высокие и низкие.

В то время в деревне Кавамата, что в округе Вакаэ земли Кавати, жила некая женщина. Она взяла с собой сына и пошла в храм, чтобы послушать проповедь. Ребенок плакал и кричал, мешая слушать. Сыну минуло уж десять лет, но он не умел ходить. Не зная отдыха, он плакал, кричал, пил молоко и ел. Высокодобродетельный сказал: «Женщина, унеси ребенка и брось в реку». Люди услышали его слова и зашептались: «Отчего это сострадательный святой повелел ей избавиться от ребенка?»

Мать любила сына и не выбросила его. Взяв сына на руки, она слушала проповедь. На следующий день женщина снова взяла его в храм. Он надоедливо плакал и мешал прихожанам слушать проповедь. Высокодобродетельный закричал: «Брось ребенка в реку!» Обуреваемая сомнениями, но не в силах ослушаться, мать бросила сына в омут. Он всплыл, барахтался, колотил ногами по воде, таращил глаза и сказал со злобой: «Какая жалость! А я хотел жить за твой счет еще три года».

Пораженная женщина вернулась, чтобы дослушать проповедь. Высокодобродетельный спросил: «Ты выбросила ребенка?» Мать без утайки поведала о случившемся. Высокодобродетельный сказал: «В прошлом рождении ты взяла у него взаймы и не вернула долг. Поэтому он стал твоим сыном, чтобы есть твою еду в счет долга. Твой ребенок - это заимодавец в прошлом».

О, горе! Как можно умереть, не расплатившись с долгами? Ведь воздаяния в следующем рождении не избежать! Поэтому в «Сутре спасения» говорится в подтверждение: «Он занял соли на один сэн и не возвратил долг. Чтобы отработать долг, он переродился быком и таскал соль заимодавца».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:20:03  4377

Слово о жене, съеденной злым духом


Во время правления государя Сёму по всей странераспевали:Кто тебя в жены возьмет,
Ёродзу-но-ко из деревни Амути?


В деревне Амут, что в округе Тоти земли Ямато, жила тогда семья Кагами-цукури-но-мияцуко, богатствами владевшая немалыми. В семье той росла дочь пригожая по имени Ёродзу-но-ко. Она была незамужняя девственница. Хотя люди знатные и сватались к ней, она им отказывала.

Прошло сколько-то лет. Один человек посватался к ней и спешно послал три воза красивых одежд. Ёродзу-но-ко обрадовалась и была ласкова с ним, согласилась стать его женой и приняла на брачном ложе. В эту ночь она три раза прокричала из спальни: «Мне больно!» Родители услышали крики и сказали друг другу: «Ей больно, потому что она не привыкла». Они пожалели дочь и снова - заснули.

На следующее утро родители встали поздно. Мать постучалась к дочери, звала ее, кричала, да только никто не отвечал. Удивилась она, дверь открыла и видит: все тело дочери, кроме головы и одного пальца, сожрано. Родители исполнились страха, ужаса, боли и горя. Поглядели на подаренные одежды, а они обернулись костями звериными, три же воза превратились в дерево карахадзиками. Слух о том пронесся повсюду, сбежались люди. Увидев останки, они не могли прийти в себя. Голову Ёродзу-но-ко уложили в заморский ящик, а утром седьмого дня ее поставили перед статуями будд и отслужили службу поминальную.

Раньше смерти была песня. То было дурное знамение. Кто-то говорит - то умысел таинственный божества, а некоторые - что виноват дух. Но оглянемся и узрим грехи Ёродзу-но-ко в прошлом рождении. Случаются и такие вот чудеса.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:22:14  4378

Слово об убийстве, ненависти, перерождении лисой и собакой и о взаимном мщении


Эйго стал монахом в храме Кофукудзи, что в восточной части стольного града Нара. Одни говорят, будто происходил он из рода Асия-но-кими, другие - что из рода Итики. Эйго родился в округе Тэсима земли Сэццу, а жил и молился в деревне Кумано округи Муро земли Кии. Как-то раз некий крестьянин из этой деревни захворал и пришел в храм, где жил монах. Он попросил вылечить его. Когда монах читал заклинания, больному легчало. Когда замолкал, хворь тут же возвращалась.

Так прошло много дней, а больному не становилось легче. Поклявшись вылечить его во что бы то ни стало, Эйго читал заклинания. Тут дух овладел больным, и он сказал: «Я - лиса и не уступлю тебе. Монах, перестань бороться со мной». Эйго спросил: «В чем дело?» Дух ответил: «Этот человек убил меня в прошлом рождении, и теперь я мщу ему. Когда он умрет, то переродится псом и загрызет меня». Пораженный монах пытался изгнать духа, но тот не поддавался и замучил крестьянина до смерти.

Через год заболел ученик Эйго. Его уложили туда же, где Эйго лечил крестьянина. К монаху пришел некий человек. Он привязал своего пса, а тот лаял и прыгал, пытаясь перегрызть цепь и сорваться с привязи. Монах недоумевал и сказал гостю: «Отвяжи его, и тогда узнаем, в чем дело». Как только пса спустили с цепи, он вбежал в комнату больного и выскочил оттуда с лисицей в зубах. Монах пытался обуздать пса, но тот не выпускал лису и загрыз ее.

Верно говорю - покойник вернулся, чтобы отомстить. О, месть, что не знает конца! Из-за нее царь Хируры уничтожил девяносто девять миллионов девятьсот тысяч шакьев. Если местью платить за месть, ей не будет конца и будет она катиться, как колесо повозки. Сдержанность есть добродетель владеющего собой. Он почитает врага как учителя и не желает мести. Поэтому вражда есть учитель сдержанности. Вот в книге и говорится в подтверждение: «Необузданный может убить даже родную мать».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:26:11  4380

О чернокожем монахе Ансё


У монаха Ансё кожа была черная-пречерная. Как тушь для бровей или как уголь. Стыдился он своей черноты и людей сторонился.

Ансё «Сутру лотоса» читал голосом благозвучным. Люди слышать его спешили и внимали благоговейно. И дал Ансё обет - изваять статую Будды, переписать «Сутру лотоса» и, освятив их, поклоняться. Проникнувшись его благочестием, бедняки раздевались и одежду жертвовали, а хворые из сострадания лекарства отдавали.

Пошел как-то Ансё в храм Хацусэ и молился Каннон: «Отчего не такой я, как все, и кожа у меня черная? От всевидящего ока твоего ничто не утаится - открой мне причину». Так три дня молился он в храме, и в полночь было ему видение: благородная жена красоты несравненной, одетая в одежды благоуханные, сказала: «Открою тебе тайну. В прошлом рождении был ты волом черным. Неподалеку человек жил -- каждый день читал он «Сутру лотоса». Благословением этим избавлен ты от скотского вида и рожден в мире людей и можешь теперь человеком «Сутру лотоса» слушать. Оттого в нынешнем рождении поклоняешься ты «Сутре лотоса», но от прошлого черную шкуру унаследовал. Не плачь. Будущее избавит тебя от нее, вознесешься ты и предстанешь перед светлыми очами Амиды и просветлен будешь».

Ансё глаза открыл и поклонился Каннон до самой земли. Обет исполнив и собравшись с душевными силами, приступил он к чтению «Сутры лотоса». Не зная отдыха, творил Ансё добро. Так и жил он долгие годы с сердцем покойным и невозмутимым, просветления достигнув.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:27:39  4381

О монахе Какунэне


Какунэн был учеником Мэйкая. Ненавидел он путы мира и устремлялся душою к Учению Будды. Волосы обрив, покинул он дом, стопы направил на Путь истинный, надел одежду монашескую и принял посвящение, достоинства полон. Сердцем был чист, нравом - кроток. Греха сторонился, а согрешит - покается. Сердцем укрепившись, «Сутру лотоса» читал. Только всегда так было - станет читать, а три строки выговорить не может. Станет на память читать, дойдет до того места - и позабудет. Сколько ни учил, запомнить не мог. Святой уж и плакал, и Трем Сокровищам молился, бодхисаттве Фуген поклонялся, о пригляде просил. Явился ему во сне монах годами старый и сказал: «Знаю я, отчего ты три строки запамятовал. В прошлом рождении был ты жучком книжным, жил в «Сутре лотоса» и три строчки съел. Жил в сутре - оттого родился человеком и «Сутру лотоса» читать можешь. Но три строки съел и оттого их запамятовал. Теперь же в грехе своем с усердием покайся, сердце верою наполни. Тогда и я тебе помогу - память верну».

Проснулся Какунэн и три строки те запомнил как есть и читал теперь без запинки.

После того как грех его Какунэну открыт был, читал он сутру с рвением и усердием каждый день по три раза, от правила своего не отступаясь. Славу и богатство этого мира отринув, долгие годы ожидал он просветления. Если так он жил, кто усомнится, что он вознесся?

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:37:02  4382

Слово о немедленном воздаянии за веру в бодхисаттву Каннон


Престарелый монах Гёдзэн происходил из рода Катасибэ. В те времена, когда государыня Суйко управляла Поднебесной из дворца Оварида, его отправили учиться в страну Когурё. Но воины Тан разграбыили страну, и он скитался с места на место.

Однажды случилось так, что он не мог переправиться через реку, поскольку мост оказался разрушен, а лодки у него не было. Гёдзэн стоял на обрушенном мосту и размышлял о Каннон. Тут какой-то старец подъехал на лодке и перевез его на ту сторону. Только успел Гёдзэн ступить на берег, а старик сделался невидим. Лодка тоже мигом исчезла. Тогда Гёдзэн уразумел, что старик был воплощением Каннон. Гёдзэн дал обет изваять статую Каннон и поклоняться ей. В конце концов он попал в страну Тан, изваял статую Каннон и поклонялся ей день и ночь. Его называли Учителем Закона с Речного Берега. Никто не превосходил его крепостью духа, и сам танский государь относился к нему с почтением. Гёдзэн вернулся в Японию вместе с посольством во втором году эры Заботы о Престарелых. Он жил в храме Кофукудзи и до самой смерти поклонялся без устали статуе Каннон. Верно говорю - трудно представить себе ее могущество!

В похвале говорится: «Престарелый монах учился в дальних странах и терпел лишения. Однажды он не мог переправиться через реку. Стоя на мосту, он размышлял о священной Каннон и доверился ей. Каннон обернулась старцем, пришла на помощь и мигом исчезла после того, как они расстались. Изваяв статую Каннон, Гёдзэн без устали поклонялся ей днем и ночью».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:38:20  4383

Слово о бедствиях войны, о почитании статуи бодхисаттвы Каннон и о воздаянии в этой жизни


Оти-нр-атаэ был предком управителя округи Оти в земле Ие: его послали на помощь войскам Пэкче, и во время войны он попал в плен к танским воинам. Те привезли его в свою страну. Восемь японских воинов жили там на острове. Им удалось раздобыть статую бодхисаттвы Каннон. Воины поклонялись ей и молились. Сговорившись, они тайно сосну срубили, лодку сделали и бережно доставили на нее статую Каннон. Каждый из них молил Каннон о счастливом возвращении. Западный ветер принес их прямо на остров Цукуси.

При дворе узнали о случившемся и потребовали воинов для расспросов. Государя тронул их рассказ. Он спросил, чего они желают. Оти-но-атаэ сказал: «Я хочу управлять округой». Государь пожаловал ему округу. Став Управителем, Оти-но-атаэ построил храм и поместил туда статую Каннон. И ныне его потомки почитают ее.

Судьба Оти-но-атаэ устроилась всемогуществом дивным Каннон и его верой глубокой. Ожила даже деревянная статуя покойной матери, поскольку ее сын Дин-лань поклонялся ей. Даже женщина на картине, которую возлюбил монах, отдалась ему. Как же Каннон может не откликнуться на молитву?

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:40:26  4384

Слово о ревностном почитании Каннон, молитвах о богатстве и о даровании счастья в этой жизни


В те времена, когда бывший государь Сёхо-одзин-Сёму управлял Поднебесной из дворца Нара, Митэсиро-но-Адзумабито отправился в горы Ёсино, дабы исполнять Закон Будды и молиться о богатстве. Прошло три года. Он молился, призывая Каннон, и говорил: «Прошу тебя: дай мне десять тысяч медных монет, десять тысяч мер белого риса и много красивых женщин».

Авато-но-асоми носил младший третий ранг. У него росла дочь. Она была не замужем и еще не познала мужчину. Вдруг она захворала, находясь в их доме, что в Хиросэ. Она никак не могла выздороветь и очень страдала. Авато послал гонцов на все восемь сторон, чтобы они позвали монахов и упасака. Поклонившись, гонцы призвали Адзумабито и просили его читать заклинания. Сила заклинаний вылечила дочь. Она полюбила Адзумабито и отдалась ему. Ее родители схватили Адзумабито и заточили в темницу. Дочь любила Адзумабито. Она плакала и не отходила от темницы. Родственники посоветовались и освободили Адзумабито, отдали ему в жены дочь и сделали наследником всех богатств дома. Ему пожаловали пятый ранг.

Прошло сколько-то лет, и его жена оказалась при смерти. Она сказала младшей сестре: «Я умираю. У меня есть желание заветное. Не знаю только, выполнишь ли ты его». Сестра отвечала: «Я сделаю, как ты того пожелаешь». Жена Адзумабито сказала: «Я никогда не забуду благодеяния Адзумабито. Отдай свою дочь за него замуж, чтобы она стала хозяйкой в доме». Сестра выполнила ее волю, отдала дочь замуж за Адзумабито, и та стала хозяйкой дома.

Адзумабито была дарована счастливая судьба. Достиг он того молитвами дивными своими всемогущей Каннон. Кто в том усомнится?

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:41:36  4385

Слово о воздаянии в этой жизни за веру в Три Сокровища, почитание монахов и чтение сутр


В девятой луне четвертого года эры Божественной Черепахи, в год зайца, государь Сёму охотился со свитой на горе Ямамура в округе Соу-но-Ками. Государь погнался за оленем, но он скрылся в доме крестьянина в деревне Хосомэ. Не зная, что к чему, крестьяне убили оленя и съели. Государю это стало известно, и его слуги схватили крестьян. Они схватили и мужчин, и женщин, всего числом более десяти. Те дрожали от страха, и некого им было попросить о помощи. Они уповали лишь на божественную силу Трех Сокровищ - она одна могла помочь им в беде.

Услышав, что статуя Будды высотой в один дзё и шесть сяку из храма Дайандзи часто исполняет молитвы, они послали человека в храм и просили монахов читать сутры. Крестьяне просили также: «Когда нас поведут к чиновникам, откройте южные ворота храма, чтобы мы могли без помехи молитвы возносить. И еще: когда нас приведут во дворец, звоните в колокол».

Монахи сделали, как их просили: звонили в колокол, читали сутры и открыли ворота, чтобы крестьяне могли молиться. В сопровождении государевых слуг крестьян привели во дворец. Их поместили в комнату для стражников. В это время родился царевич. Государь возрадовался и всех преступников в Поднебесной помиловав Простил и крестьян. Чиновники раздавали подданным подарки, и ликованию не было конца.

Верно говорю - крестьян помиловали, ибо заслужили они того чтением сутр, а статуя Будды над ними смилостивилась.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:42:49  4386

Слово о ревностном переписывании «Сутры лотоса» и о чуде дивном


Во времена правления государя Сёму в округе Сагарака земли Ямасиро жил некий муж. Он дал обет переписать «Сутру лотоса». Имя его неизвестно. Дабы отблагодарить родителей, государя, Три Сокровища и всех живущих, переписал он «Сутру лотоса» и разослал гонцов на все четыре стороны, велев найти сандаловое дерево для хранения сутры.

Наконец дерево купили в столичном граде Нара за сто монет. Обетчик позвал человека умелого, дабы тот снял размеры и изготовил ларец. Когда работа была закончена, обетчик попытался вложить сутру в ларец, да не смог, ибо свитки оказались ларца длиннее. Горю его не было конца. Поскольку он не мог вновь найти дерево, обетчик сотворил молитву, отслужил службу, как указано в сутрах, монахов позвал и тридцать семь дней решил посвятить покаянию. Он плакал и молился, как бы ему новое дерево обрести. Прошло двадцать семь дней. Он попробовал вложить сутру в ларец и увидел, что он стал длиннее и не хватает лишь чуть-чуть, чтобы свитки поместились. С еще большим усердием он принялся за пост и покаяние. Когда прошло тридцать семь дней, он смог вложить сутру в ларец. Он поразился и спрашивал: стали ли свитки короче или ларец длиннее? Когда же сравнили длину свитков и ларца с прежними измерениями, то они оказались одинаковыми.

Верно говорю - чудо явлено было сутрой всемогущей, а праведник тем самым веру свою испытал. Кто в том усомнится?

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:45:35  4387
(146Кб, 566x548)

Слово о страсти любовной к статуе богини Китидзё и о ее удивительном ответе


В горном храме Тину, что в округе Идзуми земли Идзуми, была глиняная статуя богини Китидзё. Во времена правления государя Сёму монах из земли Синано жил в этом горном храме. Очарованный статуей, он воспылал желанием, мысли о ней не оставляли монаха, и он по шесть раз в день молился статуе, говоря: «Дай мне женщину такую же красивую, как ты». Однажды монаху приснилось, что он возлежал с богиней. На следующий день на ее одежде он обнаружил отвратительное пятно. Увидев его, он устыдился и сказал: «Я просил женщину, похожую на тебя, а ты отдалась мне сама». Его обуревал стыд, и он не стал рассказывать людям о чуде.

Один его ученик ненароком узнал о случившемся. Через какое-то время его выгнали из храма за непочтение к учителю. После изгнания он пришел в деревню и, понося монаха, рассказал о том, что стало ему известно. Чтобы узнать, правду он сказал или нет, жители деревни осмотрели статую и обнаружили на ней мерзкое пятно. Монах не мог больше молчать и без утайки поведал о том, что было.

Верно говорю - вера глубокая без ответа не останется. Такие вот чудеса. Сбылось, что в «Сутре нирваны» сказано: «Похотливый желает даже нарисованную женщину».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:47:05  4388

Слово о бедной царевне, почитавшей статую богини Китидзё и заслужившей награду в этой жизни


Во времена правления государя Сёму двадцать три царевича и царевны уговорились задавать по очереди пиры. Среди них была одна бедная царевна. Уже отгуляла она на чужих пирах, настал срок и для нее, да только дом ее был пуст. Стыдясь своей несчастной судьбы, она пошла в молельню Хаторидо, что в левой части Нара. Обратившись лицом к статуе Китидзё, она плакала: «В прошлых рождениях посеяла я семена бедности и сейчас бедна. Меня угощали, и я легкомысленно поедала яства, приготовленные другими. Мой же дом пуст. Молю тебя - ниспошли мне достаток». Тут вбежал сын царевны и сказал матери: «Из прежней столицы Асука прибыли обильные яства». Услышав его слова, царевна покинула храм и увидела свою кормилицу. Кормилица сказала: «Я слышала, ты принимаешь гостей, и принесла тебе еды». Еда и питье издавали благоухание и аромат необычайные. Всего было вдоволь. Дорогую металлическую посуду несли тридцать человек.

Пришли гости и пиром остались довольны. Угощение было обыльнее, чем у них самих. Царевичи и царевны восхищались ее богатством и говорили: «Если бы она была бедна, то не смогла бы приготовить таких прекрасных кушаний. Они лучше наших». Танцы и песни были прекрасны, как небесная музыка. Одни гости снимали одежду и дарили царевне, другие одаривали ее платьями. Кто-то преподносил ей деньги и шелк, полотна и ткани. Радость царевны не знала предела, и она отдала одежды кормилице. Затем она пошла в храм, дабы поблагодарить священную статую, и тут увидела на ней одежды, что она подарила кормилице. Исполненная сомнений, она отправилась к ней. Та сказала: «Я ничего не знаю».

Верно говорю - богиня исполнила молитву и одарила царевну. Царевна разбогатела и от бедности больше не мучилась. Такие вот чудеса.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:48:38  4389

Слово о дурном сне и чутком сердце, о чтении сутр и чудесном спасении


В деревне Ямамура, что в округе Соу-но-ками земли Ямато, жила престарелая мать. Ее имя неизвестно. У нее была дочь. Она вышла замуж и родила двоих детей. Муж дочери служил чиновником. Ему назначили должность, и он уехал вместе с женой и детьми. Они прожили на новом месте сколько-то лет.

Мать же осталась в деревне и смотрела за домом. Вдруг она увидела во сне, что ее дочь попала в беду. Мать испугалась и хотела позвать монахов, чтобы те читали сутры для спасения дочери, но по бедности не пригласила. Но она не оставляла своего намерения и в конце-концов сняла одежду, выстирала и отдала монаху, чтобы тот читал сутру. Затем другое дурное предзнаменование было явлено ей во сне. Мать испугалась пуще прежнего, опять сняла одежду, выстирала ее и, как в прошлый раз, велела монахам читать сутры.

Дочь жила в доме, где служил ее муж. Однажды ее дети играли в саду, а сама она была в доме. Дети увидели, что семеро монахов сидят на крыше и читают сутры. Дети сказали матери: «Семеро монахов сидят на крыше и читают сутры. Скорее выйди и посмотри».

Голоса монахов напоминали жужжание роя пчел. Услышав чтение, мать удивилась и выбежала на улицу. И тут же обвалилась стена дома. А монахи разом исчезли. В великом испуге и страхе мать подумала: «Небо и Земля спасли меня от смерти под руинами».

Ее мать прислала слугу. Он рассказал о дурном сне и о том, как мать нанимала монахов для чтения оберегающих сутр. Услышав его слова, дочь исполнилась сердечного трепета и еще больше уверовала в Три Сокровища. Верно говорю - чтение сутр творит чудеса, а Три Сокровища оберегают нас.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:50:17  4390

Слово о глиняной статуе божества, излучавшей от ног сияние, и о чудесном воздаянии в этой жизни


На горе к востоку от столицы Нара стоял храм Консу. В горном храме жил упасака по имени Консу - по его имени называли и храм. Сейчас он зовется Тодайдзи. До постройки Великого Храма Тодайдзи, во времена правления государя Сёму, праведник Консу жил в храме, сердце направляя Путем Будды. В храме была статуя божества Сюконгодзин. Днем и ночью, отдыха не зная, Консу молился, привязав веревку к ногам божества.

Между тем от ног статуи разлилось сияние, достигшее государева дворца. Государь премного удивился и отправил гонца. Тот разузнал, что свет исходил из храма, где упасака исповедовался в грехах перед статуей Сюконгодзин, привязавшись веревкой к ее ногам. Тогда гонец немедля возвратился и доложил государю. Государь призвал праведника и спросил: «Чего ты желаешь?» Тот ответил: «Хочу стать монахом и изучать Закон Будды». Государь разрешил ему принять монашество под именем Консу. Государь восхищался им и предоставлял кров, одежду, еду и питье, цветы и благовония, так что праведник ни в чем нужды не знал. Люди восхищались монахом и называли его бодхисаттвой Консу, излучавшая свет статуя Сюконгодзин стоит теперь у северного входа в молельню Кэнсакудо храма Тодайдзи.

В похвале говорится: «Добродетелен праведник Консу! Он возжег огонь веры весной, а осенью разгорелось жаркое пламя. Сияние от ног божества раздуло огонь, и государь благоговейно откликнулся. Верно говорю - ни одна молитва не останется без ответа».
(«Нихон рёйки», II-21)


Комментарий:


Сюконгодзин (санскр. Ваджрадхара) - защитник буддизма, ведическое по своему происхождению божество, позднее вошедшее в буддийский пантеон.

привязав веревку к ногам божества - способ моления, когда другой конец веревки молящийся держит в руках. Стал популярен в период Хэйан, особенно среди адептов, ставивших своей целью возрождение в Краю Вечной Радости.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:54:00  4391

Слово о том, как сирота почитала бронзовую статую Каннон, и об удивительном воздаянии в этой жизни


В деревне, что в окрестностях храма Уэцуки в правой части столицы Нара, жила сирота. Мужа у нее не было, имя ее неизвестно. При жизни родителей семья слыла очень богатой. Они построили много домов и амбаров, отлили бронзовую статую бодхисаттвы Каннон высотой в два сяку и пять сун. Поставив возле дома молельню, поместили туда статую и совершали ей приношения.

Во времена правления государя Сёму родители умерли, рабы разбежались, лошади и коровы сдохли. Богатство улетучилось, дом обеднел. Сирота одна смотрела за пустым домом, горько плакала, рыдала днем и ночью. Услышав, что бодхисаттва Каннон часто исполняет молитвы, она привязала веревку к руке бронзовой статуи, совершила приношения цветами, благовониями и лампадным маслом и молилась о богатстве, говоря: «Я одна на свете сирота. Родители умерли. У меня ничего нет, и мой дом беден. Мне нечем поддержать тело. Молю тебя: сделай меня поскорее богатой, сжалься». Так она плакала и молилась день и ночь.

В деревне жил богач. Его жена умерла. Увидев девушку, он велел свахе посвататься к ней. Девушка ответила: «Я бедна. Тело мое голо, у меня нет одежды. Мне нечем покрыть лицо - как я могу войти в его дом?» Сваха вернулась и передала ее слова. Вдовец сказал: «Я хорошо знаю, что она бедна и у нее нет одежды. Но я хочу знать только одно - согласна она или нет?» Сваха передала его слова. Девушка снова отказалась. Тогда вдовец пришел без спросу сам. Девушка согласилась стать его женой, и они спали вместе.

Следующие дни с утра до вечера лил дождь. Поэтому вдовец оставался у сироты три дня. Он проголодался и сказал: «Я хочу есть. Приготовь что-нибудь». Сирота ответила: «Сейчас принесу». Она развела огонь в очаге и поставила пустой котел, вытирая слезы со щек. Она ходила по пустому дому и тяжко вздыхала. Сполоснув рот и вымыв руки, сирота вошла в молельню, привязала веревку к статуе и сказала, плача: «Избавь меня от позора. Ниспошли мне скорее богатство». Выйдя из молельни, она снова направилась к пустому очагу, вытирая слезы со щек.

В час обезьяны в ворота вдруг постучались, и кто-то позвал сироту. Она вышла и увидела кормилицу соседа. В большом ларе она принесла всякую еду и питье. Яства благоухали, и всего было вдоволь. Кормилица принесла и бронзовую посуду на лакированных подносах. Там было все что нужно. Кормилица отдала ларь со словами: «Хозяин услышал, что в доме гость, и послал меня. Только верни потом, пожалуйста, посуду». Сирота возрадовалась, и ее сердце наполнилось счастьем. Она сняла свою черную одежду, преподнесла ее кормилице и сказала: «Мне нечем отблагодарить тебя, кроме как этой грязной одеждой. Но прошу - возьми ее и надень». Кормилица взяла одежду, надела ее и тут же ушла.

Сирота приготовила угощение. Муж увидел еду, удивился и смотрел на жену, а не в тарелки. Утром он ушел и прислал десять кусков шелка и десять мешков риса. В записке говорилось: «Скорее сшей из шелка одежду, а из риса свари вина».

Сирота пошла в дом соседа выразить свою признательность, но хозяйка сказала: «Ты с ума сошла! В тебя вселился дух? Я ничего не знаю». Кормилица сказала: «Я тоже ничего не знаю». Вот так обругали сироту, а она вернулась домой и собралась, по обычаю своему, молитву сотворить. Она зашла в молельню и увидела, что черная одежда, которую надела кормилица, была на бронзовой статуе. Тут она уразумела, что Каннон сотворила чудо. Сирота уверовала в карму и почитала статую с еще большим рвением. После чуда того стала она богатой, как и прежде, не голодала и горя не знала. Супруги прожили вместе жизнь долгую-предолгую. Такие вот чудеса.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 13:56:43  4392

Слово о нищенке, разбогатевшей благодаря почитанию тысячерукой Каннон


Ама-но-цукаи-Миномэ жила на девятой улице второго квартала левой части столицы Нара. Она растила десятерых детей, бедна была неслыханно и средств никаких не имела. Год почти молила она о богатстве тысячерукую Каннон в храме Анахо. Во время правления государя Дзюннина, зимой седьмого года эры Небесного Покоя и Знаков Закона, десятого дня десятой луны года зайца, к ней нежданно-негаданно пришла сестра и оставила в доме кожаный сундучок. Его ножки были испачканы конским навозом. Она сказала: «Я скоро вернусь. Пускай пока мои вещи побудут у тебя».

Миномэ ждала сестру, но напрасно. Тогда Миномэ отправилась к брату и стала расспрашивать его о ней. Брат ответил, что ничего не знает. Заподозрив неладное, Миномэ открыла сундук и нашла там сто кан монет. Купив, по обычаю своему, цветов, благовоний и масла лампадного, она совершила приношения тысячерукой Каннон и вдруг увидела, что ноги статуи измазаны конским навозом. Тогда она догадалась, что деньги были дарованы бодхисаттвой.

Прошло три года. Обнаружилось, что из денег на строительство храма тысячерукой Каннон пропали сто кан. Тогда уразумели: монеты в кожаном сундуке были из тех денег. Верно говорю - Каннон одарила ими Миномэ.

В похвале говорится: «Добродетельна была престарелая мать из семьи Ама-но-цукаи. Утром она видела голодных детей и обливалась кровавыми слезами, а вечером возжигала благовония и молилась Каннон. Каннон услышала молитвы Миномэ и одарила ее. Окончились печали бедности, святая Каннон исполнила молитвы Миномэ, забил источник благополучия, дети наелись и оделись. Верно говорю - сострадательная Каннон пришла Миномэ на помощь. То была награда за купленные ею благовония». В «Сутре нирваны» говорится: «Мать, любящая своих детей, да возродится на небе Бонтэн». Такие вот чудеса.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 14:04:47  4393

Слово о монахе, награжденном в этой жизни за веру в одиннадцатиликую Каннон


Бэнсо был монахом в храме Дайандзи. С рождения славился он красноречием. Он передавал Будде молитвы людей, и многие знали его, многих воодушевлял он.

Во времена правления государыни Абэ Бэнсо взял взаймы тридцать кан из денег школы Дайсутараку храма Дайандзи и никак не мог вернуть долг. Служители храма понуждали его. Поскольку у Бэнсо денег не было, он отправился в горный храм в Хацусэ и молился одиннадцатиликой Каннон. Держась за веревку, привязанную к руке бодхисаттвы Каннон, он говорил: «Себе на потребу истратил я деньги школы Сутара храма Дайандзи, и мне нечем вернуть долг. Прошу тебя: дай мне эти деньги». Он повторял имя Каннон и молился. Служители храма последовали за ним, чтобы потребовать долг. Он отвечал им: «Подождите немного. Я молюсь бодхисаттве о деньгах. Недолго ждать осталось».

Тогда же царевич Фунэ, по счастью, оказался в храме и отслужил там службу. Между тем Бэнсо, держась за веревку, привязанную к статуе, продолжал молиться: «Дай мне скорее денег, чтобы я мог расплатиться сейчас же». Услышав молитву, царевич спросил ученика Бэнсо: «Что означают его слова?» Ученик поведал ему, в чем дело. Услышав рассказ, царевич дал денег для уплаты долга. Верно говорю - чудо явлено было благодаря состраданию Каннон и глубокой вере монаха.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 14:05:49  4394

Слово о монахе, в море не утопшем благодаря чтению сутр Великой Колесницы


В стольном граде Нара жил монах досточтимый. Имя его неизвестно. Он неустанно читал сутры Великой Колесницы, жил в миру и семью кормил, деньги ссужая. Дочь его единственная замуж вышла и жила с мужем от родителей отдельно.

Во времена правления государыни Абэ мужа ее назначили на службу в Муцу. Он занял у тестя двадцать кан, одежонку себе справил и выехал на место службы.

Минул год, а он выплатил только сам долг, но не проценты, которые выросли к тому времени до величины долга. Шло время, и тесть снова потребовал вернуть долг. Зять затаил ненависть и искал случая, чтобы убить его. Тесть, однако, не догадывался об этом и понуждал, как обычно, вернуть деньги. Однажды зять сказал тестю: «Я хочу взять вас в Муцу». Тот согласился. Они сели на судно, направлявшееся туда. Зять сговорился с матросами, связал тестя и бросил в море.

Когда зять приплыл домой, то сказал жене: «Твой отец хотел повидаться с тобой, и я взял его с собой. Вскоре случился шторм, и судно пошло ко дну. Отец не смог спастись и утонул. Он скрылся в пучине, а сам я едва спасся». Убитая горем, жена заплакала и сказала: «Какое несчастье - я потеряла отца! Сокровище будет потеряно, как ни оберегай его. Я сама теперь убедилась в этом. Легче найти жемчужину на дне моря, чем увидеть отца и собрать его кости. Какое несчастье! Какое горе!»

Монах же погрузился в воду, истово читая сутры Великой Колесницы. Вдруг вода расступилась, и он нащупал ногами дно. Прошло два дня и две ночи, и другое судно, державшее путь в Муцу, проплывало мимо. Моряки заметили на поверхности воды веревку, остановили судно и вытащили монаха. Он выглядел как обычный человек. Моряки в великом удивлении спросили: «Кто ты такой?» Монах отвечал: «Я такой-то, на меня напали разбойники, связали и бросили в море». Еще спросили: «Монах, каким чудом ты спасся от смерти?» Он ответил: «Я неустанно читаю сутры Великой Колесницы. Истинно говорю - их промыслом дивным я и спасся». Он не открыл имени зятя и попросил моряков отвезти его в Муцу. Они доставили его туда, как он того пожелал.

Зять заказал заупокойную службу по тестю и совершил приношения Трем Сокровищам. Тесть же скитался и просил милостыню неподалеку. Вместе с другими бродячими монахами ему довелось прийти на ту службу, Когда обносили угощением, он спрятал лицо. Но когда сам зять предложил подношения монахам, тесть, брошенный им в море, протянул руки, чтобы принять их. Глаза зятя забегали, и лицо побагровело. Он спрятался, сраженный ужасом. Тесть улыбнулся и не вспоминал зла, до самой смерти лиходейства не открыв.

Вода расступилась, тесть не утонул, его не сожрали ядовитые рыбы. Он остался жив. Верно говорю - чудо случилось дивным промыслом сутр и будд.

В похвале говорится: «Хорошо, что тесть, проявил снисходительность и не обвинил зятя в злодействе. Нет сомнений - он был примером прощающего. Сбылось, как в сутре сказано: «Платить местью за месть - все равно что поджигать сено, но платить за месть добром - все равно что заливать пламя водой».

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 14:08:35  4395

Слово о том, как бодхисаттва Мироку молитву услышал и чудо сотворил


В деревне Оэ, что в округе Саката земли Оми, жил богач. Имя его неизвестно. Он дал обет переписать «Шастру об учителе Юга», но прошло много лет, а он обета не исполнил. Богатству дома пришел конец, и ему не на что стало жить. Он оставил дом, бросил жену, детей и подвижничал в поисках счастья. Он ежечасно горевал о неисполненном обете.

Во времена правления государыни Абэ, осенью второго года эры Небесного Покоя и Хранящих Божеств, в девятой луне года лошади, он пришел в один горный храм и оставался там какое-то время. Возле храма рос куст. Вдруг на его коре явился лик бодхисаттвы Мироку. Праведник увидел его, поднял глаза к небу и обошел куст, молитву творя.

Многие люди прослышали про чудо и приходили посмотреть на лик. Одни совершали приношения рисом, другие - деньгами и одеждой. Добром этим праведник распорядился так: заказал переписчикам сто свитков шастры и освятил их. Затем лик вдруг сделался невидим.

Верно говорю - Мироку, пребывающий на небе Тосоцу, откликнулся на молитвы и сотворил чудо, вызвав у праведника прилив веры глубокой и принеся ему счастье на земле страданий. Кто усомнится в этом?

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 14:10:05  4396

Слово о том, как прозрела женщина, поклонявшаяся деревянной статуе будды Якуси


Деревянная статуя будды Якуси находилась в молельне Тадэхарадо деревни Тадэхара, что стоит к югу от пруда Косида в стольном граде Нара.

Во времена правления государыни Абэ в этой деревне жила слепая женщина. Она растила единственную дочь семи лет от роду. Ее муж умер. Вдова была самой бедной из бедных. Она не могла добыть себе пропитание и умирала с голоду. Женщина подумала: «Бедна я, ибо грешила много в жизни прошлой и жизни нынешней. Чем просто умирать с голоду, лучше творить добро». Попросив дочь взять ее за руку, она направилась к молельне и просила будду Якуси о прозрении, говоря: «Не о себе я забочусь, но о дочери. Вскоре умрем, если нам не поможешь. Прошу тебя: сделай так, чтобы прозрела я». Даритель увидел ее и из жалости отворил двери храма, пустил внутрь и позволил повторять имя Якуси перед статуей. Двумя днями позже ее дочь увидела, как из груди статуи капает сок, похожий на персиковое масло. Дочь сказала об этом матери. Мать пожелала того соку и попросила дочь напоить ее. Сок на вкус оказался сладок, и она прозрела. Верно говорю - горячие молитвы не останутся без ответа. Такие вот чудеса.

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 14:16:19  4397

Слово об обещании переписать «Сутру лотоса» и о спасении из завала, куда не проникал солнечный свет


В округе Аита земли Мимасака была гора, где находился казенный рудник. При государыне Абэ управитель земли Мимасака как-то раз повелел десяти мужам копать руду на этой горе. Вдруг вход в рудник стал содрогаться и рушиться. Люди перепугались, к выходу кинулись, но только девять из них успели выскочить. Один же замешкался и остался внутри. Камни сомкнулись и завалили вход.

Чиновники, люди знатные и незнатные подумали, что несчастного задавило и он погиб. Поэтому они горевали и печалились. Жена и дети погибшего тоже плакали и стенали. Они нарисовали лик Каннон, переписывали сутру и молились за погибшего. Так они провели семь дней.

Между тем муж, в завал попавший, подумал: «Я обещал переписать «Сутру лотоса», но до сих пор обета не исполнил. Если удастся спастись, непременно сделаю это». Он горевал и печалился в темном завале. До сих пор ему еще не приходилось испытывать таких страданий. Вдруг у входа появилась щель размером в палец, куда проник солнечный свет. Через щель вошел монах. В чаше он принес изысканные яства. Монах сказал: «Твои жена и дети совершили мне приношения едой и питьем, и потому я спасу тебя. Я пришел, поскольку ты плакал и горевал». Затем он вышел через щель.

Вскоре после того как монах ушел, над головой несчастного открылось отверстие. Через него пробивался солнечный свет. Величиной отверстие было с два сяку, и до него было пять дзё.

В то время тридцать с лишним мужей отправились в горы, чтобы запастись лозами. Они пришли к руднику. Несчастный увидел тени людей и закричал: «Вытащите меня!» Людям показалось, что то был писк, комара. Удивившись, они привязали к лозе камень и спустили его вниз. Несчастный схватил камень и потянул. Люди уразумели, что внизу находится человек. Тогда они свили из лоз веревку, сплели корзину, привязали корзину за четыре угла и спустили ее через шкив вниз. Несчастный сел в корзину, его подняли и отправили домой.

Радости и ликованию родственников и друзей не было конца. Управитель земли спросил его: «Какие добродетели спасли тебя?» Он рассказал ему все как есть. Чиновник был потрясен и возглавил общину верующих. Общинники, помогая друг другу, переписали «Сутру лотоса» и освятили ее.

Человек спасся из завала благодаря божественному промыслу «Сутры лотоса» и состраданию Каннон. Кто усомнится в этом?

匿名 ID: fYQW7Rpv Пнд 25 Июн 2012 14:16:43  4398

О монахе Дзинъю из земли Этиго


Монаха Дзинъю в миру звали Коси-но-Сёдайтоку. (По-разному он звался - других имен не называю). Он родился в округе Коси земли Этиго. Дзинъю читал «Сутру лотоса», приумножая благоухание веры, и в делах подвижнических не было ему равных. Духи и боги исполняли его повеления, властитель страны непременно его слушался, а люди простые ставили высоко.

В земле Этиго есть гора Кунигами. Один благодетель задумал доброе дело и исполнил его, поставив на горе пагоду. Когда же думал освятить ее, полыхнула молния, ударил Гром, разрушил пагоду, разнес ее в мелкие кусочки и скрылся. Даритель горевал и плакал без удержу. Еще раз отстроил он пагоду и снова хотел было уже освятить ее, но, как и в прошлый раз, ударил Гром, разрушил пагоду и скрылся. Так он разрушал пагоду не единожды. Даритель горевал - ведь никак он не мог исполнить свой главный обет. Он снова отстраивал пагоду, надеясь, что Гром больше не тронет ее.

Святой Дзинъю сказал дарителю: «Не плачь и не горюй. Чудесной силой Закона Будды я обороню пагоду от разрушителя, и так ты исполнишь обет».

И встал тогда Дзинъю возле пагоды, читая «Сутру лотоса». Тут облака собрались в тучу, стал накрапывать мелкий и частый дождик, засверкали, заблистали молнии. Даритель подумал, что снова Гром сейчас пагоду разрушит. Стал он горевать да кручиниться. А святой Дзинъю только сказал заклятие и продолжал в полный голос сутру чит